Крахмальников - Сочинения староверов

Алексей Крахмальников - Сочинения староверов белокриницкого согласия
От автора. В основу предлагаемого вниманию читателя исследования легла моя диссертация. Работа над ней проходила в Иерусалиме, Москве и Новосибирске и в основном завершилась в 2006 году, а в начале 2007 года она была представлена на соискание ученой степени «доктор философии» в Еврейском университете в Иерусалиме.
 
Исследование получило положительные отзывы ведущих специалистов по истории старообрядчества - академика H.H. Покровского и профессора Н.С. Гурьяновой. Блестящий лингвист, знаток древнерусского языка и литературы профессор Моше Таубе и известный исследователь раннего христианства доктор Серж Рузер также оценили мою работу положительно.
 
Текст диссертации предварительно обсуждался на заседании сектора археографии и источниковедения Института истории СО РАН, и практически все замечания моих коллег были учтены в окончательном варианте исследования.
 
В 2012 г. исследование было удостоено премии Полонского.
 

Крахмальников А. П. - Сочинения староверов белокриницкого согласия (1846-62 гг.)

 
М.: «Индрик», 2012. — 296 с.
ISBN 978-5-91674-199-5
 

Алексей Крахмальников - Сочинения староверов белокриницкого согласия - 1846-62 - Содержание

Предисловие
Введение
 
Глава I АПОЛОГИЯ БЕЛОКРИНИЦКОГО СВЯЩЕНСТВА: ОТ «ДОКУМЕНТАЛЬНОГО» СВИДЕТЕЛЬСТВА К ИСТОРИЧЕСКИМ СОЧИНЕНИЯМ
§ 1. «Соборное деяние» - первое обращение к староверам
§ 2. «Церковная история» инока Павла Белокриницкого
§ 3. Формирование источниковой базы московских апологетических сочинений
§ 4. Начало активной деятельности московского центра и переработка текста «Соборного деяния» 1846 г.
§ 5. Обзор ранних московских «Историй»
 
Глава II ПРЕНИЯ С БЕСПОПОВЦАМИ
§ 1. Взаимоотношения «австрийцев» с беспоповцами до 1862 г.
§ 2. Сочинения Павла Белокриницкого против беспоповцев
§ 3 «Прение с безпоповцами о священстве»
3.1. Обзор списков. История создания сочинения
3.2. Состав произведения: авторский замысел и логика спора
3.3. Теории Павла Белокриницкого и их роль в истории согласия
3.4. Критика критики авторитетных текстов
§ 4. Московские сочинения против беспоповцев
4.1. «Древлеправославное церковное изложение» Семена Семенова
4.2. «Ответы» Пафнутия (Овчинникова)
 
Глава III СПОРЫ С БЕГЛОПОПОВЦАМИ
§ 1. Ход споров
§ 2. Вопрос об обливательном крещении: пересмотр традиционных представлений
2.1. История вопроса
2.2. Решение проблемы в трудах Павла Белокриницкого
2.3. Разработки московских книжников
§ 3. Эсхатологические споры
Заключение
 
ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1. Создание московской редакции «Соборного деяния» и переработка памятника в исторических сочинениях
Приложение 2. Перечень глав «Прения с безпоповцами»
Приложение 3. Перечень глав «Древлеправославного церковного изложения»
Приложение 4. Перечень старообрядческих сочинений,использованных в работе
Приложение 5. «Соборное деяние» 1846 г.: тексты белокриницкой и московской редакций
 
Библиография
Указатель имен
Список сокращений
 

Алексей Крахмальников - Сочинения староверов белокриницкого согласия - 1846-62 - Введение

На протяжении более трех веков староверие оказывает значительное влияние на многие стороны жизни российского общества. Раскол Русской православной церкви и возникновение старообрядчества стали отправной точкой сложных процессов не только в сфере исключительно религиозной, но также сыграли заметную роль в развитии социальных институтов, весьма далеких от обрядовых и догматических вопросов, послуживших формальной причиной раскола 1667 г. Так, например, хорошо известно значение староверия в развитии российского предпринимательства. Трудно переоценить вклад защитников «древляго благочестия» и в развитие русской культуры. И дело даже не столько в том, что старообрядцы сохранили огромное количество памятников древнерусской культуры, над которыми уже более полутора веков трудятся историки, филологи, искусствоведы и археографы. Само существование «раскола» требовало от РПЦ ведения квалифицированной полемики со староверами, что в значительной мере способствовало появлению во второй половине XIX в. целого ряда образцовых исследований памятников древнерусской литературы.
 
Приверженцы старой веры не только хранили, но и творили. В составленных ими многочисленных «Историях» представлен особый взгляд на прошлое нашей страны, что заставляет некоторых ученых говорить о старообрядческом направлении отечественной историографии. Еще в XVIII в. защитники «древляго благочестия» продемонстрировали в «Поморских ответах» прекрасное владение приемами критики источника, что позволяет считать их первыми русскими палеографами и источниковедами. Все это свидетельствует о весьма важной роли старообрядчества в становлении и развитии историко-филологической науки в целом и источниковедения в частности. Изучение старообрядческой письменности, таким образом, имеет значительный научный интерес.
Необходимость обращения к старообрядческой тематике определяется и тем, что в последние десятилетия это движение переживает явный подъем. В этой ситуации весьма актуальным становится вопрос об идейных истоках ведущих течений старо-верия. Одним из таких течений является так называемое «австрийское», или бе-локриницкое, согласие, ныне более известное под именем Русской православной старообрядческой церкви.
 
