Мишна - 1 - Моэд - Время

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время
Библиотека еврейских текстов - Первоисточники - Мишна
серия основана издательством Лехаим в 5767/2007 году

Мишна - 6 томов - издательство "Книжники"

 
Читателям клуба Эсхатос предлагаем 6 томов Мишны, вышедших в издательстве "Книжники".
 

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время

 
ИЗДАНИЕ СЕМЬИ POP
ROHR FAMILY EDITION
 
Мишна; Перевод с иврита M. Левинов
M: Книжники; Лехаим — 2011
Библиотека еврейских текстов. Первоисточники
ISBN 978-5-9953-0149-3 ("Книжники")
ISBN 978-5-9003-0965-1 ("Лехаим")
 
Том I: Раздел Моэд [Время]—2011.—991 [i] с.
ISBN 978-5-9953-0150-9 ("Книжники") 
ISBN 978-5-9003-0967-5 ("Лехаим")
 
Издание подготовлено Институтом перевода еврейских текстов
Главный редактор Борух Горин
Руководитель проекта Ишайя Гиссер
Перевод, составление комментариев Меир Левинов
Научный редактор Шломо Гендельман
 

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Содержание

ТРАКТАТ ШАБАТ
ТРАКТАТ ЭРУВИН
ТРАКТАТ ПСАХИМ
ТРАКТАТ ШКАЛИМ
ТРАКТАТ ЙОМА
ТРАКТАТ СУККА
ТРАКТАТ БЕЙЦА
ТРАКТАТ РОШ ГА-ШАНА
ТРАКТАТ ТААНИТ
ТРАКТАТ МЕГИЛА
ТРАКТАТ МОЭД КАТАН
ТРАКТАТ ХАГИГА
 

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Предисловие к русскому изданию

 
"Писанное нельзя читать наизусть, а устное не читают по писанному". Это важнейшее правило еврейской традиции строго соблюдалось на протяжении многих веков: есть Устная Тора, и ее следует передавать из уст в уста. И есть Тора Письменная, которую запрещено передавать изустно, а можно только зачитывать. Какой бы цепкой памятью ни обладал человек, если ему требуется привести обширную цитату из Танаха, он должен открыть книгу и прочесть по ней, потому что это письменный текст. Не зря же Танах называют еще Микра: обычно этот термин переводят на русский язык как "Писание", хотя точнее было бы употребить слово "Читание", ведь Танах обязательно именно читать. А вот предание зачитывать никак нельзя— его можно только рассказывать по памяти. Нарушения этого правила на протяжении многих поколений не допускалось. Но было бы ошибкой истолковать этот закон в том смысле, что Устную Тору запрещено записывать.
 
Записывать не было запрещено — нельзя было именно зачитывать. В результате у многих ученых—неважно, храмовых ли священников или раввинов,—имелись записи Устной Торы, но эти записи были сугубо домашними, частными. Ими пользовались, чтобы не забыть того, что уже выучено. На эти конспекты нельзя было ссылаться в качестве доказательства. В передаче Устной Торы вес имело слово сказанное, а не слово записанное, хотя мы обнаруживаем, что во времена, когда еще никаких зафиксированных письменных кодексов Устной Торы не существовало, свитки с записями законов были в ешиве р. Акивы и в ешиве р. Шимона бар Йохая, да и почти у всех крупных мудрецов. Некоторые такие записи были включены в книги, составленные позднее и сохранившиеся до наших дней. Практически во всех ешивах были люди, называемые баалей Мишна ("владеющие Мишной"), — они обладали исключительной механической памятью и помнили наизусть огромные отрывки Устной Торы; к ним обращались в тех случаях, когда не могли точно воспроизвести высказывания ученых предыдущих поколений по тому или иному вопросу. Поскольку нельзя было пользоваться чужими записями, чтобы узнать, что и кто сказал по данному поводу, существовала нужда в таких людях—своего рода живых книгах, которые из своей бездонной памяти могли извлечь все необходимые высказывания и материалы.
 
Такое положение дел сохранялось до р. Йегуды га-Наси, который счел, что пришло время закрепить основные положения Устной Торы в виде кодекса, а не в виде частной записи. Он собрал крупнейших мудрецов своего времени и приказал объединить имевшиеся в разных ешивах записи, чтобы сформировать единую, общую для всех книгу. Произошло это через 150 лет после разрушения Храма, приблизительно в 220 г. н. э. Эта книга называется Мишна.
 
