Кирсберг - Феноменология жизни

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Игорь Викторович Кирсберг - Феноменология жизни - Ветхий Завет и первые христиане
В гуманитарных науках исследователи уверены, что всегда имеют дело с представлениями - и когда обращаются к древним текстам, к другой традиции. Даже не будучи рационально осмысленным, прошлое уже в силу нашей современности представляется как пример более-менее разумной работы предков, вынуждая мысль о древности как современности. И тогда изготовлялись предметы, будь то утварь, постройка или текст. Современному человеку Библия является книгой, поэтому кажется, что такой она была и тогда: ее читали, у нее были авторы. Имея в виду зту неизменность человека по существу, исследователи говорят о представлениях и о том, что помимо них. Однако уверенность исследователей, хотя подкреплена естествнными науками, не является научной, посколъку наука не обращает внимание на само рационально-субъективное представление, ввиду которого она только и происходит; подтверждая его положения только в его же пределах. Однако разумность представившегося нам прошлого еще не свидетельство его разумности помимо нашеrо представления о нем.
 
Ввиду фактичекси общего древности и современности рационально-субъективного представления, неизбежного, так как вне современности древность нам не дана, и необходимого, так как позволяет нам  рассуждать дать, возникают невольные - непредусмотренные исследователями ·- модернизации, смешивающие древность и современность, очевидно отличные от двух общеизвестных - вызванных произвольными мнениями и устоявшимися концепциями, хотя фактически неустранимые, но сокращаемые, если подвергнуто проверке само рационально-субъективное представление - возможность современных взаимосвязанных понятий, то . есть прежде всего понятий, составляющих его форму как устройство: субъекта как разумно-производящего деятеля и объекта как предмета (противостоящей, невменяемой-потребляемой цели).
 
Другие понятия объекта - всеобщего и необходимого сущего, сущего до , вне и независимо от сознания - подразумеваются нами, так как имеют в виду, пусть не всегда явную, возможность его потребления: в качестве содержания представления объект уже как-то освоен, но не рассматриваются, так как различие древности и современности при проверке первого понятия самое очевидное. 
 

Игорь Викторович Кирсберг - Феноменология жизни - Ветхий Завет и первые христиане

Москва, Древлехранилище, 2003 . - 224 с.
ISBN 5"93646-058-4 
 

Игорь Викторович Кирсберг - Феноменология жизни - Ветхий Завет и первые христиане - Содержание

ЧАСТЬ 1. Ветхий Завет. Введение. Сомнительность рационально-субъектквного представления Библии
  • Глава 1. Сущее как живое 
  • Глава 2. Деятельность живого 
  • Глава 3. Смерть живого 
 
ЧАСТЬ 2. Первые христиане. Введение . Событие Христа как исходное
  • Глава 1. Событие Христа как исходное 
  • Глава 2. Человек во Христе 
  • Глава 3. Жизнь во Христе 
  • Глава 4. Смерть грешника 
Заключение. О дисциплинарной строгости библеистики 
Примечания 
Литература 
 

Игорь Викторович Кирсберг - Феноменология жизни - Ветхий Завет и первые христиане - Сущее как живое

 
Что Бог - жизнь, а сущее для евреев - это живое в рационалистической традиции общеизвестно, поэтому кажется, феноменология не нужна. Однако ввиду исходного представления, невольно, сущее представляется как предметное (если и не потребляемое, то готовое к употреблению), а человек, тем более Бог, - как современный субъект. При таком представлении жизнь и живое не очевидны, и не видно возможности представить их ввиду самого ... представления, тем более , что они не были связаны ни с разумом, ни с сознанием. Так что общеизвестность первых двух утверждений мнимая ( ограничена формулировкой). Феноменология не доказывает эти утверждения и, строго говоря, не позволяет понять, но все-таки позволяет наглядно-словесно представить - выказать то, что в них пытаются подразумевать. Феномен выкажется (явится) в выказывании. Кроме жизни и живого других феноменов в Библии нет, поэтому каковы они - будет очевидно по соотношению между ними. В отсутствие современного субъекта это соотношение - еще увидим - не отличимое от них как производное; это их же распространение, поэтому такое выказывание достаточно. 
 
Живое - ввиду жизни и являющее жизнь - тоже жизнь: «kol nephesh chaiyah» - каждое живое существо - не отличается от «kol chai» или «kol chaiyah» - это живое, каждая жизнь. «Nephesh», обычно переводимое словом «душа», не означает особой нематериальной субстанции, а тоже отдельная или совокупная жизнь. Выказывание живого в таком происхождении - не как самой жизни - фактически наиболее доступно и будет прежде всего. Итак, если отвлечься от исходного представления, в тексте Библии не найти доказательств Библии как текста. Текст - в устной или письменной речи - органично ( цельно-вещественно) срастается с жизнью: от него начинается путь народа к земле, из текста доносится направляющий голос Бога . Текст воплощается и в скрижалях Моисея, и в словах и делах пророка, становясь молчаливым, но не менее красноречивым, воплощается во всем живом - в нерукотворной записи веления Бога. И сказал Господь: да будет - и стало, повелел рез пророка или в знамении - и случилось. Каждая подробность живого, даже в простом наличии вещи, выразительна, возможна как прямая речь, а речь - и не речь новее, а самое настоящее действие: нет строгого разграничения живого и его выражения - везде сплошная говорящая действительность. Поэтому повествование и прямая речь неразличимы как обстоятельное изложение (так сказать, изложение действительности помимо субъективного) и личностный всплеск, но лишь по степени именования - переживания: они одинаково заполнены человеческо-вещным, предрекают друг друга: речь Азарии об Асе - повествование про Асу, победоносная речь Авии - повествование о победе. Как вязь одних и тех же подробностей они настолько схожи, что могли бы взаимно переставляться: речь Азарии в середине повествования про Асу не нарушает его, возможна в любом месте этого повествования . .. Мы еще обратим внимание на размещение текста как особенность древнего пространства - времени ... , невозможного не только вне содержания текста, но и его устройства: последовательность книг - это этапы истории, текстологическая близость и взаимопереплетенность - это географически близкое расположение и связи: Египта и Палестины, Израиля и Иудеи . .. Прямая речь нередко представима как повествование (и наоборот) без ущерба, тем более, что прямые речи, различаемы не личностно, а по общим человеческо-вещным подробностям: речь Авии - это речь возможно любого праведника, причастная к Авии лишь в силу его участия в подробностях, о которых речь, молитва Езекии - при исключении имен - возможна как молитва Псалмов. И повествование, в котором действительность - добродетель - или грех, представимо как прямая речь. 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Aleksey