Карпук - Архиепископ Нил (Исакович)

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Дмитрий Андреевич Карпук - Архиепископ Нил (Исакович) (1799–1874). Геолог, минералог, палеонтолог и богослов
Николай Федорович Исакович родился в последние годы уходящего в историю бурного и, безусловно, переломного для России XVIII столетия. Происходил будущий миссионер из семьи священника, который служил при Николаевской церкви в селе Орехи Могилевской епархии. Теперь это городской поселок Ореховск, Оршанского района, Витебской области, в Республике Беларусь. Отец, который, по словам одного из биографов, происходил из дворянского сословия, скончался раньше, чем на свет появился его сын. Поэтому воспитанием Николая занималась исключительно его матушка Марфа Ивановна, которую сын очень любил.
 
Впоследствии, когда она скончалась в Гродно, владыка Нил устроил за свои деньги над ее могилой небольшую церковь во имя преподобной Марфы. Об этом свидетельствует надпись на мемориальной плите в алтаре церкви: «Здесь покоится прах Священницы Марфы Исаковичей, матери архиепископа Иркутского и Якутского и Кавалера Нила, скончавшейся 4-го мая 1846 года, имевшей от роду 74-е года, в память коей последним воздвигнут сей храм в 1848-м году». Позднее, в 1866 году, при содействии епископа Брестского Игнатия (Железовского) и Гродненского губернатора Ю. К. Крживицкого церковь, которая «по наружности не имеет вида Православного храма и по внутреннему устройству весьма бедна, а по объему своему до того тесна, что затрудняет как священнослужителей, так и мирян, особенно при отпевании», была перестроена.
 
Владыка Нил, будучи тогда уже архиепископом Ярославским, пожертвовал на реконструкцию-перестройку 300 руб. Всего же необходимо было 1650 руб. В советские времена храм не избежал участи большинства православных храмов и был закрыт. В 1990 году решением Гродненского горисполкома церковь была возвращена Русской Православной Церкви и трудами иерея Ильи Комкова восстановлена в кратчайшие сроки (с августа 1990-го по июль 1991 года). В день святых первоверховных апостолов Петра и Павла она была заново освящена митрополитом Минским и Гродненским Филаретом (Вахромеевым).
 

Дмитрий Андреевич Карпук - Архиепископ Нил (Исакович) (1799–1874). Геолог, минералог, палеонтолог и богослов

Санкт-Петербург, СПбПДА, 2015
ISBN 978-5-906627-16-2

Дмитрий Андреевич Карпук - Архиепископ Нил (Исакович) (1799–1874). Геолог, минералог, палеонтолог и богослов - Содержание

Введение, или Несколько слов об ученых архиереях «второго эшелона»
Мрак архивный, или Раздел источниковедческо-историографический, который можно и не читать
  • Глава I. Детство, отрочество, юность и духовно-педагогическая деятельность
    • “Гэтае дзіця падае вялікія надзеі”, или Несколько слов об образовании Николая Федоровича Исаковича
    • «Зачем ломаешь крест Христов?», или Духовно-педагогическое служение архимандрита Нила в «царстве розги»
  • Глава II. Противораскольническая деятельность в Вятской епархии
    • «Тренировочная» епархия, или Рукоположение архимандрита Нила в епископа Вятского и Слободского
    • «Господи Боже! Дай овечку. Дай козу», или Особенности миссионерского служения среди вотяков и черемис (удмуртов и марийцев)
    • «Клянусь Всемогущим Богом, что, обратившись из раскола к Православной церкви…», или Противораскольническая деятельность на просторах Вятской епархии
    • Отец Браун по-русски, или Несколько слов о погонях за старообрядцами и допросах беглого монаха-дезертира
  • Глава III. Миссионерское служение на Иркутской кафедре
    • Перевод на кафедру святых и сумасшедших, или Путешествие из Вятки в Иркутск
    • «Хочу быть достойным Иркутской губернии», или Особенности внутрицерковной монашеской и священнической миграции
    • «Секретное» пожертвование императора Иркутской кафедре, или Несколько слов о том, нужны ли деньги миссионерам
    • Пустынь или курорт? или Миссионерские поездки архиепископа Нила по самой большой епархии
    • Православная миссия с риском для жизни, или Три слова о двух походных храмах
    • «Православный лама», или Провал миссии на бурятском языке
    • Заговор «всея Сибири», или Взаимоотношения архиепископа Нила и декабристов
  • Глава IV. Архипастырская деятельность на Ярославской кафедре
    • «Мы постоянно с вами ссорились, но я вас люблю», или Путешествие из Иркутска в Ярославль
    • «Для чего увековечивать печатью то, что достойно не памяти, а забвения?», или Несколько слов о цензорской деятельности архиепископа Нила
    • «Тайный буддист», или Насколько актуальным может быть исследование, написанное более 150 лет назад
    • Первый среди мало кому интересных, или Несколько слов об издании «Ярославских епархиальных ведомостей»
    • Как Александр Невский потерял наперсный крест, или Зачем духовенству награды?
    • Минералогическая коллекция: архиерейская забава или любовь к науке?
«Немного у нас архиереев с таким умом, деятельностью и опытностью», или Несколько слов вместо заключения
 

