Мёллер - Безбожно счастлив

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Филипп Мёллер - Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Серия — Религия. Война за Бога
Национальный бестселлер в Германии

Просто картина для богов: на задворках Кройцберга семь человек сидят в конференц-зале рекламного агентства и завороженно глядят в ноутбук. Уже поздно; остальные сотрудники агентства давно уже закончили рабочий день; в офисе темно. Только семь лиц освещены бледным светом дисплея. Рты их открыты, глаза моргают как можно реже. «Нам нужно двадцать тысяч евро, — говорит старейший из них, не отрывая глаз от монитора.
 
— Тогда мы сможем отправить первые автобусы!» Он сглатывает, затем снова воцаряется тишина. Мягкий и дружелюбный «дзынь» звучит из ноутбука, семеро открывают глаза, улыбаются, сжимают кулачки, затем смотрят на свою домашнюю страницу. На ней видна панель для пожертвований, которая сообщает каждому дружеским тоном, что деньги прибыли. Она почти полностью зеленая. И снова: «дзынь!», на панели значится 19 815 евро.
 
Покусывая свой левый большой палец, я завороженно наблюдаю за прогрессом на панели и держу свой телефон в правой руке. Мой старший коллега сидит рядом со мной, его имя — Карстен Фрерк. В свои 65 лет, со своей докторской степенью, несколькими книжными изданиями о церковно-государственной финансовой интеграции, выступлениями на ток- шоу и связью со всеми потенциальными партнерскими организациями, этот политолог — безусловно, самый опытный активист в наших рядах.
 
Он уже закончил наш пресс-релиз и навел указатель мыши на команду «опубликовать». Педер Иблер — владелец и управляющий директор рекламного агентства, художник-график, желающий развернуть кампанию в Германии, — наш инициатор. Он нервно покручивает в руке свой телефон, номер службы берлинского общественного транспорта уже набран. У нашего фотографа Эвелин Фрерк наготове фотографии нашего отряда «Безбожная семерка», которые мы запустим на сайт через несколько минут. Мелания держит в руках бутылку шампанского. Ральф принес семь бокалов.
 
А Роберт заносит в блог и одновременно в Фейсбук и Твиттер все, что мы здесь делаем. Если дойдет до 20 000 евро, значит, мы совершили первый и гигантский шаг — многие недели работы будут вознаграждены. И пока банк пожертвований медленно, но верно заполняется, я еще раз напоминаю себе, что все это началось не здесь, а в Лондоне. Там, за несколько месяцев до этого, женщина по имени Эриан Шерин стоит у автобусной остановки и пребывает в хорошем настроении, пока перед ней не останавливаются два лондонских автобуса, на которых начертан заковыристый вопрос из Евангелия от Луки: When the son of man comes, will he find faith on the earth?
 
А ответ на не совсем нейтральный вопрос, найдет ли Иисус веру, когда Он прилетит и высадится на Землю, разместившие рекламу фанаты Иисуса дают наконец на своей домашней странице, которая также крупно изображена на автобусе, — и дают его в форме Евангелия от Матфея: You will be condemned to everlasting separation from God and then you spend all eternity in torment in helLfesus spoke about this as a lake offire which was prepared for the devil and all his angels and demonic spirits
 
Из-за того, что она — нерелигиозный человек, всю вечность мучиться у дьявола в огненном озере — что за хрень?! Молодая журналистка не желает мириться с этой настолько же зверской, насколько и пустой угрозой и запускает первую в мире атеистическую автобусную компанию: она хочет запустить пропаганду свободной от религии жизни, рекламируя ее на знаменитых красных лондонских автобусах.
 
Первая половина необходимых денег приходит от пожертвований в интернете, вторую берет на себя Ричард Докинз, профессор биологии и выдающийся автор и активист-просветитель. И поскольку воодушевление, охватившее британцев в связи с 12 этой кампанией, вбрасывает в казну британских атеистов в десять раз больше запланированной суммы в 15 000 фунтов, то чуть позднее на многих лондонских автобусах можно уже прочесть их послание:
 

Филипп Мёллер - Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше

Пер. с нем. А. Лукьянова
Москва : Эксмо, 2018. — 432 с.
(Религия. Война за Бога)
ISBN 978-5-04-094880-2
 

Филипп Мёллер - Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше - Содержание

  • Прежде всего
  • Иисус, Библия и шикарный бордель
  • «БТК все еще верит в Бога»
  • Умора вместо адской муки
  • Христианское преследование 2.0
  • Духовный аспирин
  • Возвращение Бога
  • Мой первый раз
  • Спасибо за церковный налог, Адольф
  • Анна верит в доброго Бога — пять с плюсом!
  • Алоффи
  • О du frohliche
  • Мое тело принадлежит мне!
  • Снаружи головной платок, внутри Аллах?
  • После жизни — перед жизнью
  • Моя смерть принадлежит мне!
  • Напоследок
  • Примечания

Филипп Мёллер - Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше - Возвращение Бога

 
«...и даже ни к чему особенно всматриваться, — говорит человек, стоящий за кафедрой, и делает взмах руками,—чтобы убедиться, что мы, люди, эволюционировали в рамках тех же процессов, что и все прочие живые существа на Земле и что, следовательно, мы не только культурные, но и природные существа!» Он немного успокаивается и поправляет свою седую шевелюру. — «В следующие недели мы будем обсуждать именно этот вопрос: кто или что определяет наше существование?» «Я же сказал, что он заговорит именно об этом! — шепчу я на ухо своему лучшему однокашнику Беньямину. — Да и тема захватывающая!» «Сорри, — он показывает на свой напиток. — После двух голубцов с гарниром из картошки и салата и пудинга на десерт мне необходимо что-то выпить, а то я сейчас же засну!»
 
«Вот-вот, фрапучино — в самый раз! — говорю я, потягивая из своего стаканчика. — Но давайка определимся: по-моему, это классный парень, и это его последнее мероприятие перед пенсией!» Мы находимся в задней части аудитории «Rost-und Silberlaube», как называется наш кампус Свободного университета Берлина, и глядим сверху вниз в огромный зал. За время первого тура мы, студенты-первокурсники, узнали, что в этой аудитории — почти четыреста мест, из которых сегодня занято от силы три четверти. Беньямин указывает на пару свободных мест вблизи, и мы спешим поскорее их занять. Мы с Беньямйном знакомы с первого семестра, вместе участвовали во многих событиях, избрали одно и то же направление в педагогике — «формирование взрослого человека» — и давно уже сделались большими приятелями — не в последнюю очередь из-за нашей склонности проводить ночи в клубах.
 
В прошлом семестре мы оба защитили преддипломные работы и как следует отпраздновали этот факт с подружками в каникулы, а на последней неделе, когда вывесили план занятий, мы наткнулись на семинар, текст объявления которого что-то пробудил в нас, что-то такое, чего всегда недоставало во время учебы: искренний интерес. Помимо суперкрутой журналистки-путешественницы Софии де ла Роза, которая сердцем и разумом ведает прагматическими сторонами формирования взрослого человека, никто еще не ставил здесь таких волнующих вопросов, как профессор Петерсен: «Собственно, из чего состоит природа человека? Как — и где — возникают желания, предпочтения, склонности и надежды отдельного индивида?
 
— Он выходит из-за кафедры с портативным микрофоном, прикрепленном к пиджаку, и направляется к карьеристам, занявшим первый ряд. — Какую роль в этом играет наша социализация и какую — наша наследственность? Какие процессы происходят в том органе, в котором коренится вся наша личность, то есть в мозгу? Что мы сейчас знаем о гормонах и их значимости для наших действий и ощущений?» «Гормоны — это просто круто, они такие сексуальные!» — говорит какой-то тип позади меня, и они с соседом хихикают. «Ребята, — я оборачиваюсь, — а не пойти ли вам с вашим юмором в какую-нибудь пивную?» «Сначала опоздали, а теперь придираетесь?»
 
«Тсс!» — шикает пожилая дама лет тридцати пяти, сидящая перед нами, мы замолкаем и слушаем профессора, которого снова охватывает эмоциональность. «Как, собственно, в течение десятилетий, а то и столетий, могла сложиться социологическая традиция, в которой научный подход к человеку систематически недооценивается, а то и прямо отрицается — вплоть до нынешнего дня? Какие существуют предубеждения против социобиологии, эволюционной психологии или против нейробиологии — и насколько обоснованными являются подобные предубеждения? Насколько полным может быть человеческий образ, который вырван из контекста миллиардов лет и все еще продолжающегося процесса, в результате которого мы произошли?! — вопрошает он и продолжает чуть спокойнее:
 
— То есть процесса эволюции? Насколько прочным может быть мировоззрение, которое не учитывает результатов естествознания? И последнее, но не менее важное: какие следствия мы можем извлечь из эволюционистского понимания человека — как в научном, так и в социальном плане? — Он откашливается и смотрит, прищурившись, на первые ряды. — А если вы мне не верите, что общественные науки в этой сфере безнадежно отстают, — он улыбается, — то сходите в наш институт социологии, здесь — в Свободном берлинском университете, и расскажите им, что человеческое поведение детерминируется не только нашей культурой, но и нашей природой... — Теперь он смеется, взмахивает руками и кричит: — И они попросту выставят вас за дверь!»
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 7 (6 votes)
Аватар пользователя Traffic12