Ее возникновение относится к 28 октября 1846 года, когда в небольшом монастыре в селении Белая Криница, что в Буковине (тогда принадлежавшей Австрии), был принят в старообрядчество греческий митрополит Амвросий. Известный исследователь старообрядчества Н.И. Субботин так охарактеризовал это событие: «Вообще, день этот, 28-е октября 1846 года, с которого ведет свое начало ныне существующая у старообрядцев иерархия, когда последовало событие, составляющее эпоху в истории раскола, должен быть отмечен в летописях старообрядчества как один из самых достопамятных». Не менее памятным днем в истории «австрийского» священства стало 24 февраля 1862 г. В этот день собор российских епископов, принадлежащих к белокриницкому согласию, издал «Окружное послание». Это привело к открытому расколу и длительным междоусобицам среди последователей «австрийского» священства.
 
За пятнадцать с небольшим лет, разделяющих эти события, белокриницкое согласие стало крупнейшим в поповщине. Новую иерархию признала большая часть беглых попов и их паства, в «австрийское» согласие перешли и многие беспоповцы. О чрезвычайных успехах в распространении белокриницкого священства можно судить хотя бы по количеству учрежденных в России и за границей епархий: к 1862 году их было уже 14, в том числе одна митрополия, три архиепископии и десять епископий.
 
Одной из причин триумфального шествия новой иерархии по зарубежью и России были жесткие меры, взятые против старообрядцев правительством Николая I. Заметим, что и сами поиски «древлеправославного» архиерейства, увенчавшиеся таким поразительным успехом, во многом были спровоцированы именно крайней нуждой староверов в духовенстве, особенно обострившейся в результате николаевских гонений.
В отношении белокриницкого священства правительство также придерживалось политики репрессий. Жесткое давление на австрийские власти, окончившееся «выгонкой» митрополита Амвросия из Белой Криницы и ссылкой его в Цилли11, арест и заточение белокриницкого архимандрита Геронтия Леонова (Колпакова), охота за архиереями-«австрийцами» не привели к желательным Николаю I результатам. Напротив, чем больше активности проявляли полицейские власти в поисках «лжепопов» и «лже-епископов», тем больше их появлялось.
 
В этой связи любопытно свидетельство A.B. Швецова (Арсения Уральского) в его сочинении «Жизнь и подвиги Антония, старообрядческого архиепископа Московского и Владимирского»: «В течение первых двух лет (в 1853-55 гг. -А.К.) он поставил 54 священника, и впоследствии всегда совершал рукоположения разве немного в меньшей пропорциональности». Приведенные Швецовым сведения о числе поставленных Антонием (Шутовым) иереев выглядят достаточно фантастично. Вместе с тем обращает на себя внимание отмеченный Швецовым факт, что наибольшую активность в совершении рукоположений архиепископ Антоний проявил именно в первые два года своего служения в России (1853-55 гг.), пришедшиеся на последние два года правления Николая I.
Начало правления царя-Освободителя не принесло облегчения белокриницкому согласию. В первое время Александр II продолжал, а иногда даже усиливал меры своего покойного родителя. Лучше всего это можно проиллюстрировать на примере с запечатанием алтарей Рогожского кладбища.
 
При Николае I богослужение на Рогожском кладбище прекратилось. Там был открыт единоверческий приход, и 23 сентября 1854 г. одна из малых часовен (Никольская) была превращена в единоверческую церковь. После того как 19 декабря 1853 г. умер о. Иоанн Ястребов, а о. Петр Ермилович Русанов 21 ноября 1854 г. перешел в единоверие, на Рогожском кладбище не осталось ни одного старообрядческого священника. Восполнить этот недостаток было невозможно, так как прием новых попов был запрещен еще раньше. Вскоре следует распоряжение о прекращении церковных служб на Рогожском кладбище за неимением священников.
 
Однако уже в начале царствования Александра II богослужение там состоялось: 21-го января 1856 года была отслужена вечерня, а 22-го - утреня и часы. Это вызвало резкий протест со стороны московского митрополита Филарета (Дроздова). Дело было рассмотрено Секретным комитетом в Петербурге, который и предложил запечатать алтари Рогожского кладбища. Эта инициатива заслужила полное одобрение царя. 20 июня 1856 г. он собственноручно написал буквально следующее: «Исполнить, тем более что, т. к. на Рогожском кладбище священников нет и не должны быть допускаемы, если не присоединятся к православию или единоверию, то и алтари для службы не нужны». Алтари были открыты лишь 16 апреля 1905 года.
 
Пожалуй, наиболее удачно охарактеризовать политику Александра II по отношению к старообрядчеству в дореформенный период может следующий пример. 15 октября 1858 г. министр внутренних дел издает циркуляр «начальникам губерний... что Государь Император Александр Второй преследование старообрядческого духовенства признает несвоевременным». Тем не менее буквально на следующий день, 16 октября 1858 г., был арестован епископ Конон Новозыбковский (К.Т. Дураков), а 7 декабря 1862 г. - епископ Геннадий Пермский (Беляев). Они и архиепископ Славский Аркадий (Дорофеев) вышли из заключения в Спасо-Ефимиевском монастыре лишь во второй половине 1881 года.
 
Известно, что репрессивные методы борьбы с религиозными движениями обычно приводили к прямо противоположным результатам. Это вскоре было признано и официальными полемистами. Можно сказать, что государство в 1846-62 гг. сделало все возможное, чтобы «австрийское» священство предстало перед старообрядцами в образе церкви гонимой. Тем самым новая иерархия становилась чрезвычайно привлекательной в глазах староверов, что способствовало стремительному росту числа сторонников белокриницкого согласия.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя sobesednik