Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий 1-3

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - в 2 томах
От автора. Объемистый комментарий к поэтическому тексту, занимающему лишь несколько страниц, трудно не счесть пародией на филологический педантизм. Но Песнь песней — книга очень трудная, хотя и маленькая. Во-первых, она написана на древнем языке, который сейчас понятен далеко не во всех нюансах. Во-вторых, это литературный текст, возникший в чуждом для нас культурном пространстве и пользующийся поэтическими средствами (жанровыми формами, образами, приемами), которые для современного читателя требуют пояснения. В-третьих, это лирика, а понимать лирику бывает трудно, даже когда она написана нашим современником и на нашем родном языке. Словом, интерпретация Песни песней порождает много проблем, и обходить их я счел неправильным.
 
Первоначально я хотел откомментировать текст Песни песней целиком, однако от этого плана пришлось отказаться. Когда подошел последний срок сдачи книги в печать, был написан лишь комментарий к первым трем главам. Возможно, в будущем появится второй том, включающий комментарий к главам 4-8, или краткий вариант комментария ко всему тексту.
Работа открывается пятью вводными статьями.
  • 1)  В «Лингвистическом введении» объясняются транскрипция и грамматические термины; вводятся понятия «поэтический язык», «раввинистический язык» и т. д.; дается характеристика языка Песни песней как сплава традиционного поэтического языка с разговорным. Поскольку одна из особенностей Песни песней— большое количество арамеизмов, дается также обзор важнейших арамейских диалектов и истории проникновения арамейского языка в Палестину.
  • 2)  В «Текстологическом введении» описываются источники текста; состояние текста Песни песней и характер принятых мною эмендаций (исправлений текста), а также устройство критического аппарата.
  • 3)  «Литературоведческое введение» открывается кратким обзором основных подходов к Песни песней; затем я рассматриваю вопросы о единстве книги, об использовании традиционного фольклорного и литературного материала, о роли Соломона, о стихотворной форме Песни песней.
  • 4)  В статье «Об аллегорическом толковании Песни песней» обсуждается правомерность аллегорического толкования книги.
  • 5)  В статье «Датировка Песни песней» обсуждается вопрос о времени написания книги.
Далее помещен еврейский текст первых трех глав Песни песней с моим параллельным переводом. В небольшом предисловии к переводу («О переводе Песни песней») я кратко касаюсь важнейших русских переводов этой книги и формулирую общие принципы своего перевода.
 
Затем начинается собственно комментарий. Я разбиваю текст Песни песней на связные отрывки. С моей точки зрения, это отдельные лирические стихотворения, объединенные в сборник. Каждое стихотворение комментируется отдельно, причем сперва приводится его еврейский текст с текстологическим аппаратом и переводом на русский язык. Комментарий к стихотворению состоит из шести разделов: «Структура», «Место стихотворения в композиции сборника», «Построчные примечания», «Язык», «Поэтика» и «Проблемы интерпретации». Лингвистические и текстологические проблемы обсуждаются в «Построчных примечаниях»; в разделе «Язык» суммируются наблюдения, касающиеся традиционно-поэтических и разговорных элементов стихотворения; остальные разделы, как ясно из их названий, посвящены литературным аспектам текста.
 
Любой комментарий состоит во многом из чужих мыслей, усвоенных и заново упорядоченных составителем. Я использовал несколько десятков комментариев к Песни песней. Думаю, что они образуют более или менее репрезентативную выборку, хотя до целого ряда важных книг и статей я не успел добраться. Обычно я старался упоминать все известные мне точки зрения (кроме самых редких и абсурдных); не соглашаясь с чьим-либо мнением, я вынужден был объяснять причины несогласия. В результате значительную часть моей работы занимает полемика по самым разным вопросам. Когда Песнь песней была написана? Какова этимология такого-то слова? Есть ли у такого-то предлога такое-то значение? Наверное, почти нет читателей, которым все это одинаково интересно. Комментарий — род справочника по комментируемому тексту, и выборочное чтение — самое правильное.
 

