Каннингем - Благочестивая идея Дарвина

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Конор Каннингем - Благочестивая идея Дарвина - Почему и ультрадарвинисты, и креационисты ее не поняли
Библия и наука
Я писал эту книгу в твердой надежде, что мыслящие атеисты и мыслящие христиане выйдут, наконец, из дурацкого тупика, созданного фундаментализмом (неважно - секулярным или религиозным). Общаясь с мыслящими атеистами, я, как мне кажется, всякий раз замечал в них то, что мы могли бы назвать «глупой мудростью» - и она многому меня научила; тогда как мыслящие христиане проявляют «ученое незнание» (если несколько исказить смысл выражений, соответственно, Псевдо-Дионисия и Николая Кузанского). Ибо в некоторых этических, интеллектуальных, метафизических и политических вопросах их интересы совпадают. Происходит же это, на мой взгляд, потому, что те и другие созданы Богом; доказать это мне, разумеется, не под силу, однако наличие или отсутствие у меня подобной способности к делу не относится. И весьма вероятно, что сказанное в настоящей книге будет порой вызывать удивление как у христиан, так и у атеистов, ведь, как заметил однажды Мишель де Серто, «дискурс рождается там, где есть удивление».
 
Еще одним сюрпризом, с которым я определенно столкнулся, работая над книгой, было общение с самыми разными мыслителями, представлявшими великое множество научных дисциплин. Многие из них посылали мне свои рецензии, статьи и даже целые рукописи будущих книг - это были генетики, биологи, философы и т.д., притом по большей части, насколько я мог понять, атеисты. Но в процессе нашего обмена идеями мы преодолевали любые мировоззренческие различия, и, должен признаться, подобный опыт оказался чрезвычайно поучительным (во всяком случае, для меня). За него я и хотел бы сейчас поблагодарить Джерри Фодора, Томаса Нагеля, Леона Басса, Сандру Митчел, Терренса Дикона, Тимоти Шанахана, Джерома Кагана, Марка Ван Регенмортеля, Дэвида Стамоса, Холмса Ролстона III, Ленни Мосса, Эрнана Макмиллана, Э. Дж. Лоу и К. Вайса.
 
***
Каннингем не побоялся снять с материализма онтологические штанишки и задать добрую порку. В первых четырех главах он с неослабной энергией атакует научные и философские взгляды Докинза и ему подобных. Осведомленность автора в сложнейших проблемах естественных наук потрясающа для богослова; он много читал и глубоко мыслил, и его познаний оказалось более чем достаточно, чтобы разнести в пух и прах Докинзовы басни и метафоры, притом относящиеся не только к религии, но и к самой эволюционной биологии.
Quarterly Review of Biology
 
Тем, кто полагает, будто богословы не способны ничему научить естественников, следовало бы вначале бепристрастно выслушать богословов, и эти люди, пожалуй, смогли бы узнать что-то полезное - возможно, даже о самих естественных науках.
Джастин Баррет, Оксфордский университет
 
Каннингем ярко и убедительно доказывает, что новый атеизм не опирается ни на подлинную науку, ни на что-либо, хотя бы отдаленно напоминающее религию, ибо то, что подобная публика принимает за науку, есть по большей части дурная метафизика - а она в принципе не может быть наукой.
Дэвид Дипью, автор «Эволюционирующего дарвинизма»
 
Войти в мир напыщенного пустословия и методично преобразовать его в осмысленный разговор - задача не из легких. Конор Каннингем вполне заслужил подобную похвалу своим беспристрастным и тщательным анализом самых основательных аргументов, выдвинутых каждой из сторон, участвовавших в этой дискуссии.
Дэн Робинсон, Оксфордский университет
 
Сейчас, когда два фундаментализма - религиозный и атеистический - схлестываются в непримиримой борьбе, абсолютно не слыша друг друга (на то они и фундаментализмы), и распространяют далеко вокруг волны ненависти и мракобесия, часто приводящие к открытым конфликтам, книга Каннингема особенно актуальна. Высочайший научный уровень и блестящий стиль делают ее необходимым чтением для любого человека, интересующегося соотношением эволюционного и религиозного мировоззрений, которые, конечно же, ничуть не противоречат друг другу.
Алексей Бодров, ректор ББИ
 
В своей решительной атаке на ультрадарвинизм Ричарда Докинза и Дэниела Деннета Конор Каннингем дерется всерьез и не жалеет противника. Но это не какая-то антиэволюционная диатриба. Ведь Каннингем столь же беспощаден и в своей критике современного креационизма, который он вполне справедливо характеризует как отступление от христианской ортодоксии. Перед нами работа редкой интеллектуальной глубины, опирающаяся как на обширную богословскую эрудицию, так и на серьезное изучение новейших достижений генетики.
Джон Хедли Брук, Оксфордский университет, автор книги «Наука и религия: историческая перспектива»
 
