Храмов - Обезьяна и Адам

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Храмов Александр - Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом?
Эта небольшая по объему книга обращена к одной из наиболее сложных проблем человеческого бытия. Как совместить в сознании величественную картину сотворения, «Шестоднев» Ветхого Завета и полный трагизма окружающий нас мир? Автор владеет не только живым и образным языком, но и профессиональным знанием. Он биолог-палеонтолог, то есть ученый, перед которым открыта летопись ушедших эпох. Конечно, пряжа из Индонезии - это настоящее чудо. Однако, главная тема повествования - палеонтология.
 
С научной методичностью раскрывает он перед нами главную тему повествования. Читатель станет соучастником драматической полемики мнений святых отцов Восточной Церкви и рационализирующих богословов и мыслителей Запада. Интрига текста держит в напряжении: что же можно противопоставить высокомерию рационализма и одержимости фундаментализма, теистическому эволюционизму и креационизму? Автор предлагает ответ, который может быть услышан теми, чья мысль открыта к диалогу и пониманию: истина дается нам «по силе нашего жития».
 

Храмов Александр - Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом?

М.: Никея, 2019. 216 с.
ISBN 978-5-91761-902-6
 

Храмов Александр - Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом? - Содержание

Об этой книге 
Предисловие
  • 1. Две книги
  • 2. Почему Библия?
  • 3. Теистический эволюционизм
  • 4. Два Августина 
  • 5. Как из Адама сделали питекантропа
  • 6. Восточные отцы Церкви о рае
  • 7. Ризы кожаные 
  • 8. Падшесть мира 
  • 9. Наука и Откровение 
  • 10. Каким Бог сотворил мир? 
  • 11. Границы познания 
  • 12. Новое творение 
Вместо приложения.
Богословие под знаком катастрофы
 

Храмов Александр - Обезьяна и Адам. Может ли христианин быть эволюционистом? - Предисловие

 
Как  гласит  знаменитый  афоризм  русско-американского генетика Феодосия Добржанского, ничто в биологии не имеет смысла, кроме как в свете эволюции. Поэтому, получая образование на биофаке МГУ и в то же время являясь человеком верующим, я не мог не задумываться о том, как современная эволюционная наука стыкуется с христианским мировоззрением. После первого курса на студенческой практике на Беломорской биостанции МГУ в перерывах между сбором лишайников и зарисовкой разнообразных морских рачков я читал «Шестоднев» св. Василия Великого. После второго курса, уже на Звенигородской биостанции, отрываясь от вскрытия полевок и учета зябликов и прочих пернатых, я погружался в трактат «Об устроении человека» св. Григория Нисского. 
 
Но описываемый святыми отцами мир, сотворенный Богом за шесть дней — такой совершенный, гармоничный  и  целесообразный, — не  очень-то похож на мир эволюции, полный хаоса и боли. Да и сложно поверить, что вердикт, произнесенный Богом в конце шестого дня творения — «и увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1: 31), — относится ко всем этим стихийным бедствиям, эпидемиям, летальным мутациям, которые составляют темную сторону эволюционного процесса. «В природе всемогущий Бог предстает нам, фигурально выражаясь, в качестве Того, Кто разгневан на нас», — отмечал кардинал Джон Ньюмен. Библия же рассказывает нам о Боге, который «произвел твари из небытия в бытие... чтобы они, причащаясь Его блаженства, наслаждались, Сам же Он веселился о делах Своих, видя их веселящимися» (св. Максим Исповедник). 
 
Как  соотносятся  эти  две  разные  перспективы? Как примирить представление о любящем Боге-Творце с тем, что говорит современная наука об эволюционном происхождении человека и прочих живых существ в результате многовековой беспощадной борьбы за существование? Как непротиворечивым образом совместить два набора утверждений, лежащих в основе христианского и естественно-научного мировоззрения? Я не поднимаю вопроса об истинности первого или второго из них. Читатель не найдет здесь разбора аргументов ни «научных креационистов», пытающихся поставить под сомнение факт эволюции, ни «научных атеистов», критикующих христианство с позиций эволюционного натурализма. 
 
Поиск компромисса между светским знанием и религиозной истиной всегда занимал важное место в христианской традиции. В IV–V веках, когда христианство из гонимой секты превратилось в государственную религию, отцы Церкви не отвергли достижения античного естествознания, а сделали их частью своего культурного багажа. Проповеди св. Василия Великого, легшие в основу «Шестоднева», напоминали научно-популярные лекции, настолько они были переполнены выдержками из Аристотеля, Плиния Старшего и других тогдашних научных авторитетов. В Библии нет ни слова о четырех стихиях или о вращении небесных сфер, однако отцы Церкви не побоялись осмыслить все эти античные учения с христианской точки зрения.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон