Кац - Исход из гетто - Bibliotheca Judaica

Кац - Исход из гетто - Библиотека Юдаика
Bibliotheca Judaica

В течение целого столетия, начиная с последней трети XVIII века, в странах Европы происходили кардинальные пере­мены. При этом глубже всего они повлияли на жизнь еврейского общества, существовавшего бок о бок с европейскими народами.
В  1760—1770 годах евреев рассматривали не иначе как представите­лей единой, хотя и живущей в рассеянии еврейской нации. Одна­ко к 1860 году, несмотря на все еще сохраняющиеся сомнения от­носительно того, как следует определять евреев, упомянутая дефиниция уже явно не годилась.
 
На протяжении указанного столетия еврейские общины про­шли через процесс трансформации, изменившей их правовой ста­тус, профессиональный состав, культурные практики, а также их религиозное мировоззрение и поведение.
 
В целом имели место отход евреев от прежних специфически еврейских моделей и сближение с порядками, принятыми в их не­еврейском окружении. Некоторые секторы еврейской общины бы­ли практически полностью поглощены окружающим обществом; евреи, покинувшие свою среду, вступали в смешанные браки и при­нимали христианство.
 
Порой современникам казалось, что все идет к развалу еврейской общины. Этот прогноз не оправдался; резуль­татом политических, социальных и культурных изменений стал не распад еврейской общины, а ее основательная трансформация. В конце рассматриваемого периода община оказалась вполне жизне­способной, хотя и сильно отличалась по структуре от той, что суще­ствовала веком раньше.
 
Задача настоящей книги в том, чтобы опи­сать и проанализировать перемены, произошедшие с еврейством Центральной и Западной Европы в этот промежуточный период.
 
 

Яков Кац - Исход из гетто - Социальный контекст эмансипации евреев - 1770-1870

Мосты культуры, 2006. - 264 c.
ISBN 5-93273-240-7
 

Яков Кац - Исход из гетто - Содержание

Предисловие
Глава 1. Социальная революция и ее разновидности 
Глава 2. Эпоха гетто
Глава 3. Носители перемен
Глава 4. Полунейтральное общество
Глава 5. Образ будущего
Глава 6. Возражения христиан
Глава 7. Вероотступники
Глава 8. Борьба за реформу
Глава 9. Консерваторы в затруднении
Глава 10. Прогресс в законодательстве
Глава 11. Тщетное бегство от еврейских профессий
Глава 12. Облик эмансипированного еврейства
Михаэль К. Зильбер. Послесловие
Алфавитный указатель
 

Яков Кац - Исход из гетто - Глава 2. Эпоха гетто

 
Распад традиционного общества начался с Западной Европы и оттуда перекинулся на другие страны. Поскольку нас интересуют первые признаки распада, правильней всего будет дать здесь кон­кретно-историческое описание традиционного общества, послу­жившего не только исходным фоном для назревающих перемен, но и тем полем брани, на котором они пробивали себе дорогу. Точнее говоря, нам необходимо представить фактографический и аналити­ческий рассказ о еврейском обществе, каким оно было в 1650—1750 годы в Германии, Австро-Венгрии, Франции, Голландии и Англии.
 
До конца XVIII века по еврейскому населению отсутствуют какие-либо статистические сведения. Но можно попытаться ре­конструировать данные по этому периоду на основании статисти­ки конца XVIII века.
 
Наиболее заметными еврейскими общинами той эпохи были общины Германии и Австрийской империи. В Германии конца XVIII века численность еврейского населения достигала, по име­ющимся оценкам, 175 тысяч человек. В Австрийской империи было около 70 тысяч евреев, проживавших в основном в Мора­вии, Богемии и Вене. В Венгрии насчитывалось 100 тысяч евреев. Что касается Западной Европы, то во Франции их было не более 40 тысяч; большую часть составляла ашкеназская община Эльза­са и Лотарингии, меньшую — сефардская община на юге Фран­ции. В Голландии и Англии также были и сефарды, и ашкеназы; их общая численность достигала 50 тысяч человек в Голландии и около 25 тысяч в Англии.
 
Английские евреи по большей части представляли собой не­давних пришельцев, появившихся в стране в результате мощного иммиграционного притока. В середине XVIII века их насчитыва­лось не более 8 тысяч. Увеличение еврейского населения Голлан­дии происходило за счет медленной, но неуклонной абсорбции иммигрантов из числа сефардов, в том числе марранов, бежавших от испанской и португальской инквизиции, а также прибывав­ших из Германии и Польши ашкеназов. В начале XVII века дан­ный процесс застопорился, после чего возобновился и далее про­текал беспрепятственно. Из 100 тысяч венгерских евреев большинство тоже были иммигрантами, частично из Богемии и Моравии, частично — из Галиции; галицийские евреи мигриро­вали в Венгрию после того, как в конце XVII века империя отво­евала ее у турок.
 