Слово мишна происходит от глагола шана, означающего "заучивать, регулярно повторяя; зазубривать". В этом смысле слово употребляется уже в Торе: "И повторяй их [слова Торы. — М. Л.] детям твоим", — и не просто "повторяй", а, если попытаться перевести дословно, сохраняя нюансы смысла, "заставь вызубрить", "научи многократным повторением". Слово шана первоначально относилось к любому учебному материалу, который следовало выучить наизусть. Р. Йегуда бен Тейма, живший задолго до р. Йегуды га-Наси, был из тех баалей Мишна, кто помнил наизусть огромные отрывки из Устной Торы. Именно ему принадлежит описание порядка обучения детей Торе. "В пять лет—Микра", то есть Тора Письменная, в этом возрасте надо учить ребенка читать и понимать прочитанное. "В десять лет—Мишна", это возраст заучивания наизусть: ребенка заставляли запоминать самые важные высказывания, содержащиеся в Устной Торе. И только "в пятнадцать лет— [время] для учебы", то есть только после пяти лет зубрежки ученика учат анализировать, обдумывать материал, сравнивать отрывки Мишны и делать выводы относительно того, о чем в Мишне не говорится, — иными словами, применять полученные знания. Р. Йегуда изменил здесь только одно: если раньше Мишну заучивали со слуха, причем в том виде, в каком ее преподносил учитель, то теперь все сыны Израиля могли учить ее из общей для всех книги.
 
Но сказанным значение труда р. Йегуды не ограничивается, его заслуга еще и в том, что он добился всенародного признания Мишны: собрал авторитетнейшую судейскую коллегию, которая постановила, что сформированной таким образом книгой следует пользоваться всем, что это не еще одна частная запись, каких много, не еще один конспект, но авторитетный источник, на который можно и нужно ссылаться. Иными словами, Мишна стала первой книгой Устной Торы.
 
Более того, р. Йегуда не только записал важнейшие положения Устной Торы, но еще и незадолго до своей смерти завершил, "запечатал" Мишну. Важность этого акта трудно переоценить. Ведь все существовавшие до того версии Мишны были живыми сборниками законов, которые непрерывно пополнялись, в них вносили изменения и уточнения. В книгу р. Йегуды вносить изменения и уточнения было невозможно — она "закрылась". Неважно, по какой причине тот или иной закон в Мишну не попал. Он может быть очень существен, но после того, как Мишна была "запечатана", внести его в сборник невозможно. Р. Йегуда строго следил за тем, чтобы его труд не был слишком объемным, и очень тщательно отбирал материал. В результате "за бортом" Мишны оказалось множество важнейших свидетельств и высказываний. Но их в Мишну так и не внесли, а вместо этого создали несколько сборников дополнительных материалов. Важнейшим из них считается собрание под названием Тосефта ("Дополнительная"). Приводимые в ней тексты называются барайта ("внешняя"), то есть материал, не вошедший в Мишну р. Йегуды.
 
Более того, если в Мишну вкралась ошибка, если некое высказывание оказалось неполным, если в нем не хватает ссылки на то, что это частное мнение конкретного мудреца, то и такое уточнение в Мишну не вносится, а сопровождает ее в виде устной традиции: особо подчеркивается, что такое-то высказывание принадлежит мудрецу такому-то, а не является общепринятым установлением. Признанное же мнение по этому поводу можно найти, например, в Тосефте. В Талмуде мы регулярно сталкиваемся с комментарием по поводу некоторых записей Мишны: "неполная"; это означает, что здесь пропущена строка, и высказывание следует дополнить (далее приводится текст дополнения). Это важнейшее свойство "запечатанных" книг: все, что следует в них исправить, не вносят в текст, а держат в памяти или же делают пометки на полях.
 

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Язык Мишны

 
Мишна написана на иврите, хотя в науке принято выделять ее язык в отдельный диалект, так называемый мишнаитский иврит. У него есть свои грамматические особенности, широко используются заимствования из арамейского языка, греческого и латыни. В Талмуде говорится: "Язык Торы отдельно, язык мудрецов отдельно" (Хулин, 1376). Имеется в виду, что это разные диалекты, и не следует считать, что значение слова в одном из диалектов в точности соответствует его значению в другом. Многие слова библейского иврита в иврите мишнаитском обладают совершенно иными смысловыми оттенками. Сказанное тем более относится к современному ивриту: он весьма отличается и от мишнаитского иврита, и от иврита библейского, причем иногда путаница в пластах языка становится причиной серьезных ошибок переводчиков и исследователей.
 
Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Глава1 - 25Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Глава - 1 с 26
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мишна - 1 - раздел Моэд - Время - Глава 1

 
Законом Торы запрещено выносить предметы из общественного владения в частное, равно как и из частного в общественное (определения терминов см. в предисловии к трактату Шабат). Формально оборот "вынес из владения во владение" означает следующее: некто а) взял предмет в одном владении и б) положил этот предмет в другом владении. Чтобы счесть человека нарушившим субботу, необходимо, чтобы он выполнил оба действия: взял в одном владении и положил в другом. [i:a] Во всей данной мишне предполагается, что нищий стоит "снаружи", на улице, то есть в общественном владении, а хозяин — "внутри", в доме, то есть в частном владении. При этом хозяин может совершить оба действия, приводящие к нарушению закона Торы, а именно: взять снаружи и положить внутри дома или взять предмет в доме и положить его на улицу. И еще два варианта действий, когда "берет" вещь один человек, а "кладет" в ином владении — другой. В этом случае нарушения закона Торы не будет, но мудрецы запретили такие поступки. Итого четыре варианта поведения хозяина, то есть стоящего внутри дома. Точно так же мишна описывает четыре варианта поведения нищего, то есть того, кто стоит на улице.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя ushpizin