Кострюков – Лекции по истории Русской Церкви (1917–2008)

Со всеми книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Лекции по истории Русской Церкви - 1917–2008 - Учебное пособие - Кострюков Андрей
Практически весь XX в. был для Церкви периодом преследований со стороны коммунистического государства. Репрессии были неминуемы.
 
Еще в XIX в. среди марксистов шли споры относительно места религии при социализме – необходимо ли устранить ее силой или дожидаться, пока она отомрет сама. Понятно, что представители последнего мнения, в случае прихода к власти, отнеслись бы к Церкви намного спокойнее, чем большевики. Нужно учитывать, что некоторые социалистические партии допускали и многопартийную систему, которая несомненно смягчила бы удар по религии.
 
Установление в России подлинной власти Советов также могло уменьшить масштабы гонений – такая система предполагала, что управлять страной будут избранные представители простого народа, среди которых было немало верующих людей. Однако «власть Советов» оставалась на протяжении 70 лет формальностью: реальную власть захватила самая жестокая фракция коммунизма – большевизм. В 1918 г. были запрещены все политические партии, кроме партии коммунистов-большевиков.
 
Хотя официально была декларирована свобода совести, верующие оказывались людьми второго сорта. На продвижение по службе могли рассчитывать только члены коммунистической партии, для которых воинствующий атеизм был обязательной частью мировоззрения. Лидер коммунистов В. И. Ульянов-Ленин, выбросивший свой крест в мусор в 15-летнем возрасте, не предполагал никаких идейных послаблений в отношении членов своей партии. Заявляя, что религия является частным делом по отношению к государству, Ленин и его преемники настаивали, что к компартии это не относится. “Вождь пролетариата” призывал гнать из партии коммунистов, которые участвуют «в религиозных обрядах».
 
Атеизм, по мнению Ленина, являлся основой большевистской идеологии. «Партия наша, – писал он, – есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего. Такой союз не должен безразлично относиться к бессознательности, темноте или мракобесничеству в виде религиозных верований». Или: «Мы должны бороться с религией. Это азбука всего материализма и, следовательно, марксизма».
 
В частных письмах Ленин и вовсе не скрывал своего глубокого отвращения к религии. «Всякий боженька, – писал он Максиму Горькому, – есть труположство. <...> Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость, самая опасная мерзость, самая гнусная “зараза”».
 
Таким образом, власть была настроена на решительную борьбу с Церковью, в то время как влияние последней на народ стало снижаться задолго до трагедии 1917 г. Предупреждения о грядущих бедствиях звучали из уст православных подвижников, писателей и мыслителей с конца XIX в. К сожалению, предостережения услышаны не были.
 

Кострюков Андрей – Лекции по истории Русской Церкви (1917–2008): Учебное пособие

М.: Изд-во ПСТГУ, 2018. – 368 с.
ISBN 978-5-7429-1108-1
 

Кострюков Андрей – Лекции по истории Русской Церкви (1917–2008) – Оглавление

ГЛАВА 1. Церковь при Временном правительстве
ГЛАВА 2. Московский Собор 1917–1918 гг.
  • § 1. Первая сессия Собора. Восстановление патриаршества
  • § 2. Вторая и третья сессии Собора
ГЛАВА 3. Российская Церковь в 1917-1921 гг.
  • § 1. Церковь и коммунистическое государство в 1917–1921 гг.
  • § 2. Церковная ситуация на Украине
  • § 3. Церковная жизнь на территориях, занятых белыми армиями
ГЛАВА 4. Российская Церковь в 1921-1925 гг.
  • § 1. Кампания по изъятию церковных ценностей
  • § 2. Начало обновленческого раскола
  • § 3. Церковное управление в 1923-1925 гг.
ГЛАВА 5. Российская Церковь при патриаршем местоблюстителе митрополите Петре
ГЛАВА 6. Первое заместительство митрополита Сергия (Страгородского)
  • § 1. Начало григорианского раскола
  • § 2. Оппозиция митрополита Агафангела 1926 г.
  • § 3. Попытки митрополита Сергия нормализовать церковную жизнь
  • § 4. Российская Церковь в период временного заместительства митрополита Иосифа (Петровых) и архиепископа Серафима (Самойловича)
ГЛАВА 7. Новый курс митрополита Сергия (Страгородского) и реакция на него Российской Церкви
  • § 1. Деятельность митрополита Сергия в первые месяцы после освобождения
  • § 2. Оппозиция курсу митрополита Сергия
ГЛАВА 8. Российская Церковь в годы второго заместительства митрополита Сергия
  • § 1. Причины и законодательная база новых гонений на Церковь
  • § 2. Положение духовенства и мирян в 1927-1935 гг.
  • § 3. Деятельность митрополита Сергия в 1928-1935 гг.
  • § 4. Православное просвещение и церковное сопротивление
ГЛАВА 9. Российская Церковь в 1936-1939 гг. Большой террор и предвоенные годы
ГЛАВА 10. Положение Православной Церкви на территориях, отошедших от Российской империи
  • § 1. Церковная жизнь в Финляндии
  • § 2. Церковная жизнь в Польше в 1920–1939 гг. и в Польском генерал-губернаторстве в 1939–1941 гг.
  • § 3. Церковная жизнь в Эстонии
  • § 4. Церковная жизнь в Латвии
  • § 5. Церковная жизнь в Литве
  • § 6. Церковная жизнь в Молдавии
ГЛАВА 11. Русская Церковь в годы Второй мировой войны
  • § 1. Русская Церковь в 1939-1941 гг.
  • § 2. Церковная жизнь на территориях, оккупированных Германией
  • § 3. Московский Патриархат в 1941–1945 гг.
ГЛАВА 12. Русская Церковь в последние годы сталинского правления и в период государственного междувластия (1945-1958 гг.)
  • § 1. Русская Церковь в 1945–1948 гг.
  • § 2. Московское совещание глав и представителей Православных Церквей
  • § 3. Русская Церковь в 1948–1953 гг.
  • § 4. Русская Церковь в 1953–1958 гг.
ГЛАВА 13. Русская Церковь в годы хрущевских гонений (1958-1964 гг.)
  • § 1. Церковная политика советской администрации в 1958-1964 гг.
  • § 2. Советские методы борьбы с Церковью и церковное сопротивление
  • § 3. Церковь против атеистической пропаганды
  • § 4. Внешние контакты Русской Церкви
  • § 5. Святость и духовническое служение
ГЛАВА 14. Русская Церковь в 1964–1985 гг.
  • § 1. Православная Церковь и политика коммунистического руководства
  • § 2. Церковная жизнь
  • § 3. Святость и пастырское служение
  • § 4. Церковное сопротивление воинствующему атеизму
ГЛАВА 15. Русская Церковь в последние годы коммунистического режима
  • § 1. Церковно-государственные отношения в 1985-1991 гг.
  • § 2. Церковная жизнь
  • § 3. Расколы и разделения
ГЛАВА 16. Русская Церковь в 1992-2008 гг.
  • § 1. Церковно-государственные отношения
  • § 2. Проблемы церковной жизни
  • § 3. Экуменические контакты
  • § 4. Расколы и разделения
    • Украинские расколы
    • Расколы в Эстонии и Молдавии
    • «Свободная Церковь»
    • Диомидовскии раскол
  • § 5. Канонизация святых
  • § 6. Святость и подвижничество
ГЛАВА 17. Русская Церковь в эмиграции
  • § 1. Русская Зарубежная Церковь в 1920–1926 гг.
  • § 2. Структуры русской церковной эмиграции в 1927–1936 гг.
  • § 3. Русская церковная эмиграция в 1936–1949 гг.
  • § 4. Русская церковная эмиграция в 1950–1986 гг.
  • § 5. Русская церковная эмиграция в 1986–2008 гг.
ГЛАВА 18. Духовное просвещение и богословие в 1917–2008 гг.
  • § 1. Проблемы духовного образования на родине
  • § 2. Духовное просвещение и богословие в эмиграции
  • § 3. Богословские споры в русской эмиграции
    • Учение митрополита Антония (Храповицкого) об искуплении
    • Учение протоиерея Сергия Булгакова о Софии
Библиография
Источники
Литература
 

Кострюков Андрей – Лекции по истории Русской Церкви (1917–2008) – Новый курс митрополита Сергия (Страгородского) и реакция на него Российской Церкви

 
Появление «Декларации» в тот момент не привело к существенному улучшению положения Церкви. Параллельно с освобождением некоторых сторонников митрополита Сергия немалое число архипастырей и пастырей оказалось в заключении. Более того, непризнание «Декларации» могло усугубить положение арестованных пастырей и мирян. Но самым тяжелым последствием нового курса митрополита Сергия стали церковные разделения. Как и предполагали в ОГПУ, действия заместителя вызвали протест со стороны немалой части Церкви.
 
