Хаакер - Богословие Послания к Римлянам

Хаакер Клаус, Богословие Послания к Римлянам
В сознании апостола Павла отразился целый мир традиций и убеждений — многозначный и многообразный. Именно в этом плюралистическом контексте следует читать «Послание к Римлянам». После очерка истории интерпретации автор рассуждает о значении этого основополагающего христианского текста для современного мира — «мира, освободившегося от иллюзий». Книга будет интересна всем, кто интересуется историей христианской мысли и новозаветными исследованиями.
 

Хаакер К. Богословие Послания к Римлянам

 
Пер. с англ. (Серия «Современная библеистика»), — М.: Библейско–богословский институт св. апостола Андрея, 2006. — 256 с.
ISBN 5–89647–147–5
ББК 86.37 УДК 227.12
Серия «Современная Библеистика»
Перевод: Андрей Лукьянов
 

Богословие Послания к Римлянам

Глава 1 Введение

Богословие или послание — или и то, и другое?
Чье послание?
К кому?
Когда и почему?
 

Глава 2 Богословие вкратце: открывая Послание в предвкушении последующих открытий

Глава 3 Богословие в развитии: общий план аргументации Послания к Римлянам

Глава 4 Основные проблемы


Послание к Римлянам как возвещение мира с Богом и мира на земле
Мир с Богом
Мир между иудеями и язычниками
Мир между христианами и окружающим миром
Мир между христианскими общинами и внутри них
Переопределение праведности: метаморфоза этики
Подготовка почвы в терминах семантики
Проблема времен Павла: этика, явленная в контексте избранности
Этика, противопоставленная корпоративному самосознанию
Отбрасывание этики как основы спасения
…и замещение этики благодатью и верой

 
Восстановление этики в правах и ее возрождение
Значения слова «закон» и смысл иудейского Закона
Страдание и надежда
Домостроительство греха, страдания и спасения
Страдание с Христом — и с миром — в силе надежды
Бесконечная любовь Бога как несокрушимое основание надежды
Тайна Израиля в век Евангелия
Личная проблема Павла-иудея
Богословская дилемма Павла-апостола
Утверждение свободы Бога
Скорбь о неудаче Израиля
Верность Бога явлена
Божье милосердие как тайна истории
 

Глава 5 Упорядочение источников

Обращение к Писанию и к его интерпретации
Раннеиудейские предания
Основные христианские убеждения и отзвуки раннехристианской традиции
Заимствования из светской культуры
 
 

Глава 6 Римлянин — римлянам? Риторика Послания к Римлянам как модель для проповеди Благой вести в Риме

Послание к Римлянам как документ миссиологии и теория контекстуализации
Понятие «мира» в Послании к Римлянам и в римской пропаганде и религии
Правда (или справедливость) как благо для римлян и как действие Бога, Его дар и призыв
Ограничение Закона, как и законов вообще
Власть и всеобщность греха
Есть ли в Послании к римлянам отзвук римского идеала «благородной смерти»?
 

Глава 7 Послание к Римлянам в его каноническом контексте

Место Послания к Римлянам среди посланий Павла
Послание к Римлянам и другие новозаветные послания
Послание к Римлянам и Деяния апостолов
Послание к Римлянам и Евангелия

 

Глава 8 Влияние Послания к Римлянам на историю церкви и ее отношение к нему

Первое послание Климента
Иоанн Златоуст (ок. 350–407)
Августин (354–430)
Мартин Лютер (1483–1546)
Джон Уэсли (1703–1791)
Карл Барт (1886–1968)

 

Глава 9 Послание к Римлянам, прочитанное заново

Послание к Римлянам и примирение между христианами и евреями
Послание к Римлянам и Реформация: наследие Лютера и его ограничения
Непреходящая весть Послания к Римлянам миру, освободившемуся от иллюзий
 

Богословие Послания к Римлянам

 
Столетиями читатели и толкователи Павлова Послания к Римлянам принимали как само собой разумеющееся, что в этом Послании содержится богословие, то есть христианская доктрина, более или менее вневременная истина о Боге и человечестве, представленная в стройной системе мысли. Такой взгляд не оставлял места для сомнений в утверждениях, которые могли оказаться существенными для специфической ситуации времени Павла и которые нельзя было бы приложить к различным ситуациям более поздних веков.
 
Поэтому отцы церкви и лидеры протестантской Реформации могли прибегать и обращаться к Посланию к Римлянам как к ответу на вопросы, обсуждавшиеся их современниками. Эта позиция постепенно менялась в период становления современного изучения Библии. В качестве первого шага Просвещение ввело различие между вечной истиной (определив ее как совместимую с разумом) и ее случайными историческими «облачениями» (которыми могли бы пренебречь и от которых могли бы избавиться современные умы). Сущностное содержание Писания продолжали рассматривать как доктрину. Однако открылся путь к более внимательному изучению обстоятельств и развития.
 
Следующей стадией было обнаружение разных богословии, содержащихся в разных писаниях Ветхого и Нового Заветов, а также размышления не только о меняющихся временах, но и о личностях авторов. Раньше или позже, это знание о многообразии привело к вопросу об отношениях и взаимодействиях между указанными разными позициями. Таким образом, отчасти под влиянием гегелевской философии истории, девятнадцатое столетие рассматривало возникновение раннего христианства как процесс конфликтующих позиций и движений.
 
Исследование намерений стало преобладать над простыми толкованиями содержания, а определение намерений предполагало выяснение того, к каким именно читателям были адресованы отдельные тексты. Оказалось, что библейская литература — это продукт взаимодействия между ее авторами и читателями, как и всякая другая литература. Самый простой доступ к таким взаимодействиям дает жанр посланий с их более или менее надежными указаниями об отправителе и адресате. (Потребовалось бы намного больше времени для уяснения того, что и Евангелия вдохновлены нуждами определенного круга людей, в частности — особых сообществ, на которые хотели оказать влияние авторы Евангелий.)
 
В двадцатом веке горизонты изучения библейских писаний расширились, дав возможность читать их помимо и за пределами богословского контекста. Метод анализа форм стимулировал изучение общины и ее традиций как фона и базиса религиозных писаний. Экзистенциальная философия подтолкнула экзегезу к поиску под поверхностью текстов структур человеческого сознания, обнаружение которых, как надеялись, облегчило бы восприятие этих текстов современным человеком.
 
Позже, в более научном духе, к Новому Завету были применены психология и социология. Политические события наших дней пробудили интерес к тому воздействию, которое имела напряженность новозаветного века на взгляды ранних христиан. С другой стороны, интерпретаторы, более глубоко укорененные в пастырской практике, обнаружили в разных пассажах Деяний Апостолов и новозаветных Посланий модели для проповеди или для возрастания церкви.
 
Комментарии к Посланию к Римлянам внесли свой вклад в это развитие и в многообразие подходов. Описывать богословие Послания к Римлянам — не значит забывать о нашем собственном месте в истории интерпретации. Скорее нам следует расширить наше понятие богословия так, чтобы оно включало пастырские, социальные, политические и эмоциональные измерения. Если центр богословия — Бог, Творец всего, то само собой разумеется, что оно должно быть всеохватывающим.
 
И, в конце концов, встретиться с Павлом — значит увидеть человека страсти как до, так и после знаменитого поворотного пункта его жизни, связанного с городом Дамаском. Послание к Римлянам не составляет исключения — хотя оно представляется наиболее тщательно разработанным, порой замысловатым и в известном смысле самым зрелым из дошедших до нас текстов Павла.
 

04/12/2013 - Новый качественный файл с новых сканов книги.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (12 votes)
Аватар пользователя MagistrP