Дмитрий Андреевич Карпук - Архиепископ Нил (Исакович) (1799–1874). Геолог, минералог, палеонтолог и богослов - Введение, или Несколько слов об ученых архиереях «второго эшелона»

 
В XIX веке все тогдашние монахи условно делились (как они сами говорили) на две большие группы – монастырских и ученых. В первую группу входила большая часть монашествующих, значительная часть из которых в свою очередь была вчерашними мещанами и крестьянами, а значит, людьми чаще всего малограмотными или вовсе безграмотными. Монастырскому монаху, иначе – «простецу», было очень сложно (а порой и просто невозможно) принять священническое рукоположение. Но если все же это происходило, то диаконский сан уже являлся большим успехом, а сан иеромонаха можно было считать генеральским чином. Выше по духовно-карьерной лестнице проходили единицы. Вторая же группа монахов именовалась ученой по одной причине – они имели духовное образование, то есть в сравнении с монастырскими монахами они были образованными. Но именовались они не «образованными», а именно «учеными» монахами.
 
Впоследствии, после пострига, такой ученый монах мог, конечно, заниматься богословской наукой, если у него был интерес и если эти занятия не отвлекали его от основных послушаний. Но мог и не заниматься. И тогда ученые труды такого ученого монаха в лучшем случае ограничивались лишь выпускным кандидатским сочинением, а иногда еще сборником слов и поучений. Ученое монашество было тем золотым фондом Русской Православной Церкви, откуда черпались кадровые ресурсы для замещения административных постов в духовно-учебном ведомстве, настоятельских мест в монастырях и заграничных духовных миссиях, а также для замещения архиерейских кафедр. И если для монастырского монаха сан иеромонаха был вершиной его возможного роста, то для ученого монаха с этого все только начиналось. И для него остаться простым иеромонахом означало только одно – полный провал.
 
Ученые монахи чаще всего становились архиереями, которые далеко не всегда стремились к занятиям наукой. Это и неудивительно. Частые богослужения, объезды епархий, необходимость решать всевозможные текущие вопросы епархиальной жизни поглощали уйму времени и требовали много сил. И не у всех владык была возможность посвящать несколько часов в день или даже в неделю сугубо исследовательской деятельности. Поэтому даже человеку знающему порой будет непросто назвать из числа многочисленных архиереев того же XIX века хотя бы полтора десятка выдающихся ученых архиереев. Конечно, первым в этом списке будет стоять святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский. Далее необходимо назвать еще двух святителей – Игнатия (Брянчанинова), епископа Кавказского, и Феофана (Говорова), Затворника Вышенского. Затем в первый ряд ученых владык, безусловно, необходимо включить митрополита Московского Макария (Булгакова) и архиепископа Черниговского Филарета (Гумилевского), известных своими монументальными и теперь уже классическими исследованиями по русской церковной истории. Никак нельзя пройти мимо величественной в истории нашего миссионерства фигуры святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского – «патриарха» миссионеров. К сожалению, теперь уже мало кто вспомнит имя выдающегося в свое время церковного деятеля и проповедника архиепископа Херсонского Иннокентия (Борисова). А ведь его проповеди были переведены на французский, немецкий, греческий, армянский и другие языки. И еще одна любопытная деталь: из всех архиереев XIX века только владыка Иннокентий изображен на известном памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде.
 