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - в 2 томах

М.: РГГУ, 2015
 

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - В 2 ч., ч. 1

Я.Д. Эйделькинд. - М.: РГГУ, 2015. -156, VIII с. (Orientalia et Classica : Труды Института восточных культур и античности. Вып. 53/1)
ISBN 978-5-7281-1743-8
 

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - В 2 ч., ч. 2

Я.Д. Эйделькинд. - М. : РГГУ, 2015. -157-536 с. (Orientalia et Classica : Труды Института восточных культур и античности. Вып. 53/2)
ISBN 978-5-7281-1744-5
 

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - в 2 томах - Общее содержание

От автора
Лингвистическое введение
  • 1.  Древнееврейский — один из семитских языков
  • 2.  Пояснение транскрипции
  • 3.  Пояснение грамматических терминов
  • 4.  Литературные стили древнееврейского языка
  • 5.Арамейский язык
  • 6.  Раввинистический язык и его разговорная основа
  • 7.  Своеобразие языка Песни песней
Текстологическое введение
  • 1. Еврейские рукописи
  • 2. Разделы, главы и стихотворения
  • 3. Древние переводы
  • 4. Расхождения между масоретским текстом и древними переводами
  • 5. Состояние текста. Эмендации
  • 6. Ремарки
  • 7. Аппарат
Литературоведческое введение
  • 1.  Краткая история интерпретации Песни песней
  • 2.  Жанрово-стилистическое единство книги
  • 3. Есть ли у Песни песней сквозной сюжет?
  • 4. Традиционный материал в Песни песней
  • 5.  Фольклор или литература?
  • 6.  Песнь песней как лирический сборник
  • 7.  Соломон в Песни песней
  • 8.Стихотворная форма Песни песней
Об аллегорическом толковании Песни Песней
  • 1.  Почему аллегорическое толкование заслуживает обсуждения в этом комментарии?
  • 2.  Древнейшие толкования Песни песней
  • 3.  Вопрос о первоначальном смысле текста
  • 4.  Современная аллегорическая гипотеза
  • 5.  Субъективные мотивы в полемике об аллегорическом толковании
  • 6.  Брак Яхве с Израилем у пророков 
  • 7.  Отличия Песни песней
  • 8.  Песнь песней в библейском каноне
  • 9.Выводы
Датировка Песни Песней
  • 1.  Состояние вопроса
  • 2.  Датировка и литературная интерпретация . .
  • 3.  Возможна ли датировка библейских текстов?
  • 4.  Поздняя датировка, основанная на лингвистических данных: pro et contra
  • 5.  Арамеизмы
  • 6.  Персидское заимствование
  • 7.  Греческое заимствование
  • 8.  Топонимы
  • 9.  Реалии повседневной жизни
  • 10.Литературные параллели
  • 11. Эротика и «соломоновское просвещение»
  • 12. Эстетическая оценка
  • 13. Гипотеза о фольклорном происхождении Песни песней и проблема датировки
  • 14.Выводы
Перевод Песни песней (главы 1-3)
  • Предисловие переводчика Песнь песней Соломона
Комментарий
  • 1:1
  • 1:2-4
  • 1:5-6
  • 1:7-8 
  • 1:9-2:3
  • 2:4-7
  • 3:1-5 
  • 3:6-11
Приложения
  • Экскурс о se
  • Средневековые еврейские ученые, цитируемые в этой работе
  • Аннотированный список важнейших современных комментариев к Песни песней
  • Библиография
  • Условные обозначения библейских книг
  • Прочие сокращения
Иллюстрации
 

Яков Давидович Эйделькинд - Песнь песней - Перевод и филологический комментарий к главам 1-3 - в 2 томах - Перевод Песни песней (главы 1-3) - Предисловие переводчика

 
Большинство книг Ветхого Завета фактически существуют для русского читателя лишь в одном переводе — Синодальном, созданном более века назад. Ясно, что этот перевод, заслуживающий нашего уважения и благодарности, во многих отношениях устарел: и по языку, и по научному аппарату (достаточно сказать, что в распоряжении его создателей еще не было нынешних словарей, грамматик и т. д.). Кроме того, библейская поэзия там фактически превращается в прозу, задача передать ритм оригинала не ставится.
Песнь песней — одна из немногих библейских книг, которые переводились на русский язык многократно. В томе «Поэзия и проза Древнего Востока» серии «Библиотека всемирной литературы» (М., 1973) был опубликован перевод, выполненный крупнейшим отечественным востоковедом И. М. Дьяконовым. Новая его редакция, сильно отличающаяся от прежней, издана в книге: Ветхий Завет: Плач Иеремии, Экклесиаст, Песнь Песней. Перевод и комментарии И. М. Дьяконова, Л. Е. Когана при участии Л. В. Маневича (М., 1998). Дьяконов впервые создал русскую версию Песни песней, которая имеет стихотворную форму и в то же время филологически обоснована.
 