Тогда численность евреев не достигала там и 20 тысяч. Говоря о прочих странах, также следует принять во внимание мобильность еврейского населения и колебания его численности. Но Германия и Австрия не только противодейство­вали иммиграции, но и контролировали естественный прирост еврейского населения посредством ограничения браков. Учиты­вая, однако, что XVIII век отмечен быстрым ростом населения в целом, следует полагать, что в этот период численность евреев тоже увеличивалась ускоренными темпами, причем повсеместно, а не только в странах, куда они иммигрировали. Цифры конца XVIII века нуждаются в тщательной корректировке, если ис­пользовать их в качестве отправной точки для реконструкции статистических данных по предшествующему на 100-150 лет пе­риоду.
 
Подобная же неопределенность царит в вопросе установле­ния процентного соотношения между евреями и общим населе­нием. В конце XVIII века 50 тысяч голландских евреев составляли 2,5 % от двухмиллионного населения страны, что являлось самым высоким показателем по всей Западной Европе. 100 тысяч венгер­ских евреев были частью семимиллионного населения страны, то есть составляли 1,4 %. В других странах процент евреев был гораз­до ниже — в Германии на каждую сотню жителей приходилось ме­нее одного еврея, а во Франции их было лишь два человека на ты­сячу. Можно с уверенностью полагать, что в XVII веке ни в одной из перечисленных стран еврейское население не достигало даже такого процента.
 
Между тем было бы грубой ошибкой оценивать экономичес­кую, социальную и религиозную роль евреев в европейском об­ществе того времени исходя исключительно из их относительной численности. Во-первых, евреи — даже в тех странах, куда их до пускали, — не могли расселяться по всей территории, поскольку им все еще не разрешалось самим выбирать место проживания. Во Франции средневековый Эдикт об изгнании не только не был отменен, но и был переиздан в 1615 году Людовиком XIII. Южно­французские сефарды проникли в страну под видом христиан. Когда же открылось, кто они на самом деле, власти закрыли на это глаза, но формально запрет на их проживание во Франции так и не был снят. Позже, в правление Людовика XV, отдельным лю­дям и даже целым общинам стали выдавать жалованные грамоты с прямым указанием на их еврейство. Подобные официальные документы попросту игнорировали Эдикт об изгнании, не отме­няя его.
 
Еврейское население Меца, Эльзаса и Лотарингии стало невольным приобретением Франции, аннексировавшей эти об­ласти в результате войны с Германией в XVI—XVII веках, особен­но между 1648 и 1681 годом. Стоило им только захотеть, францу­зы могли поступить с этими евреями в соответствии с Эдиктом об изгнании. Однако эдикт утратил свою актуальность, так что эль­засские евреи остались в пределах Франции. На деле же разреше­ние на проживание в той или иной местности зависело от доброй воли местных властей, и многие города, такие, как Страсбург, Кольмар и Мюнстер, оставались закрытыми для евреев. Те же го­рода и селения, которые допустили к себе евреев, обложили их за это особыми налогами и строго ограничили их поле профессио­нальной деятельности.
 
Страной, где евреи — раньше, чем где-либо еще в Европе, — встретили радушный прием и толерантное отношение, обычно называют Голландию. И вполне заслуженно, ибо уже в начале XVII века евреи пользовались в Голландии большей религиоз­ной и экономической свободой, чем в любой другой европей­ской стране. И все же преимущества, коими обладали голланд­ские евреи по сравнению с евреями других стран, были весьма относительными, поскольку связаны были с внешними обстоя­тельствами — бурным ростом голландской экономики и атмо­сферой религиозной терпимости, воцарившейся вслед за пери­одом религиозных распрей, а отнюдь не с изменением статуса евреев. Собственно, правовой статус голландских евреев оста­вался неизменным, как и статус их собратьев в других странах. Такие города, как Утрехт, Гауда и Девентер, для евреев были за­крыты. Мало того, даже родившегося в Голландии еврея счита­ли инородцем, и теоретически он мог быть в любой момент из­гнан из страны, что не было бы сочтено нарушением закона.
 
Существенное отклонение от данной общепринятой практи­ки наблюдалось в Англии. Хотя действовавший там со времен Кромвеля правовой статус евреев оставался неизменным, разре­шение на проживание в этой стране давало евреям право селить­ся в любой ее части. Правда, еврей, эмигрировавший из другой страны, оставался инородцем, зато еврей, родившийся в Англии, являлся британским подданным. Те ограничения в политичес­ких правах и профессиональных возможностях, с которыми при­ходилось мириться еврею, были следствием конституционных за­конов страны, объявивших, что определенные должности могут занимать только англикане. Эти законы были направлены не против евреев, а против христиан, не принадлежавших к англи­канской церкви; так что у евреев не было оснований жаловаться на дискриминацию.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя RomChers