Все это ученые архиереи первого ряда, творцы церковной истории. Так, например, святителя Филарета называют солнцем русской церковной жизни XIX столетия. И с этим утверждением невозможно спорить. Святитель сделал так много для русской богословской науки, для духовной школы, в сферах церковно-государственных и церковно-общественных отношений, что каждой из сторон многогранной деятельности Филарета посвящены десятки исследований. И поскольку количество работ с каждым годом только растет, то ученые ввели даже специальный термин для обозначения всей литературы о наследии московского святителя – Filaretica. Но ведь, как хорошо известно, при ярком свете солнца очень сложно или, точнее, практически невозможно увидеть другие светила – луну, звезды… В такой ситуации складывается ложное представление, что других светил и не было. Это – во-первых.
 
Во-вторых, XX век с его страшными катастрофами затмил собой предшествующее время. Например, если бы сейчас был 1913 год, то на вопрос, какое событие было самым страшным в истории России, среди ответов, вне всякого сомнения, конкурировали бы Смута начала XVII века и Отечественная война (первая и на тот момент пока что единственная) 1812 года. Далее вспоминали бы, конечно, еще иго татаро-монгольское, или, как теперь принято говорить, золотоордынское. Но оно выглядело бы весьма блекло на фоне бесчинств поляков в 1612 году или разгула «двунадесяти языковъ» в 1812 году. Точно так же, как в 2015 году после беспрецедентных баталий двух мировых войн, выглядят бледненько Сигизмунд III с Лжедмитриями и Наполеон. А ведь еще были Октябрьская революция, Гражданская и «холодная» войны, «лихие 90-е». Вот и получается, что XIX век, чрезвычайно насыщенный и интересный, стоит как бы в тени у своего «младшего брата» – века XX. А вместе с ним в тени продолжает оставаться и церковная история (гражданской истории все же повезло больше).
 
Вместе с тем нельзя не отметить тот момент, что наступает время, когда и церковная история XIX столетия все чаще привлекает к себе внимание исследователей, а вместе с ними и читателей. Причем внимание уделяется не только общим вопросам, но и биографиям наиболее видных церковных деятелей. В этом смысле современная церковная историография оказалась в тренде, так как современный этап развития жанра исторической биографии сейчас характеризуют исключительно такими понятиями, как «биографический бум», «ренессанс персональной истории», «новый биографизм», «биографический поворот». Учеными – специалистами Свято-Тихоновского университета составляется поденное жизнеописание святителя Филарета. Усилиями многочисленных исследователей осуществляется грандиозное 40-томное издание творений святителя Феофана Затворника. Труды Игнатия Брянчанинова переизданы уже неоднократно. Та же «участь» постигла и творческое наследие Макария (Булгакова), Филарета (Гумилевского), Иннокентия (Борисова) и Евгения (Болховитинова). Завершено научное издание трудов Иннокентия (Вениаминова). Стоит только порадоваться, что столь значимые для нашей церковной истории имена вышли из тени забвения. Но, с другой стороны, есть еще очень много архиереев, труды которых вряд ли будут когда-либо переизданы, хотя бы потому, что они были востребованы и чрезвычайно актуальны исключительно для своего времени. Это и митрополит Григорий (Постников) – борец со старообрядческим расколом, основатель трех духовных журналов, в том числе и самого первого в истории церковной журналистики «Христианского чтения», и епископ Иоанн (Соколов) – известный специалист по каноническому праву, и архиепископ Амвросий (Ключарев) – крупный богослов и апологет Православной Церкви.
 
Именно эти и многие другие ученые архиереи «второго эшелона» (а ведь еще можно выделить и «третий эшелон») оказались незаслуженно забытыми или остаются малоизвестными для широкой публики. К этому «второму ряду» относится и архиепископ Нил (Исакович) – ученый монах, знаток нескольких языков, переводчик Св. Писания и богослужебных текстов на монгольский язык, миссионер, полемист, духовный писатель, церковный историк и краевед, автор уникальных по своему содержанию и значению «Путевых записок» и научного труда по буддизму, геолог, обладатель уникальной минералогической коллекции, член Географического общества, почетный член Санкт-Петербургского и Казанского университетов, прототип главного героя рассказа Н. С. Лескова «На краю света». Разве этот ученый архиерей не заслуживает хотя бы краткого разговора о его деятельности в истории чрезвычайно интересного, но пока еще мало известного, как показала архивная работа при изучении жизни владыки Нила, XIX столетия?
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 6.5 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон