Фирсов - Акты Второго Никейского собора

Фирсов - Акты Второго Никейского собора
Документы соборов

 
 
Второй Никейский (Седьмой Вселенский) собор состоялся в 787 г. и преследовал цель восстановить иконопочитание — практику, так никогда и не вошедшую в сферу вселенского согласия Христианской Церкви.
 
Документы собора переводились всего на несколько европейских языков; предпринятый более ста лет назад русский перевод серьезно коррумпирован.
 
Актуальность этого издания актов Второго Никейского собора обусловлена его замыслом и структурой. В нем представлен исправленный перевод документов собора на русский язык с указанием мест допущенной русскими переводчиками коррупции.
 

Евгений Фирсов - Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г)

 
Новое издание с полемическими выдержками из Libri Carolini, впервые публикуемыми на русском языке
СПб. : Нестор-История, 2016. — 596 с.
ISBN 978-5-4469-0891-2
 

Евгений Фирсов - Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г) - Введение

 
Второй Никейский собор, который также принято называть Седьмым Вселен­ским, является определяющим  в развитии грекоориентированного православ­ного мира. Это одна из базовых основ православной цивилизации — нескольких эпох, нескольких десятков народов и более тысячи лет истории. В некотором от­ношении это водораздел западной и восточной цивилизаций внутри христианского мира — на Западе никогда не было культа иконы, хотя сама икона и была, и есть; на Востоке же икона объективно и была, и остается объектом культа. Для православных христиан это хоть и последний по времени проведения, но, если так можно выразиться, первый по части самоидентификации вселенский собор.
 
Для католического Запада будет, вероятно, правильным заключить, что это зау­рядный собор, не имеющий существенного влияния на развитие цивилизации; хотя он и остался в паноптикуме вселенских (всего их 21), практически сразу же был дезавуирован другим собором — Франкфуртским. Протестантский же Запад однозначно и всецело отвергает Второй Никейский собор.
 
Подавляющее большинство людей, вливаясь в религиозную жизнь, автома­тически  разделяет  и  всю  догматику,  принятую  обществом,  и  богослужебную практику, и обычаи во всем их переплетении и многообразии. Мы выбрали наши миры уже самой географией своего появления на свет. Но чем эти миры разли­чаются? Какие верования должен разделиться, чтобы стать частью нашего мира и какие верования также неосознанно разделит кто-то с другим укладом религи­озной жизни, дабы стать частью мира своего? В общем-то, в основе одни и те же уложения, только некоторые из них другие христиане отвергли (или же остались к ним равнодушны и относительно безучастны), а мы их приняли всей душой, точнее, не мы, а кто-то давно за нас. Но почему?
 
Как ни парадоксально, документы собора нам практически незнакомы. Пра­вославная цивилизация веками стоит на этом фундаменте, а документы оста­ются  критически  неизученными. Утверждать  это  мне  позволяют две причи­ны.
 
Во-первых, в предпринятом в конце XIX — начале XX в. Казанской духовной академией русском переводе Деяний собора с древнегреческого языка  (имен­но этот перевод и является основой настоящего издания) такое невообразимое количество тенденциозных искажений,  преднамеренного  переводческого об­мана и просто критических неточностей, что я даже посвятил этому отдельную главу книги, которая изначально и не задумывалась. Но и это не самое главное. Дух собора от этих искажений страдает мало.
 
Второе гораздо  важнее. Читать Акты вне контроверсии совершенно бессмысленно. Без контроверсии это бу­дет всего лишь прочтением сектантом своей сектантской брошюры. Ведь сек­тантами теперь обыкновенно называют замкнувшееся в своем религиозном заблуждении меньшинство.
 
В сегодняшнем христианском мире, представленном (укрупненно) 1,2 млрд католиков, 800 млн протестантов и 230 млн православ­ных верующих, вероятно, есть место и для догматического диалога, а не только  для межкультурного. Я бы рад подобрать другое слово, но эту вековую замкну­тость в самих себе я не могу назвать, например, автаркией по причине вопиющей, как мне видится, коррупционности удерживающих столпов.
 

Евгений Фирсов - Акты Второго Никейского (Седьмого Вселенского) собора (787 г) - Из книги

 
4. Многие из древних описывают как мерзость, что некоторые из первых еретиков привнесли использование изображений в молитву с поклонением этим изображениям. 14 Феодорит Кирский повествует, что 15 Симон-Волхв установилсвоим последователям поклоняться его, а также Елены изображению. 16 Иринейв своих “Пяти книгах против ересей” говорит, что 17 последователи Василида употребляют изображения и заклинания, и что гностики 18 “имеют частью нарисованные, частью из другого материала изготовленные изображения, говоря, что образХриста сделан был Пилатом”, и почитают их. Также свидетельствует и 19 Епифаний о том, что 20 карпократиане 21 имели изображения Христа и Павла и поклонялись им; подобное же отмечено и у 22 других. Неужели вы теперь думаете, что онистали бы описывать и порицать эту практику как еретическую мерзость, если быкакая-либо из подобных вещей имела бы одобренное место в Церкви? Или же,по крайней мере, что они не отделили бы отвратительное употребление образов, которое они осудили у еретиков, от использования, которое они сохранилии одобрили между собой? Но они абсолютно ничего не говорят о чем-либо подобном, ограничиваясь лишь описанием и обличением суеверий и идолопоклонстваеретиков в их почитании изображений. Но это еще не всё. 
 
5. Они категорически отрицают, что имели какие-либо изображения илииспользовали их, и защищают себя от обвинений со стороны язычников в испо-ведовании религии без изображений. 23 Климент Александрийский в “Строматах”ясно и открыто свидетельствует, что 24 христиане не имели никаких изображений.И в своем “Увещевании к язычникам” он решительно утверждает, что 25 искусства росписи и резьбы в религиозном применении были запрещены христианам, и что 26 в служении Богу они не имели никаких изображений, сделанных из каких-либо осязаемых материалов, потому что они поклонялись Богу в разумении. Таковым было и суждение Тертуллиана, известное из его книги “Об идолопоклонстве”,от которой мало что останется, если мы перепишем всю аргументацию против поклонения изображениям. Но из всех древних Ориген наиболее четко раскрывает доктрину и практику Церкви Божией в его дни, так же как и в других местах,в своем труде “Против Цельса”, книга VII, он прямо разбирает именно этот вопрос. Цельс обвинял христиан в том, что те не использовали никаких изображений в поклонении Богу, говоря им, что тем самым они уподобились персам, скифам, нумидийцам и сирийцам — всем тем нечестивым народам, которые ненавидели все изображения, подобно туркам в наши дни. В ответ на эту реплику Ориген отвечал, что 27 христиане действительно не имеют никаких изображений в своихбогослужениях подобно тем варварским народам, упомянутым Цельсом, но следом говорит о различии между теми и этими, что воздержание от поклонения изображениям стояло на разных основаниях. И после того, как он показал, по какойпричине те народы отвергали изображения, он добавляет, что христиане и иудеи воздерживались от любого использования изображений в богослужениях по Заповеди Божьей “ Господа, Бога твоего, бойся, и Ему одному служи ” и “ Не делай себекумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу” и добавляет, что они были настолько далеки от поклонения изображениям, в отличие от язычников, что, говорит он: “Мы не почитаем изображений” (что было отчетливо заявлено на Никейском соборе).
 
 
 

Категории: 

Поблагодарите: первое сердечко - 1 балл, последнее - 10 баллов: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя Evgen238