Христофорова - Колдуны и жертвы

 Христофорова - Колдуны и жертвы
В книге рассматриваться вера в колдовство как социально-культурный феномен, фокус, где сходятся социальные структуры, модели поведения и мифологические сюжеты.
 
В книге пойдет речь о том, как в современном российском обществе, преимущественно сельском, формируются личные нарративы о сглазе  и порче,  каковы  их  традиционные  основы  и современные модификации,  какие  социально-психологические  механизмы отвечают за истолкование тех или иных жизненных событий в терминах колдовского дискурса, почему эти представления и соответствующие поведенческие практики сохраняются и передаются следующим поколениям.
 
Особо подчеркну, что, говоря о феномене колдовства, я буду иметь в виду не приемы магического воздействия на материальный мир, а существующий в обществе комплекс представлений о колдовстве.
 

 Христофорова Ольга - Колдуны и жертвы: Антропология колдовства в современной России

 
Российский государственный гуманитарный университет
Центр типологии и семиотики фольклора
Объединенное гуманитарное издательство

О. Б. Христофорова. — М.: ОГИ, 2010. - 432 с. — (Нация и культура / Антропология/Фольклор: Новые исследования).
ISBN 978-5-94282-617-8

ISBN 978-5-7281-1124-5
 

 Христофорова Ольга - Колдуны и жертвы: Антропология колдовства в современной России  - Содержание


Введение    
Почему колдовство     
Дудочка и кувшинчик    
Колдовской дискурс    
Объект и цель    
Источники и методы    
Структура и иллюстрации    
Историко-этнографическая справка    
Благодарности    

Глава I. Антропология и колдовство    

История изучения    
Модели научного понимания    
Как появляется, растет и исчезает вера в колдовство:
социальное устройство или мифология?    
Российская наука и колдовство    
Заключение    

Глава II. Колдовство, несчастья и репутация    

Термины     
Сломанная нога    
Две объяснительные модели    
Клима-колдун    
Несчастье несчастью поянь

Глава II. Колдовство, несчастья и репутация    

Термины     
Сломанная нога    
Две объяснительные модели    
Клима-колдун    
Несчастье несчастью рознь    
Репутация колдуна    
Кто верит в колдовство    
Сглаз и порча    
Герменевтические возможности культуры
и соблазн веры в колдовство    

Глава III. Власть, гендер и агрессия    

Карпушатские колдуны    
Колдуны сильные и слабые — 1    
Доминантные эмоции    
Колдуны сильные и слабые — 2    
Мужчины и женщины    
Обереги    
Бахвалы    
Маруся и Марина    
Агрессия     
И снова о власти    

Глава IV. «Знать» и «делать»    

Концепт «знать»    
Концепт «делать»    

Глава V. «Свои» и «чужие»

Глава VI. Колдовство и воровство    

Омрачила    
Воры как колдуны    
Магия против воров    
Колдуны как воры    
Семейные хлопоты    

Глава VII. Бред колдоветва: фольклор или психопатология?

Сорока    
Во враждебном окружении    
Интерпретации    

Глава VIII. Традиционные модели в городской культуре

Комната здорового ребенка    
Коллеги по работе    
Постоянство и модификации колдовского дискурса
Соседи по даче    
Присушила    
Еще примеры    
Заключение    
Примечания    
Сокращения    
Литература    
Иллюстрации    
 

 Христофорова Ольга - Колдуны и жертвы: Антропология колдовства в современной России  - Сломанная нога

 
Ефросинья Пантелеевна сломала ногу. Корова в хлеву лягнула, да так сильно, что хозяйка никак не может оправиться — еле ходит по дому, в основном лежит. Будучи в 2005 г. в старообрядческом селе К., я навестила ее и ужаснулась — замотанная  в  какие-то  тряпки,  она  лежала  на  разобранной  постели в душной и давно не мытой избе. Как разительно отличалась эта картина от моих воспоминаний об этом доме и ее хозяйке.
 
В августе 2000 г. я вместе с другими участниками Археографической экспедиции МГУ была здесь на молении к Ильину дню.
Ефросинья Пантелеевна и ее муж Леонид Иванович принимали у себя стариков — членов собора. Чистая изба, молитвенная атмосфера, белые платки и черные дубасы-сарафаны соборных старушек, торжественные лица хозяев и других пришедших на моление мирских... Ефросинья Пантелеевна тогда тоже готовилась положить начал — вступить в собор. Да вот не вышло:
Судьба, видно, такая.
 
Во время нашего разговора хозяйка все время возвращалась к тому давнему происшествию, пытаясь объяснить мне  (и, возможно, себе — снова и снова), почему с ней случилось несчастье.
Емельяновна говорит: «Это тебя Бог наказал, что не пошла на
Рождество со стариками молиться». А не пошла — у меня давление было.
Мы продолжали мирно беседовать, когда она вдруг заявила:
Д. Г. знат ведь!
Д.  Г.,  почтенный  пожилой  человек,  муж  соборной  старушки и сам собиравшийся приобщиться к собору...
— Д. Г. знат?! — вырвалось у меня.
— Да. Он мою корову сделал, дак вот это и вот тожну мне попало-то вот тут. Как она лягалась у нас! Как... Ой! Доить нельзя никак подойти было! Господи Исусе Христе, Исусе Христе... И счас не дает. Ну, счас лучше. Господи Исусе...
 
Ефросинья Пантелеевна никак не хотела оставить эту тему, и  постепенно  выяснилось,  что  ее  сломанная  нога  —  лишь последнее звено в цепи событий:
Доиться не дается, лягатся! Связали только, ноги ей свяжем — дак так и доили, вон чё.
 
Соб.: Это он испортил?
Испортил, ну! Бисйй-то насадил тута! Есть те, кто понимает в этом.
Соб.: В корову?
Ну.
Соб.: А за что он это сделал? За что? Так... Мы у него деньги попросили. У него деньги в  долг  просят.  Нам  чё-то  купить  надо  было,  мотоцикл  хотели купить. А у нас деньги на книжке. На книжке у нас... у него [мужа Е. П.] на книжке деньги были. Мы: «Дай нам деньги!»
Он говорит:
«Да нету у меня, нету, нету, нету». — «Как нету, есть, мол, у тебя, дак не даешь тока».
Потом это... «Ты сходи». Я сходила — не дает.
Ладно, не надо. Потом, ну, это немного погодя, он по молоко пришел к нам. Молоко вроде бы ему надо было, молоко. Иваныч говорит: «Нет, ты деньги-те не дал, молоко тебе не дадим». Вот он и начал тожну над коровой издеваться. Вот чё ведь!...
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя denpon