Хайдеггер и русская философская мысль

Хайдеггер и русская философская мысль
В письме Карлу Ясперсу, перечисляя корни своего мышления, Хайдеггер первым назовет мастера чтения и жизни Экхарта. Сейчас общепризнано (как признавал и сам Хайдеггер), что религия и теология сыграли решающую роль в том, что было названо генезисом «Бытия и времени». Августин, Лютер и Кьеркегор обозначаются как основные точки отсчета в этом развитии, но мистицизм также является важным моментом формирования хайдеггеровской философии. В  дальнейшем Хайдеггер уходит от этого интереса к философской мистике, но затем совершает поразительный возврат в своих более поздних работах, особенно в связи с экхартовской концепцией Gelassenheit. В 1919 году Хайдеггер делает наброски для лекционного курса «Философские основания средневековой мистики». Эти лекции не были прочитаны, а лекции зимнего семестра 1919–20 годов были посвящены «Основным проблемам феноменологии». Хайдеггер вернулся к религии в следующем году, когда в зимнем семестре 1920–21 годов читал курс «Введение в феноменологию религии» (посвященный апостолу Павлу), за которым последовали летние семестровые лекции на тему «Августин и неоплатонизм» (1921), в них непосредственно не затрагивались вопросы мистицизма, однако складывалось представление о  философии как трансформативном мышлении. Еще в своей хабилитационной работе «Учение Дунса Скота о категориях и значении», написанной четырьмя годами ранее, Хайдеггер указал, что для средневекового мировоззрения схоластика и мистицизм по существу стоят вместе.
 
Их объединяет сущностная установка «абсолютной преданности» и «аффективного погружения в полученное знание». В  отличие от  нас, современных, посткартезианских существ, средневековый индивид теряет себя в «обсуждаемом вопросе», «материале» и  «универсальном». Средневековый мыслитель не является «субъектом» в современном смысле слова и не имеет четкого представления о методе, или о «что» знания, он озабочен только тем «как». Несмотря на то что автор «Спекулятивной грамматики» обсуждает логические вопросы, он также озабочен реальной жизнью, которую Хайдеггер обнаруживает в понятии «haecceitas [этость]». Доктрину аналогии Хайдеггер рассматривает как концептуальное выражение той специфической формы человеческого существования, которая укоренена в  трансцендентных, изначальных отношениях души с Богом, того способа существования, который проживался в Средние века с редкой концентрацией. Для средневековых мыслителей в интерпретации Хайдеггера «возможность и полнота опыта для субъективности обусловлены тем измерением духовной жизни, которое стремится к трансцендентному, а не широтой ее мимолетного содержания, как сегодня». Хайдеггер видит в  средневековом мистицизме средство приближения к тому, что он называл полнотой опыта и ориентацией на трансцендентность, характерных для средневекового мировоззрения. В этом отношении мистицизм не должен рассматриваться как нечто иррациональное.
 
Напротив, это средство, помогающее нам определить точку, в которой рациональное находит свою основу в  иррациональном, таким образом, чтобы категориальная структура субъективного сознания раскрывала поддерживающую и наполняющую его жизнь. Эта тема раскрывается в заметках к лекциям по средневековой мистике, где свою задачу Хайдеггер сначала обозначает как «феноменологическое исследование религиозного сознания», а  затем говорит об  описании основных уровней, форм, движений религиозной жизни, ответе на вопрос: «Как эта жизнь конституирует себя?» Здесь мы встречаемся с одним из самых ранних вариантов хайдеггеровского понимания феноменологического метода. «Феноменологическое исследование религиозного сознания» требует «отказа от конструктивной философии религии», воздержания от  чисто исторического исследования и «прослеживания феноменов, которые были бы действительно прояснены и действительно рассматривались как изначальные, вплоть до чистого сознания и его структуры». Эта задача включает в себя ряд предварительных наблюдений, сосредоточенных на понятии Erlebnis или жизненном опыте, который в какой-то момент Хайдеггер описывает просто как «жизнь». При этом Хайдеггер проводит различие между живым опытом мистика и  теоретизированием над тем, что было пережито (мистической теологией и метафизической оценкой мистицизма).
 

М. Хайдеггер и русская философская мысль

Коллективная монография
отв. редактор Ю. М. Романенко. 2-е изд. 
СПб. : Изд-во РХГА, 2021. 383 с.
ISBN 978-5-907309-63-0
 

М. Хайдеггер и русская философская мысль - Содержание

Предисловие 
 
1. ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕЦЕПЦИИ
  • Артеменко Н. А. Проект герменевтической феноменологии: Г. Шпет и М. Хайдеггер 
  • Коначева С. А. Философская мистика как трансформативная философия: Мартин Хайдеггер и Владимир Лосский 
  • Савин А. Э. Хайдеггер, Лукач, Ленин и советский марксизм 
  • Паткуль А. Б. Дискуссии о философии М. Хайдеггера в Онтологическом обществе Санкт-Петербурга 
2. АКТУАЛЬНЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ
  • Крюков А. Н. Греки и истина искусства у Хайдеггера 
  • Лебедев Д. С. Апофатические моменты в философии Хайдеггера: темпоральность и негативность 
  • Гончарко Д. Н. Философская позиция М. Хайдеггера и уроки политических трансформаций ХХ века 
  • Никоненко С. В. Хайдеггер в пространстве аналитической философии: pro et contra 
3. ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ВОПРОШАНИЯ
  • Дурнев А. Д. Событийное время в философии Мартина Хайдеггера: контекст и основные идеи 
  • Романенко Ю. М. Онтологическая тематизация воображения в учении М. Хайдеггера и ее философские импликации 
  • Вавилов А. В. Актуальность хайдеггеровской герменевтики жуткого в современной философии 
  • Михайловский А. В., Пилявский Н. А. Мартин Хайдеггер и будущее: почему у техники не техническая сущность и зачем нужна поэзия в XXI веке? 
Об авторах
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Andron