Новый курс митрополита Сергия на самом деле не вполне соответствовал линии патриарха Тихона, хотя заместитель местоблюстителя и пытался доказать это преемство. Общим в действиях святителя Тихона и митрополита Сергия было стремление легализовать Церковь и доказать советской администрации, что верующие готовы быть достойными гражданами своей страны. Однако на этом сходство заканчивалось. Предшественники митрополита Сергия настаивали на внутренней свободе Церкви, на недопущении государства в ее внутреннюю жизнь, в то время как в «Декларации» современники усматривали готовность поработить Церковь атеистическому режиму. Еще одна причина непризнания «Декларации» была в том, что права Временного Патриаршего Синода были недостаточно прочными. Этот Синод был избран не Собором, а набран самим митрополитом Сергием. С. В. Троицкий в своем труде «Размежевание или раскол» указывал на юридическую аксиому: никто не может дать другому больше прав, чем имеет сам. А потому полномочия Временного Синода не могли превышать полномочий самого митрополита Сергия, и изданные Синодом документы и распоряжения имели не больше авторитета, чем если бы составлялись заместителем единолично. Наконец, в отличие от первого проекта «Декларации» 1926 г., документ 1927 г. не был разослан в епархии для обсуждения, а был принят узкой группой лиц.
 
Значительная часть Церкви все же постаралась избежать разделения с митрополитом Сергием, посчитав, что в сложившихся обстоятельствах он не мог действовать иначе. Созвать Собор ему не позволяла коммунистическая власть, а выстраивать отношения с ней было необходимо. Имели место опасения, что советское руководство полностью ликвидирует Патриаршую Церковь, заменив ее обновленцами. Раскольники действительно имели шансы занять место законной Церкви: они постепенно отказывались от нововведений, главой обновленцев был иерарх дореволюционного рукоположения Вениамин (Муратовский), который носил громкий титул «митрополита Московского и Коломенского». Практически обновленческими были и целые регионы, например, Сибирь, Кубань и Ставрополье. Немаловажно было и то, что обновленческий раскол признавался Константинополем. Понимание, что собой представляет «Православная Российская Церковь» (или «Синодальная Церковь»), как именовали себя раскольники, было только у церковных людей, живущих духовной жизнью. Малоцерковный народ как правило, не разбирался в том, чем отличаются обновленцы от последователей патриарха Тихона, порой люди ориентировались на то, чей храм ближе к дому. В этих условиях государство могло сделать ставку на обновленцев, постепенно ликвидировав законную Церковь.
 
Неудивительно, что церковное руководство пыталось найти выход из ситуации. Неслучайно, среди последователей митрополита Сергия было немало архипастырей и пастырей, причисленных к лику святых. В числе архиереев, подписавших «Декларацию», был богослов и историк священномученик Анатолий (Грисюк). Другой замечательный архипастырь, чья подпись стоит под «Декларацией» – епископ Константин (Дьяков). Среди поддержавших митрополита Сергия были будущие священному- ченики митрополит Серафим (Чичагов), архиепископы Иларион (Троицкий), Захария (Лобов) и др.
 
Священномученик Иларион настаивал, что в «Декларации» не содержится ничего предательского в отношении Церкви, что ее единство надо хранить, а разделения выгодны лишь богоборческим властям.
«Я ровно ничего не вижу в действиях митрополита Сергия и его Синода, – говорил святитель, – что бы превосходило меру снисхождения и терпения».
 
Другая часть Церкви с формулировками «Декларации» не согласилась. «За что благодарить? – писали митрополиту Сергию киевские священники. – За неисчислимые страдания последних лет? За храмы, попираемые отступниками? За то, что погасла лампада преподобного Сергия? За то, что северная наша обитель стала местом непрекращающихся страданий? За эти мучения, за кровь митрополита Вениамина и других убиенных святителей?»
Часть духовенства считала, что курс митрополита Сергия постепенно будет разрушать Церковь. По мнению священномученика епископа Дамаскина (Цедрика), наступит «сознательное попрание идеала Св. Церкви ради сохранения внешнего декорума и личного благополучия».
 
Некоторые не стали зачитывать перед народом «Декларацию» и уходили на покой. Другие архипастыри, например, святитель Виктор (Островидов), отправляли «Декларацию» обратно в Москву.
Изданная без обсуждения всего епископата, «Декларация» сразу же вызвала критику со стороны архипастырей. Отрицательно оценивал этот документ епископ Прилуцкий Василий (Зеленцов), находившийся в Соловецком концлагере. Архипастырь указывал, что «Декларация» нарушает постановления Поместного Собора 1917–1918 гг., прямо объявившего аполитичность Церкви. Священномученик Василий настаивал, что никто не имеет права навязывать члену Церкви какую-то свою политику, тем более церковными мерами. Сосуществование с гонителями возможно лишь при условии, что главным для Церкви будет оставаться поиск «царствия Божия и правды его» (Мф. 6, 33), а не земного благополучия и безопасности. Путь митрополита Сергия, отменившего постановление Поместного Собора, неканоничен.
 