Я даю текст Песни песней в собственном переводе. Задача моего перевода (как и комментария) — информативная, но именно по этой причине он далек от подстрочника. Последовательно воплотить идею подстрочного перевода нельзя. Различия в грамматическом строе языков не позволяют сделать так, чтобы каждому слову оригинала соответствовало одно слово перевода. Например, по-древнееврейски yiSsaqenl значит «пусть он поцелует меня», точный грамматический перевод одного древнееврейского слова здесь требует четырех русских слов. Зато древнееврейскому 'et-hakkaramfm в переводе будут соответствовать просто «виноградники», поскольку предлог прямого дополнения 'et и определенный артикль ha- не имеют словесных эквивалентов в русском языке.
 
На практике попытки дословно следовать оригиналу обычно приводят лишь к тому, что переводчик калькирует конструкции и порядок слов оригинала в случаях, когда это хотя бы минимально допускается строем языка, на который делается перевод. Например, в древнееврейском языке притяжательное местоимение выражается суффиксом при существительном: dodeka «твои ласки» (-ка значит «твой»), karmf «мой виноградник» (-1 значит «мой»). В русском языке нет притяжательных суффиксов, но можно ставить притяжательное местоимение после существительного: «ласки твои», «виноградник мой». Это будет частичной имитацией древнееврейского синтаксиса. Вопрос в том, что нам даст такая имитация. В русском языке постановка притяжательного местоимения после существительного возможна, но не вполне обычна: это инверсия. Злоупотреблять инверсией, делать ее не исключением, а правилом — насилие над русским языком.
 
Более продуктивен подход, при котором ставится задача точно выразить смысл оригинала. Но в поэзии форма неотделима от смысла. Если краткие и емкие строки Песни песней заменить длинными прозаическими фразами, потеряется нечто очень существенное. Переводя поэтический текст, хочется дать какое-то представление о таких его особенностях, как ритм, аллитерация, игра слов. Конечно, подлинный поэтический перевод — не такая задача, за которую можно браться, опираясь лишь на знание языка и знакомство с научной литературой. Песнь песней — очень сильный поэтический текст. Здесь нет ничего проходного, случайного, каждый момент речи наполнен максимальным напряжением. Чтобы создать русский аналог, обладающий теми же свойствами, нужен не филолог, а поэт. Тем не менее я попытался, пусть условно и лишь в общих чертах, передать стихотворную форму оригинала. В этом смысле отправной точкой для меня был упомянутый выше перевод И. М. Дьяконова.
 
Помимо проблем, с которыми сталкивается любой переводчик поэтического текста, есть еще специфическая трудность, возникающая при переводе на русский язык Библии (отчасти также античной и вообще древней литературы). По-русски в этой области словесности принято использовать книжный архаизированный стиль. Такая ситуация неудобна во многих отношениях. Во-первых, зачастую в архаизированном стиле просто отсутствует нужное слово. Допустим (рассмотрим сейчас пример, имеющий отношение не к Песни песней, а к другим библейским текстам), «солдат» еще можно назвать «воинами»; но как быть с их начальником? Считается, что «офицеров» в Библии быть не должно, «командиров» — тем более. Но «начальник воинов» звучит нелепо. Во-вторых, архаизированный стиль требует тонкого обращения и чувства меры. Крайне трудно выдержать в таком стиле весь текст, не превратив его в невольную пародию. В-третьих, если все библейские и вообще древние тексты переводить одним и тем же стилем, то сглаживается разница между ними. Всех древних авторов стригут под одну гребенку, хотя они писали по-разному. Песнь песней сильно отличается по стилю от Пятикнижия или книги Исайи.
 
Язык Песни песней — своеобразный сплав традиционного поэтического языка с разговорным[1]. Было бы интересно передать эту особенность по-русски; но традиция, о которой я говорил выше, препятствует использованию разговорного языка в переводе библейской книги. Идти на резкий разрыв с традицией я все же не решился: думаю, что экспериментировать со словом — опять-таки дело поэта, а не филолога. Я позволил себе сделать лишь некоторые (на мой собственный вкус, очень робкие) шаги, кое-где сделав стиль более разговорным.



[1] О различных вариантах древнееврейского языка, включая традиционный поэтический и разговорный, см. с. 13-16, 22-28.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (10 votes)
Аватар пользователя horod