Козарезова - Мистическое богословие Григория Паламы

Козарезова Ольга - Мистическое богословие Григория Паламы и традиция исихазма в аскетике Паисия Величковского
Как пишет С. Четвериков, на четвертый день после погребения старца Паисия, когда еще братия пребывала в скорби, в Нямец приехал «Боголюбивый епископ Хустский Вениамин, который возводит первого в братстве духовника, отца Софрония, в настоятели и Архимандриты монастыря». Это событие дало некое утешение общине «ибо все братия молдавского и славянского рода любили его за любовь ко всем и смирение, а в особенности за крайнее его милосердие». О деятельности отца Софрония известно очень немногое, сохранилась лишь его переписка с учениками старца Паисия в России — отцом Афанасием из Брянска и Марией Петровной Протасьевой.
 
После о. Софрония настоятелями Нямецкого монастыря последовательно становятся Дорофей, которого Паисий посылал в Бухарест учиться греческому языку, Досифей, бывший при старце Паисие духовником и надзирателем больницы в Секуле и Иоанн, при котором в Нямецкой типографии вышло издание «Житий святых» в 12 томах. После Иоанна был избран Сильвестр — первый настоятель из румын, который при жизни Паисия был духовником молдавской братии.
 

Козарезова Ольга - Мистическое богословие Григория Паламы и традиция исихазма в аскетике Паисия Величковского

Монография /  М.: Прометей, 2016 . 148 с. 
ISBN 978-5-9906550-9-6
 

Козарезова Ольга - Мистическое богословие Григория Паламы и традиция исихазма в аскетике Паисия Величковского - Содержание

Введение
  • Категории сущности и энергии в богословии св. Григория Паламы
  • Продолжение паламизма: мистика Николая Кавасилы
  • Паламиский синтез: аскетика и практика
  • Гуманизм и развитие исихазма в России: между Востоком и Западом
  • Монашеский подвиг старца Паисия Величковского и исихастская практика на православном Востоке
  • Предпосылки возникновения аскетической жизни в России          в XVIII веке: учение старца Василия Поляномерульского
  • Преп. Паисий Величковский: жизненный путь и литературно-переводческая деятельность
  • Монашеская аскеза в творениях старца Паисия. Учение об умной молитве как продолжение традиции Паламы
  • Заключение. Исихастская практика в XIX веке: пассианизм как монашеский подвиг
Литература
Приложение 1
Приложение 2
Приложение 3
 

Козарезова Ольга - Мистическое богословие Григория Паламы и традиция исихазма в аскетике Паисия Величковского - Введение

 
Имя Паисия Величковского хорошо известно не только православным богословам, но и светским читателям. Переводчик греческих Отцов Церкви, в том числе и знаменитого патриотического сборника «Добротолюбия», величайший подвижник, основатель Нямецкого монастыря в Румынии, мистик и аскет, продолживший традиции исихазма — старец Паисий оказал огромное влияние не только на свою эпоху, но и на мистическое богословие в России. Недаром восемнадцатый век многие церковные историки и богословы называют временем «Добротолюбия», временем возврата к византийской патристике: именно в этот «светский» период, характеризующийся просветительским скептицизмом по отношению к религиозной жизни, происходит расцвет православной аскетики, расцвет мистического богословия, основанного на традиции византийских отцов Церкви.
 
Возникает этот духовный «ренессанс» в достаточно неблагоприятное и тревожное для Русской Церкви время, когда назревает серьезный конфликт между светской философией, основанной на рационализме Просвещения и православным богословием, основанном на истине Божественного Откровения и полемизирующим с секуляризованным подходом, который вычеркивал Церковь из жизни «просвещенного» общества как устаревший и враждебный новым идеям институт. Между этими двумя полюсами находился еще и третье направление, выразившийся в эзотерике масонства и других «тайных обществ», где предлагался своеобразный «компромисс» между атеизмом просветителей и теологией христиан, заключавшийся в полном отказе от церковной традиции и таинств и замене ее светской моралью с некоторыми элементами мистических учений, в первую очередь гностических (как известно, гностицизм являлся своего рода опорной точкой масонства, унаследовавшего дуалистическую картину мира, докетизм, учение о творении мира посредством эманации и пр.).
 
Ситуация усложнялась еще и тем, что и внутри Православной Церкви происходили явления, свидетельствующие о ее упадке, вызванном процессами секуляризации. Кризис в системе богословского образования как результат петровских реформ, сделавших церковь частью государственного аппарата, утверждение синода и отказ от патриаршества по словам о. Георгия Флоровского «положившие православие под сукно бюрократии», «Духовный регламент», дышащий духом нового времени, все это вынуждало некоторых представителей российской интеллигенции искать «новых форм» внутри церковной жизни. Так за неимением своей богословской школы, которая могла бы играть ведущую роль в жизни Церкви, зачастую появляется желание подражать западному, католическому богословию, вследствие чего в конце XVII — начале XIX века многие дворянские фамилии примут католичество.
 
Наряду с католицизмом укреплялась и протестантская составляющая, о чем свидетельствует популярность в церковных кругах, особенно на Украине, немецкой мистики Валентина Вейгеля, Себастьяна Франка, Каспара Швенкфельда. Казалось бы, откуда мог возникнуть этот подъем и расцвет православной мистики и возрождение прерванной еще в XVII веке аскетической исихастской практики? Но в этом ренессансе мы видим преемственность другой традиции, не западной, рационалистической, а византийской, мистической, основанной на «мистике любви и света», о чем свидетельствуют многочисленные труды известных богословов-исихастов — Григория Паламы, Григория Синаита, Максима Капсокаливита, Николая Кавасилы и др. Жизненный подвиг Паисия Величковского как раз свидетельствует нам об этой непрекращающейся передаче мистического опыта, о живой традиции, вспыхнувшей подобно вечерней звезде на угасающем небосводе секулярного века.
 
Возрождение исихастской традиции в XVIII веке происходило не только в России, но также в Греции, Сербии, в Болгарии, в то время переживающих глубокую историческую драму, а также в Румынии (МолдоВлахии). Ярким примером здесь служит не только традиция Афона, но и духовное возрождение в православных монастырях Восточной Европы, находившихся в большинстве своем под иноземным владычеством, где также не порывалась связь с византийскими отцами Церкви. В этом отношении, учение святого Паисия Величковского нашло своих продолжателей не только в России, но и в соседних славянских странах, где угасающий дух Православия начинает пробуждаться с новой силой.
 
Следует отметить, что несмотря на известность личности старца Паисия, исследований о его богословии и мистике крайне мало. Мы имеем лишь несколько изданий, посвященных напрямую его творчеству и жизненному пути, вышедших в основном в XIX веке. Единственным исключением становится книга прот. Сергия Четверикова, вышедшая уже в середине XX столетия и представляющая достаточно полный анализ творчества старца Паисия. Следует отметить также несколько публикаций, касающихся его творческого пути в «Журнале Московской Патриархии» — это статьи Е. Владимировой, А. Хибарина, Н. Московцева и др. Среди монографий XIX века, можно выделить несколько работ, наиболее полно раскрывающих учение Паисия Величковского.
 
Это в первую очередь, талантливый и обширный труд проф. А.И. Яцимирского «Возрождение византийского мистицизма и славянской аскетической литературы 18 века» (Харьков, 1905). Достаточно подробна работа Боровковой-Майковой «Нил Сорский и Паисий Величковский» (Спб, 1911). По истории русского монашества и русской Церкви интересен также труд Е. Поселянина «Русская Церковь и русские подвижники» (Спб, 1910).
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон