Фома Аквинский - Учение о душе

Фома Аквинский - Учение о душе
Человек, согласно Фоме, занимает уникальное положение во вселенной — между регионом чисто интеллектуальных существ, ангелов (о котором идет речь в вопросах 50—64 в первой части <Суммы теологии»), и регионом земных творении, не наделенных интеллектом (которому посвящены вопросы 65—74), располагаются человеческие существа (вопросы 75—102), «пребывающие как бы в горизонте вечности и времени» (Сумма против язычников, II, 81).
 
Это положение человека, для обозначения которого Фома пользуется помимо слова horizon словами confinium или medium, следует понимать, согласно Вербеке, не в смысле разделения, а в смысле соединения1: человек как бы смыкает собой величественное творение Бога — мироздание.
 
Это срединное местоположение позволяет душе быть одновременно в двух планах — как в сфере вечного и неизменного, так и в сфере становления. Фома, следуя «Книге о причинах», поясняет, в каком именно смысле следует понимать эту двойственность: душа по своей субстанции вне движения (а стало быть, и вне времени), по своим же действиям, имеющим отношение к телу, — в движении и во времени, ведь, согласно Аристотелю, то, что приводит в движение что-либо иное, не обязательно должно само быть в движении в том же отношении; так, перводвижущее не должно двигаться само.
 

Фома Аквинский - Учение о душе

 
Издательство: Азбука-классика, 2004 г.
Мягкая обложка, 480 стр.
ISBN   5-352-00822-3
Тираж: 5000 экз.
 
Настоящее издание объединяет фрагменты из его основных сочинений, в том числе из "Суммы теологии" и "Суммы против язычников".
 

Фома Аквинский - Учение о душе - Предисловие

 
Однако, согласно Фоме, душа еще не весь человек и не является ипостасью или личностью (hypostasis vel persona (S. th. I, q. 75, a. 2, ad 2)). «Душа объединяется с телом как форма с материей, поэтому душа есть часть человеческой природы, а не некая природа per se. И поскольку смысл (ratio) „части противоположен смыслу „природы, как сказано [ранее], то душа, отделенная от тела, не может называться „личностью1^,— так пишет Фома еще в своем первом крупном труде, представляющем собой комментарий на «Сентенщш* Петра Ломбардского (In Sent. I, d. 5, q. 3, a. 2)2. Так же решительно Фома возражает против учения о предсуществованин души телу (In Sent. И, А 17, q. 2, а. 2).
 
Вместе с тем нельзя сказать, что само существование души зависит от тела: необходимость для души быть соединенной в этой жизни с телом объясняется тем, что она способна воспринимать умопостигаемые виды только посредством чувств, а чувства воспринимают чувственпые виды посредством тела: «Согласно порядку природы интеллектуальная душа занимает низшее положение среди интеллекту-< альных субстанций, поскольку она не обладает есте-ственным прирожденным знанием истины, каковым обладают ангелы, но должна получить знание от материальных вещей, воспринимаемых чувствами. <...> Следовательно, интеллектуальная душа должна обладать не только способностью понимания, но и способностью ощущения. Но ощущение осуществляется только благодаря телесному орудшо. Таким образом, интеллектуальная душа должна быть объединена с телом, которое может быть подходящие! органом чувства» (S. tL I, q. 76, а. 5).
 
Однако в этой слабости человеческого интеллекта и в его зависимости от тела, оцениваемой столь негативно как неоплатониками, так и близкими к неоплатонизму христианскими мыслителями, Фома обнаруживает обоснование, казалось бы, самого 4абсурдно-гор христианского догмата — о грядущем воскрешении во плоти: Следовательно, быть без тела противоречит природе души. Но то, что противоречит природе, не может быть вечным. Поэтому, коль скоро душа сохраняется всегда, она должна вновь соедшшться с телом. <...> Таким образом, кажется, что бессмертие души нуждается в будущем воскрешении тела» (S. С. G., 4, 79). Разумеется, это рассуждение позволяет нам лишь надеяться на воскрешение и говорит о его возможности: проблема воскрешения тела — одна из тех, которые, согласно Фоме, все же выходят за рамки компетенции рациональной теологии.
 
Подробное обсуждение природы интеллектуальной души ведется в «Дискуссионном вопросе о душе», состоящем ил двадцати одной статьи, и в «Трактате о человеке» (S. th. I, q. 75—102), который, в свою очередь, вписан в контекст учения о творении телесных и духовных субстанций, располагающегося вслед за учением о шести днях творетшя, в соответствии с традиционным расположением антропологии в христианских системах (в качестве парадигмы для которых выступают первые главы Книги Бытия). Человек определяется в преамбуле к «Трактату о человеке» как субстанция духовно-телесная; однако поскольку в данном пронзведешш человек рассматривается с точки зрения именно теологии (а не в рамках, скажем, физиологических штудий), то в центре внима-шш оказывается прежде всего душа, а тело — только в его отношении к душе.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя RT-31