Элиот – Избранное - Религия, культура, литература

Томас Элиот – Избранное: Религия, культура, литература
Серия – «Книга света»

Три лекции, которые после определенного пересмотра и систематизации публикуются ниже, прочитаны в марте 1939 г. по приглашению главы и совета Колледжа Тела Христова в Кембридже на средства, выделенные Фондом Баутвуда. Я хотел бы выразить свою благодарность руководству Колледжа за оказанную мне честь. Примечания я добавил при подготовке лекций к печати.
 
Взяться за перо меня побудило подозрение, что термины, общепринятые при суждениях по вопросам международной политики и политической теории, лишь заслоняют от нас реальные проблемы современной цивилизации. Поскольку я избрал для рассмотрения такую обширную проблему, должно быть очевидно, что последующие страницы, малоценные сами по себе, могут быть полезны лишь в качестве индивидуального вклада в дискуссию, представляющую интерес для многих на протяжении долгого периода времени.
 
Было бы дерзостью стремиться к оригинальности: самое большее, на что претендует данное эссе, — это лишь оригинальная систематизация тех идей, которые не принадлежали мне ранее, но должны стать достоянием каждого, кто бы ими ни пользовался. Я многим обязан беседам с теми из своих друзей, чья мысль прикована к этим и подобным проблемам: публичное выражение особой признательности отдельным лицам могло бы повлечь за собой обременение их ответственностью за ошибки моих собственных рассуждений.
 
Однако многим я обязан и ряду недавно появившихся книг: к примеру, таких, как «Превыше политики» м-ра Кристофера Доусона, «Цена лидерства» м-ра Мидлтона Марри», а также трудам преп. В.А. Диманта (чьи «Перспективы ־ религии» появились слишком поздно, чтобы я мог ими вое-пользоваться). Я также глубоко обязан работам Жака Маритена, особенно его «Целостному гуманизму» («Humanisme integral»). Я надеюсь, читатель с самого начала поймет, что данная книга не содержит в себе какого бы то ни было призыва к «духовному возрождению» в уже хорошо известном нам смысле.
 
Для подобной задачи мне не хватает компетентности, и, кроме того, данный термин, как мне кажется, предполагает то возможное отделение религиозного чувства от религиозного мышления, которое я не приемлю, вернее, не нахожу приемлемым для наших нынешних трудностей. Анонимный автор недавно заметил в «Новом английском еженедельнике» («Нью Инглиш уикли») (13 июля 1939), что «жизнь людей в каждом обществе созидается духовными институтами (определенного рода), а также институтами политическими и, несомненно, экономической деятельностью.
 
По общему мнению, в различные периоды люди более склонны доверять одному из этих трех как реальному цементу общества, однако они никогда не исключают и остальных, ибо сделать это невозможно». Это важное и в данном контексте ценное наблюдение; однако следует уяснить, что то, с чем я намереваюсь далее иметь дело, — это не духовные институты в их отдельном аспекте, но организация ценностей и направление религиозной мысли, неизбежно переходящее в критику политических И экономических систем.
 

Томас Элиот – Избранное: Религия, культура, литература Том I – II

Перевод с английского под редакцией А.Н.Дорошевича
Издательство – «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) – 752 с.
Москва – 2004 г.
ISBN 5-8243-0514-5
 

Томас Элиот – Избранное: Религия, культура, литература Том I – II – Содержание

Религия и культура
  • Идея христианского общества. Перевод О.Я. Зоткиной
  • Заметки к определению понятия «культура». Перевод Е. Жиглевич, Т.Н. Красавченко
  • Приложение. Единство европейской культуры. Перевод Ю.А. Комова
  • Гуманизм Ирвинга Бэббита. Перевод В.И. Бернацкой
  • Современное образование и классическая филология. Перевод О.Я. Зоткиной
Мысли о литературе
  • Нобелевская речь. Перевод Т.Н. Красавченко
  • Религия и литература. Перевод О.Я. Зоткиной
  • Критикуя критика. Перевод А.М. Зверева
  • Классическая филология и литератор. Перевод А.Н. Дорошевича
  • Что такое «малые поэты»? Перевод И.Ю. Поповой
  • Вергилий и христианский мир. Яеревод Я.Л. Старостиной.
  • Данте. Перевод Н. Л. Трауберг, А.Н. Дорошевича
  • Что значит для меня Данте. Перевод А.Н. Дорошевича
  • Никколо Макиавелли. Перевод А.Н. Дорошевича
  • «Мысли» Паскаля. Перевод Ю.А. Гинзбург
  • Гёте как мудрец. Перевод В.И. Бернацкой
  • Шарль Бодлер. Перевод Т.Н. Красавченко
  • От По к Валери. Перевод Т.Н. Красавченко
  • Размышления о верлибре. Перевод А.М. Зверева
  • Эзра Паунд: его стих и поэзия. Перевод А.М. Зверева
Английская литература
  • Сенека в елизаветинском переложении. Перевод А.Н. Дорошевича
  • Шекспир и стоицизм Сенеки . Перевод А.Н. Дорошевича
  • Ланселот Эндрюс. Перевод И.Ю. Поповой
  • Поэты-метафизики. Перевод Т.Н. Красавченко
  • Эндрю Марвелл. Перевод И.Ю. Поповой
  • Джон Драйден. Перевод В.И. Бернацкой
  • Мильтон I. Перевод Д.А. Иванова
  • Мильтон II. Перевод Д.А. Иванова
  • Сэмюел Д жонсон как критик и поэт. Перевод В.И Бернацкой
  • Уильям Блейк. Перевод А.М. Зверева
  • Уилки Коллинз и Диккенс. Перевод И.Ю. Поповой
  • Арнольд и Пейтер. Перевод А. Н. Дорошевича
  • Фрэнсис Герберт Брэдли. Перевод И.Ю. Поповой
  • In Мemoriam. Перевод И.Ю. Поповой
  • Суинберн как поэт. Перевод И.Ю. Поповой
Т.Н. Красавченко. Заметки к определению Т.С. Элиота
Указатель имен. Составитель ИА. Осиновская
 

Томас Элиот – Избранное: Религия, культура, литература Том I – II –Классическая филология и литератор

 
Совсем недавно один весьма известный автор, излагая свои взгляды на будущность образования после войны, слегка отклонился от темы, чтобы объявить: в новом миропорядке и для греческого языка найдется место. Такое снисхождение он объяснил тем, что изучение греческого в качестве научной дисциплины дело столь же достойное, как египтология и ряд других названных им специальных отраслей науки, и что возможность его осуществления всякое либеральное общество должно предоставлять лицам, особенно приверженным подобным занятиям.
 
Я вычитал это в одном журнале, из тех, что можно найти в приемных некоторых специалистов-прикладников*; не озаботившись записью данного пассажа прежде, чем отправиться в кабинет, где шел прием, не могу точно указать раздел и строку, потому и не сообщаю имени автора. И все же это заявление, сделанное даже без доли иронии и выдержанное в духе просвещенного великодушия, вызвало к жизни череду мыслей, которыми хотел бы с вами поделиться. Я признателен вышеозначенному автору, за то что благодаря ему выступаю в той единственной роли, в какой только мог здесь оказаться.
 
В юные годы я приобрел у доверчивых людей, — частично благодаря проницательности, частично — бесстыдству, частично — случаю, — репутацию углубленного в занятия ученого, от коей (ввиду невозможности ее дальнейшего приложения) постарался со временем избавиться. Лучше признаться в собственных слабостях до того, как они непременно будут разоблачены, нежели оставить подобное разоблачение потомкам; хотя в наше время, как мне открылось, гораздо легче приобрести незаслуженную репутацию знатока, чем ее лишиться, впрочем, это уже к делу не относится.
 
Хочу лишь сказать, что, заяви я о своей поддержке классической филологии с привлечением аргументов из арсенала эрудированного ученого или же так называемого специалиста-методиста, я бы только подверг опасности наше общее дело, поскольку существуют гораздо более серьезные, чем я, ученые, придающие изучению латыни и греческого гораздо меньшее внимание, и есть преподаватели, готовые продемонстрировать полную практическую неприложимость тех самых знаний, о распространении которых я столько пекусь.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Голосов еще нет
Аватар пользователя brat librarian