Джон Стивенсон - Эсхатология

Джон Стивенсон - Эсхатология
ЛЮТЕРАНСКАЯ ДОГМАТИКА  - Том XIII
При изложении конфессиональных лютеранских догматов, в настоящем труде учение будет сознательно и добросовестно извлекаться из Писания. Все Вероисповедания, начиная с Символов веры и заканчивая Формулой согласия, претендуют на право быть и являются прямыми истолкованиями Святого Писания. Коль скоро это так, то в их задачу входит никогда не уводить нас от Писания и не обобщать Писание таким образом, чтобы сделать его дальнейшее изучение необязательным. Они написаны для того, чтобы ввести нас в Писание. Именно такова их функция в истории Церкви, независимо от того, имеем ли мы в виду многочисленные комментарии на ранние Символы веры, составленные отцами Церкви, или изложения наших Вероисповеданий, написанные реформаторами и их последователями. Таким образом, читатель может заметить, что, по сравнению с другими работами в области современного догматического богословия, за исключением лишь необъятной Христианской догматики Карла Барта, настоящий догматический труд содержит гораздо более непосредственное и широкое толкование. Это является общим свойством и условием конфессиональных лютеранских догматических трудов.
 
Настоящий труд представляет собою некую разновидность loci communes, повторение главных тем Писания на основании конфессиональных лютеранских принципов и образца мысли. Лютеранские Вероисповедания как таковые никогда не претендовали на то, чтобы быть окончательными изложениями понимания и толкования Писания. При этом мы вспоминаем утверждение Лютера относительно oratio, meditatio и tentatio [молитвы, размышлений, проверки] с его выпадами против богословского всезнания и то, насколько часто это утверждение Лютера повторяли постреформаторские богословы в своих догматических трудах. Вероисповедания всегда вводят глубже в Писания, особенно когда у новых культур и у последующих поколений возникают новые вопросы, на которые может ответить лишь богословие, извлеченное из Писания и построенное по образцу лютеранских Вероисповеданий.
 

Джон Р. Стивенсон - Эсхатология

Редактор Роберт Д. Пройз
Фонд «Лютеранское наследие»
WORLD WIDE PRINTING DUNCANVILLE, USA 2001
 

Джон Стивенсон - Эсхатология - Содержание

Общее вступление
Предисловие
Сокращения
Часть первая: введение
  • 1.  Всеобщее отступничество — знамение нашего времени
  • 2.  Что такое эсхатология?
  • 3.  Осуществленная и действующая эсхатология в Святом Писании и в Книге Согласия
Часть вторая: конец человека-микрокосма
  • 4.  Временная смерть
  • 5.  Бессмертие души
  • 6.  Переходное состояние души
Часть третья: Конец мира (макрокосмическая эсхатология)
  • 7.  Знамения пришествия нашего Господа
  • 8.  Парусия и сопутствующие ей обстоятельства
  • 9.  Завершение суда над окончательно нераскаянными людьми: ад и вечное проклятие
  • 10.Завершение Евангелия в Небесной жизни блаженных

Джон Стивенсон - Эсхатология - Последний суд

Заключительное утверждение Второго артикула Апостольского символа веры о том, что наш Господь вновь «придет судить живых и мертвых», ясно формулируется на всех уровнях свидетельства Нового Завета, подтверждающего связь между парусией и судом. Еще Св. Иоанн Креститель провозглашал суд как часть деяния Христова через образ отделения Им пшеницы от соломы (Матф. 3:12; Лук. 3:17). Это пророчество родственника Господня было принято Самим нашим Господом в Его притче о пшенице и плевелах (Матф. 13:30) и ее истолковании (Матф. 13:41). То, что Иисус столь ясно изложил во вступительных словах притчи об овцах и козлах (Матф. 25:31), перешло в апостольскую проповедь (Деян. 10:42; 17:31; Рим. 2:5 и далее, 16; 1 Кор. 4:5; Иак. 5:9; Откр. 14:14-20; 19:11-21; 20:11-15). И все же эта неотъемлемая часть правила веры на практике отрицается богословами, которые отрицают авторитет Писания, в то же время формально оставаясь христианами. Так, Ганс Кюнг презрительно замечает: «Картина великого публичного собрания на суд всего человечества, миллиардов и миллиардов людей, представляется не более чем картиной». Заблуждение Кюнга связано не столько с обнаружением фигуральности языка Писания применительно к последнему суду, сколько с отметанием в сторону образного выражения как «просто» метафоры. Воссядет Сын Человеческий на реальном престоле или нет (Матф. 25:31) — это не столь важно, но дело заключается именно в том, что истина касательно судьбы всех людей станет известна при встрече всего человечества с Самим Иисусом при Его парусии.

Хёнеке особенно преуспел в пролитии света на гармонию, существующую между частичным судом, определяющим судьбу каждого человека в момент смерти (Евр. 9:27), и всеобщим судом в последний день. Отошедшие души не пребывают в состоянии неуверенности относительно приговора Судии между временной смертью и телесным воскресением, но испытывают небесное блаженство или адские страдания с момента отделения души от тела. Последний суд публично провозгласит истину о каждом человеке, которая была определена в момент его смерти:

«Нам следует делать различие между личным судом, который происходит в отношении каждого индивидуума в предсмертной агонии (in agone mortis), и всеобщим судом в последний день. Первый — сокровенный, второй — публичный. Мы должны отличать суд как таковой от явления суда. Последний суд не устроен таким образом, что в тот момент люди будут судимы в первый раз, но скорее (Иоан. 3:18) в последний день будет явлен (publice manifestatur. Матф. 25:32) суд, который имел место в момент смерти. Кроме того, будет публично возвещена справедливость суда, отсюда универсальность публичного суда».

В Святом Писании подчеркнут тот факт, что вершителем последнего суда выступает не просто Блаженная Троица или даже Вторая Ипостась как λόγος άσαρκος (т.е., до воплощения), но именно Вочеловечившийся Сын (Иоан. 5:27; см. также: Деян. 17:31; 10:42; Рим. 2:16; 1 Кор. 4:5; 2 Кор. 5:10). Писание запечатлевает правоту Кирилла в отношении Нестория и Лютера в отношении Цвингли. В Иоан. 5:27 нет никакого намека на άΧΧοέωσις Цвингли («изменение», «подмена», т.е., теория Цвингли о том, что приписывание божественных качеств человеческой природе Христа, встречающееся в Библии — просто почтительный оборот речи, не более. — Прим. теол. ред.), поскольку здесь невозможно превратить христологический титул «Сын Человеческий» в фигуру речи, которая обозначала бы Божию природу Господа. Суд передан Иисусу, потому что (δτι) Он есть Сын Человеческий. Сообщение всеведения святому человеческому естеству нашего Господа означает, что присущим Судие непогрешимым знанием всех людей и обстоятельств (1 Кор. 4:5) обладает единый Христос сообразно двум Своим природам.

Уместность исполнения Вочеловечившимся Господом судебного служения, в котором Отец и Святой Дух самым тесным образом с Ним объединены, очевидна тогда, когда мы помним, что критерием, определяющим судьбу каждого человека, является принятие или отвержение им Ипостаси и деяний Иисуса Христа. Хотя суд основан на реакции человека на Слово Божие (Лук. 11:28: «блаженны слышащие Слово Божие и соблюдающие его»), его исход полностью зависит от того, основана эта реакция на Законе или на Евангелии.

Люди, ставшие членами Тела Христова, избегают суда, основанного на Законе, поскольку они освобождены от всеобщего осуждения Закона своею верою в заместительное искупление Кровию Христа (Иоан. 5:24; Рим. 8:1, 31-34). Исповеданные и прощенные злодеяния верующих не учитываются в их суде, ибо они уже задолго до этого канули в бездну Божия прощения (Пс. 102:12). Спасение определяется не степенью присущей верующему праведности, которой он достиг в ходе своей борьбы за освящение жизни, а его связью со внешней Христовой праведностью, обретаемой верою. Но не так, чтобы вера, полагающаяся на Христа, могла хоть мгновение существовать вне источника всяческих добрых дел (Матф. 25:35 и далее; Иак. 2:18-26), даже если эти добрые дела состоят не более чем в терпеливом принятии заслуженного наказания, как это было в случае с кающимся разбойником. Христианин, будучи христианином, не страшится частного суда, которому он подвергнется в момент смерти, и о котором будет публично возвещено в последний день. Хотя число добрых дел, совершенных по благодати, определит степень славы, присужденной каждому члену духовного Тела, личность христианина не подвергнется никакой опасности на суде, поскольку отпущение грехов, которое Отец провозгласил этому миру при воскресении Иисуса, действительно обретено им через средства благодати.

Люди же, не являющиеся членами Тела Христова, подвергаются суду в соответствии с Законом, делами которого не оправдается ни один человек (Пс. 142:2; Рим. 3:20). Причина, по которой неверующие будут судимы согласно Закону, заключается в том, что их неверие делает Евангелие недействительным в отношении к ним. Провозглашение прощения верующим обвиняет тех людей, которые сознательно отвергают его (Иоан. 12:48). Свет, который прольет Христос на сокрытую истину, касающуюся каждого человека (1 Кор. 4:5), откроет трагедию осуждения неверующего (Иоан. 3:18), так как «гнев Божий пребывает на нем» (Иоан. 3:36). Ясные слова нашего Господа не допускают никаких сомнений относительно участи тех людей, которые в этой жизни слышат Евангелие и отвергают предложенную через него Божию милость во Христе.

 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Tov