По инициативе священномученика Василия (Зеленцова) была составлена записка архиереев, находившихся на Соловках. Признавая обращение к советской администрации правильным, обещая полную аполитичность и подчинение законам государства, авторы записки категорически отвергали идею «Декларации» о сплетении Церкви и государства. Ведь любое правительство может принять безрассудное решение, и из этого не следует, что Церковь должна ему радоваться. Тем более это касается государства коммунистического, поставившего целью искоренить религию. Несогласие авторов послания вызвало и то, что митрополит Сергий возложил вину за проблемы церковно-государственных отношений на Церковь, хотя имелось множество примеров, когда священнослужители репрессировались не за политические взгляды, а за церковную деятельность.
 
Архипастыри понимали, что «Декларация» будет не последним шагом митрополита Сергия. ОГПУ уже не скрывало своих планов на епископат. 17 октября 1927 г. Тучков пригласил к себе двух епископов – Серафима (Звездинского) и Зиновия (Дроздова) и довольно вежливо объяснил, чего от них хочет:
 
«Кого будем вам посылать для посвящения – посвящайте. Вот Вы, епископ Зиновий, и Вы, епископ Серафим, поезжайте, управляйте епархиями. Побывайте у митрополита Сергия, приходите, договоримся и поедете».
Архипастыри отказались.
«Тогда в 24 часа выезжайте из Москвы подальше», – был ответ Тучкова.
Епископы Серафим и Зиновий подали прошение об увольнении на покой.
Были в те месяцы и другие гласные и негласные протесты против нового курса митрополита Сергия.
 

Отношение к «Декларации» митрополита Петра (Полянского)

 
Неодобрительно отнесся к новой политике своего заместителя патриарший местоблюститель митрополит Петр (Полянский). В 1927 г. священномученик был выслан на берег Обской губы в районе Полярного круга. Здесь в зимовье Хэ он прожил до 1930 г.
Существует свидетельство протоиерея Григория Селецкого, который в 1929 г. передал митрополиту Иосифу (Петровых) следующее указание от митрополита Петра: епископат должен сам сместить митрополита Сергия (Страгородского) и не поминать его за богослужением.
 
В своем письме заместителю священномученик Петр не скрывал несогласия с его новой политикой. «Огорчительными были сообщения о том, что множество верующих остаются за стенами храмов, где поминается Ваше имя, – констатировал патриарший местоблюститель. – Исполнен я душевной боли и о возникших раздорах вокруг Вашего управления и других печальных явлениях. <...> Ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви, когда нормальные правила управления подвергаются всяким колебаниям, необходимо поставить церковную жизнь на тот путь, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Вот и благоволите вернуться к той, всеми уважаемой Вашей деятельности. <...> Очень скорблю, что Вы не писали мне и не посвятили в свои намерения. Раз поступают письма от других, то несомненно дошло бы и Ваше».
 
Сам митрополит Сергий пытался представить патриаршего местоблюстителя своим сторонником, ссылаясь на епископа Спас-Клепиковского Василия (Беляева), однако недостоверность этого свидетельства была доказана еще М. Е. Губониным. Среди целого ряда аргументов этого исследователя можно указать основной: если митрополит Петр одобрял «Декларацию», то его незачем было держать в ссылке. Тем не менее он был лишен свободы именно из-за отказа издать «Декларацию», даже более нейтральную, чем сергиевская. Наконец, сам священномученик Петр свидетельствовал, что никаких поручений епископу Василию он не давал.
 
Однако если бы действия митрополита Сергия ограничились только изданием «Декларации», это не вызвало бы серьезных потрясений, – все понимали, что заместитель местоблюстителя вынужден периодически выступать с подобными посланиями. Проблема была в другом – в том, что курс «Декларации» стал проводиться в церковную жизнь. Вызывало недовольство, что митрополит Сергий начал перемещения архиереев по указанию властей без санкции Собора, а также распорядился не поминать ссыльных архиереев. 2 апреля 1929 г. митрополит Сергий прямо предписал применять прещения в отношении антисоветски настроенного духовенства. Тем же циркуляром архиереям было дано указание сообщать в Патриархию о священниках, допускающих противоправительственные действия.
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя maestro