Литвина - Траектории традиции

Анна Литвина - Траектории традиции - Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI - начала XIII века
История Руси XII века относительно редко рассматривается как нечто целостное и завершенное. Это столетие, разумеется, не обойдено вниманием исследователей, но чаще всего оно предстает как время угасания и дробления начинаний XI века или как преддверие катастрофы, случившейся в веке XIII-ом. При всей насыщенности событиями, этот период явной децентрализации нередко воспринимается едва ли не как некий неизбежный, но не слишком продуктивный промежуток, необходимая заминка в поступательном движении исторического процесса. Мы хотели бы представить это время под несколько иным углом зрения, разглядеть в нем вполне самостоятельную эпоху — эпоху цветения и развития, а не упадка и оскудения.
 

Анна Литвина - Траектории традиции - Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI - начала XIII века

М. : Языки славянской культуры, 2010. - 208 с. - (Studia historica).
ISBN 978-5-9551-0397-6
 

Анна Литвина - Траектории традиции - Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI - начала XIII века - Содержание

  • 1. МОНАСТЫРЬ СВ. СИМЕОНА В КИЕВЕ И РУССКО-НЕМЕЦКИЕ СВЯЗИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XI В.
  • 2. КНЯЗЬ И МИТРОПОЛИТ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ КЛИМЕНТА СМОЛЯТИЧА
  • 3. СМЕРТЬ В ЧЕРНИГОВЕ: ДУХОВНАЯ ГРАМОТА МИТРОПОЛИТА КИЕВСКОГО КОНСТАНТИНА
  • 4. ВРЕМЯ ЖИТЬ И ВРЕМЯ УМИРАТЬ: ТЕКСТОЛОГИЯ ДРЕВНЕЙШИХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ ИЛИ КНЯЖЕСКАЯ СЕМЕЙНАЯ ТРАДИЦИЯ?
  • 5. ХРИСТОС ПАНТОКРАТОР НА ПЕЧАТИ МСТИСЛАВОВОЙ ГРАМОТЫ

Анна Литвина - Траектории традиции - Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI - начала XIII века

 
В большинстве глав нашей книги речь идет о некоем индивидуальном выборе, об акте личного благочестия, о вполне персонифицированных и нерутинных действиях, каждое из которых, тем не менее, совершается публично и обладает своеобразной диалогичностью. «Высказывания» в культурном диалоге такого рода напоминают нечаянно услышанный разговор по телефону, когда очевидцу доступны слова лишь одной из сторон и именно по ним он пытается угадать или достроить реакцию другого собеседника и общую фабулу разговора. Образ этого многоликого незримого собеседника — аудиторию, к которой были обращены действия и речи князя или духовного иерарха, — мы отчасти вынуждены реконструировать или отыскивать в других свидетельствах, других источниках, однако самое наличие реакции на запечатленные в текстах реплики наших героев сомнений не вызывает. «Ответ» может исходить от современников, относительно близких потомков или последовать через несколько столетий, но диалогическая природа этих реплик не дает им повиснуть в воздухе и обеспечивает хронографический текст связностью, а культурно-историческую эпоху — цельностью.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Vasil