Государство Религия Церковь в России и за рубежом - 4 - 2016

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Государство Религия Церковь в России и за рубежом - 4 - 2016
Психология религии - активно развивающееся поле междисциплинарных исследований, которое охватывает широкий спектр явлений: от формирования религиозных концептуальных систем и специфики религиозных паттернов поведения до процессов религиозной социализации и индоктринации, феноменов религиозного фундаментализма и экстремизма. 

В настоящей статье кратко освещаются основные этапы развития психологии религии, начиная с периода становления дисциплины вплоть до конца первой четверти XX в., излагаются ключевые идеи ведущих ученых, характеризуется современное состояние науки. История психологии религии — это история «взлетов и падений», в которой зарубежная и российская традиция четко обособлены от друг друга. Если за рубежом развитие науки шло постепенно и практически без серьёзных перерывов, а упор делался на эмпирические исследования, то история психологии религии в России связана с политическими трансформациями в стране, что привело к доминированию теоретико-исторических работ описательного характера. 
 

Журнал ГОСУДАРСТВО. РЕЛИГИЯ. ЦЕРКОВЬ в России и за рубежом №4, 2016

ISSN 20737203
 

Журнал ГОСУДАРСТВО. РЕЛИГИЯ. ЦЕРКОВЬ в России и за рубежом №4, 2016 - Содержание

Varia
  • Михаил Селезнев. В поисках теологии Септуагинты. Методологические аспекты
  • Константин Антонов. Религиозная личность Нового времени в психологической прозе («Признания прекрасной души» И.-В. Гете)
  • Мирослав Ясин. Психологические исследования религиозной мотивации
  • Татьяна Фолиева, Татьяна Малевич. Психология религии в XX веке: основные вехи развития
  • Махач Мусаев. Запрет на употребление алкоголя в Исламе: религиозные императивы и практика на примере Дагестана XVII — первой половины XIX в
  • Ренат Беккин. История татаро-мусульманской общины советского Петрограда–Ленинграда (1917–1991 гг.) по материалам государственных и частных фотоархивов
  • Ирина Гарри. «Тибетский вопрос» и тибетский буддизм в Китае: реформы и конфликты
  • Татьяна Петрова. Проекты литургической реформы в английской публицистике 1828–1833 гг.
  • Виктор Шнирельман. Александр Дугин: возведение моста между эсхатологией и конспирологией
Лекция
  • Кристина Штёкль. Постсекулярные конфликты и глобальная борьба за традиционные ценности
Интервью
  • Грегори Фриз : «Понять Церковь — значит понять народ…»
Рецензии
  • Максим Богачев . Curriculum vitae: Религиозно-общественная жизнь российских регионов Palmisano, Stefania (2015) Exploring New Monastic Communities. The (Re)Invention of Tradition. Farnham, Surrey, England; Burlington: Ashgate. — 208 p.
  • Спилка Б., Лэдд К. Психология молитвы. Научный подход / Пер. с англ. Оксана Гритчина. Харьков: Гуманитарный центр, 2014. — 254 с.
  • Психология религии: между теорией и эмпирикой / Под ред. К.М. Антонова. М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. — 188 с.
Справочная информация
Авторы
Аннотации
About the Journal
 

Журнал ГОСУДАРСТВО. РЕЛИГИЯ. ЦЕРКОВЬ в России и за рубежом №4, 2016  - Михаил Селезнев В поисках «теологии Септуагинты» - методологические аспекты

 
Различия между книгами еврейской Библии и их греческими переводами (совокупность которых принято называть Септуагинтой, далее LXX) были обусловлены, в частности, тем, что переводчики понимали и переинтерпретировали архаический древневосточный текст в соответствии со своим новым культурным окружением, с тем миром, в котором они жили, — миром эллинизированного иудаизма. Особенно интересны подобные переинтерпретации, когда речь идет о понятиях и представлениях, связанных с религией. В таких случаях обычно говорят о «теологии» LXX или о «богословски мотивированной редактуре».

Однако расхождения между дошедшим до нас текстом еврейской Библии (масоретским текстом, далее — МТ) и LXX могут быть обусловлены самыми разными причинами. «Бритва Оккама» заставляет нас отсекать поиск «теологических» мотивов там, где для различия между еврейским и греческим текстами могут быть предложены более простые объяснения. Основная задача, которую мы ставим перед собой в данной статье, — методологическая. Поэтому, в отличие от большинства работ, посвященных «теологии LXX», наша статья будет в основном разбирать не те примеры, где «теологическая мотивировка» переводчиков LXX очевидна, а те примеры, где она дискуссионна. Поэтому же в нашей статье будет много вопросов — и не так уж много ответов.
Иллюзия сознательной теологической правки библейского текста переводчиками Септуагинты вполне может возникать там, где этой правки на самом деле не было. Происходить это может по ряду причин (перечислим их по порядку, в зависимости от того, на какой именно стадии длинного пути от архаического мира Ветхого Завета к христианской рецепции Септуагинты соответствующий фактор вступает в игру).
  1. Еврейский текст, с которого делался перевод, мог отличаться от дошедшего до нас масоретского текста.
  2. Понимание еврейских слов и выражений в эпоху перевода могло отличаться от «классического» древнееврейского, на котором за столетия до того писались библейские тексты.
  3. Смысловые изменения при переводе с еврейского на греческий могли быть обусловлены переводческой техникой, а не богословским замыслом.
  4. Дошедший до нас текст греческой Библии может отличаться от первоначального греческого перевода.
  5. Мы можем находиться под влиянием тех позднейших интерпретаций греческой Библии, которые не предполагались самими переводчиками.
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Василий