Мощный и ясный ум Каннингема проливает яркий свет на проблему, которую слишком часто скрывали от нас облака предрассудков, идеологии и полемики. Это просто великолепная книга!
Дэвид Бентли Харт, автор книги «Красота бесконечного»
 
Со времен Дарвина материалистические истолкователи природы используют эволюционную биологию как оружие в войне с религиозной верой и богословием. В этом чрезвычайно своевременном и глубоком исследовании Конор Каннингем демонстрирует внутреннюю непоследовательность эволюционистского материализма. Автор делает свое дело основательно, беспощадно и весело. В то же время он показывает, каким образом богословское видение мира способно сообщить новый убедительный смысл той захватывающей картине жизни, которую создал Дарвин. Настоятельно рекомендуем.
Джон Хот, автор книги «Бог после Дарвина»
 
Блестящая и просвещающая книга! Особенно важна для диалога между наукой, религией и культурой.
Архиепископ ЮзефЖичинский, автор книги «Бог и творение»
 
Докинз и компания не имеют ни малейшего понятия о том, что такое религия, и как она «работает». А потому книга Каннингема представляет собой обязательное чтение для каждого, кто всерьез интересуется этим вопросом: совершенно не пытаясь отрицать научную убедительность дарвинизма, она выявляет его ограниченность в понимании не только религии, но и человеческого удела вообще. В наше смутное и бестолковое время подобная книга так же необходима, как простой домашний хлеб.
Славой Жижек, Люблянский университет
 
Книга Каннингема просто великолепна - ни больше, ни меньше. Время от времени Промысел Божий буквально в последний момент посылает нам во спасение какую-то книгу, и «Благочестивая идея Дарвина» принадлежит, вероятно, к числу таких книг.
Эндрю Девисон, The Church Times
 
Эта широкая по своему тематическому охвату и основанная на блестящей эрудиции книга представляет собой чрезвычайно важный вклад в нынешние дискуссии об истинном смысле и значении эволюционной теории. ... Каннингем выступает одновременно со строго рациональным обоснованием и со страстной защитой via media между крайностями фундаменталистской религии и догматического сциентизма. Его книгу должен прочесть каждый, кого тревожит интеллектуальное здоровье современного публичного дискурса о тех предметах, которые сильнее всего влияют на настоящее и будущее нашего биологического вида.
Э. Дж. Лоу, Даремский университет
 
Конор Каннингем не просто разъясняет позиции обеих сторон в споре дарвинизма и религии; он также показывает, что эволюция вовсе не приводит к расколдованию мира и человека. Напротив, эволюция открывает их истинную, внутреннюю ценность. В своей удивительно прозрачной и яркой прозе Каннингем описывает научную подоплеку спора, его историю и значение терминов, используемых его участниками. ... Авторитетная работа, основанная на поразительно широком круге научных, философских и богословских источников, как современных, так и классических.
Роберт Соколовски, Католический университет Америки
 
Превосходная книга! Чрезвычайно содержательная и доступно написанная, она не затруднит читателей-неспециалистов благодаря, главным образом, простым и красивым примерам, историям и цитатам, которые использует Каннингем. Добавим, что его интерпретация генетической науки безупречна. Я сам многое почерпнул из этой книги!
Мишель Моранж, автор «Истории молекулярной биологии»
 

Конор Каннингем - Благочестивая идея Дарвина - Почему и ультрадарвинисты, и креационисты ее не поняли

Перевод c английского Алексей Васильев
Серия «Богословие и наука»
М.: Издательство ББИ, 2018. - 604 с.
ISBN 978-5-89647-346-6
 

Конор Каннингем - Благочестивая идея Дарвина - Почему и ультрадарвинисты, и креационисты ее не поняли - Содержание

Предисловие к русскому изданию
Благодарности
Введение
  • Глава 1 - Введение в дарвинизм - общепринятый взгляд: расколдование
  • Глава 2 - Единицы возобновления
  • Глава 3 - Неестественный отбор
  • Глава 4 - Означает ли эволюция прогресс?
  • Глава 5 - Материя выше духа: «Нового времени не было»
  • Глава 6 - Натурализация натурализма: призраки материализма
  • Глава 7 - Иная жизнь: «Мы никогда не были средневековыми людьми»
Послесловие к русскому изданию
Указатель
Цитируемые издания, доступные на русском языке
 

Конор Каннингем - Благочестивая идея Дарвина - Почему и ультрадарвинисты, и креационисты ее не поняли - Предисловие к русскому изданию

 
Науку - обыкновенно этим занимаются не самые даровитые из ее эпигонов - используют порой как оружие против религии. Вопиющая дерзость этой уловки поражает, а от жульнического «перевода стрелок» и вовсе захватывает дух (как и в случае с теорией «разумного замысла», еще одной приземленной попыткой увести наш ум в сторону). И это потому, что наука, пусть даже косвенным образом и вне связи с чисто конфессиональной проблематикой, указывает нам на совершенную невозможность открытого атеизма. Наука - один из великих и бесконечных вопросительных знаков, тогда как метафизика - великий вопрос вопросов, а богословие - апоретический вопрос и ответ на него - личность, Логос, ставший плотью и сам творящий плоть. В этом своем качестве наука всегда начинает все заново и по-другому, резюмируя весь предшествующий дискурс и оставаясь при этом в вечном долгу у того, что ей предшествует. Как подчеркивает в своей «Ортодоксии» Честертон:
Дети полны сил, они свободны, они крепки духом, потому им и хочется, чтобы все повторялось. Они твердят: «Еще!», и взрослые слушаются, пока не падают от усталости, -ведь взрослые недостаточно сильны для однообразия. А вот Бог, наверное, достаточно силен. Наверное, Он каждое утро говорит «Еще!» солнцу и каждый вечер - месяцу. Быть может, не сухая необходимость создала все маргаритки одинаковыми; быть может, Бог создал каждую отдельно и ни разу не устал. Бог ненасытен, как ребенок, ибо мы грешили и состарились, и Отец наш моложе нас.
Если мы хотим наследовать Царство, то, учат нас, мы должны обратиться и быть как дети; Царство же включает в себя Землю, и Луиджи Джуссани, по-видимому, более чем прав, когда говорит нам, что «попытка отделить Небеса от Земли есть преступление»[1]. Более того, весьма вероятно, что именно в этой попытке источник всех возможных преступлений. Достоевский, как известно, предостерегал нас: если Бога нет, все дозволено, и это, несомненно, чистая правда. Но, как подчеркнул Жак Лакан, кое в чем Достоевский «ошибся», ведь без Бога уже не остается ничего дозволенного. Насколько я понимаю, он хотел сказать, что без Бога возможен только нигилизм, а это значит, что мы оказываемся по ту сторону добра и зла (как хотелось бы Ницше) - величайшее преступление заключается в том, что больше нет никаких преступлений, а есть только полное их забвение, и нас рожают уже не верхом на могиле (как говорил Сэмюэл Беккет), а, скорее, в самой могиле. Бог или ничто и даже меньше, чем ничто - такова ставка.
 
Настоящая книга есть попытка поучаствовать в полемике вокруг спорных вопросов теории эволюции, но, сказать по правде, я очень надеюсь, что, дочитав ее до конца, вы испытаете точно такое же странное облегчение, какое ощутил я - некое чувство свободы - и пожмете плечами. И тогда вы сможете, наконец, сбросить с себя культурные цепи позднего модерна и насладиться научным дискурсом во всем его богатстве, как одним из захватывающих приключений, которые дарит нам жизнь.
Здесь, пожалуй, мне следует обратить внимание читателей русского издания на одно обстоятельство, замеченное лишь немногими из тех, кто прочел английский оригинал (как, впрочем, и другие переводные версии), а именно: книга строится вокруг шести дней творения, вот почему в главе 7 человек охарактеризован как вид живых существ, рожденный Субботой[2].
 
Я хотел бы воспользоваться возможностью и выразить мою глубокую благодарность всем, кому довелось изрядно попотеть над переводом этой книги, и, конечно, ректору Библейско-богословского института Алексею Бодрову. Для меня большая честь сознавать, что изложенные мною мысли зазвучат теперь и на русском языке. А поскольку у меня и у одного из величайших людей России Федора Достоевского общий день рождения, то мне хотелось бы надеяться, что призрак его вечно живого вдохновения - пусть даже в сколь угодно «усеченном» виде и спотыкаясь - бродит и по этим страницам.
 
Конор Каннингем, 14 августа, 2017 г.



[1] Luigi Giussani, The Risk of Education, trans. R. Frongia (Crossroad Publishing Company: New York, 2001), p. 13.
[2] См. с. 485 настоящего издания. Дополнением к этой книге станет том, состоящий из трех глав. Такая его структура призвана не только вызвать в нашем сознании идею Троицы, но и указать на трехчастность человеческой антропологии, а именно: Тело (читай: Наука), Душа (читай: Философия) и Дух (читай: Богословие). См.: Connor Cunningham, The Marriage of Discourse: The Return of Scientia (Grans Rapids, MI: Wm B Eerdmans, 2019).
 
2017-12-09
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Tov