Сумцов - Образы животных в народных верованиях - Сборник

Сумцов - Образы животных в народных верованиях - Сборник
По замечанию Л. 3. Колмачевского, единственным критерием для правильной оценки оригинальности и относительной древности животных сказок может служить только принцип естественности (Колмачевский, «Животный эпос», стр. 54). К сожалению, эта верная мысль редко находила практическое применение в научных работах, посвященных народным поверьям и сказаниям о животных. Мифологические гипотезы в этой отрасли знания занимают еще слишком много места. До сих пор держится в науке мнение, что большинство народных поверий и сказаний о вороне относится к облачным мифам, мнение, как мы думаем, совсем несостоятельное при ближайшем их рассмотрении, в связи с природными особенностями воронов и отчасти с историко-литературными о них данными. Не устраняя вполне мифологического толкования, мы думаем, что к нему подходят лишь немногие поверья и сказания о вороне, и что большинство сказаний этого рода является результатом непосредственного наблюдения над природой и основывается на зоологических свойствах птиц рода coraces. 
 
Известно, что увлечение мифологической теорией происхождения народных сказаний содействовало появлению подложных песен и усилению того ложного патриотизма, который ищет себе пищи в национальном самовосхвалении, повсюду усматривает славян и наделяет их всеми премудростями и добродетелями. Псевдопатриотиче- ская спекуляция коснулась и народно-песенного материала о вороне; мы разумеем здесь следующую песню: 
В лесе в темном у Вислицы, 
Среди бору на Кислицы Есть заклятый сухой сук, 
На том суку сидит крук: 
Пане-круку, пане-круку, 
Чорна бога старший внуку! 
Слеты з древа, черный крук, 
Дай у душу ему стук, 
Ладно ладо, дивно диво, 
Не живи, моспане, криво! 
(«Памятники народного творчества в северо-западном крае», 1866 г., стр. 117-118). 
 
Е. В. Барсов пользуется этой песнею в «Лексикологии “Слова о полку Игореве”». «Див “Слова”», говорит Барсов, «соответствует Круку на его заклятом (?) суке. Любопытно, что этот Крук называется здесь старшим внуком Чернобога» (Барсов, т. III, стр. 174). Вряд ли, однако, можно сомневаться в поддельности всей песни2, причем Крук так же мало заслуживает серьезного внимания, как Вишну и Сива «Словенской Веды» Берковича, как Посви- стач в Думе-сказании о походе князя-язычника в «Записках о южной Руси» Кулиша, т. I, стр. 172. Существование Чернобога у русских славян подлежит еще большему сомнению. «Строго говоря», замечает А. И. Кирпичников в статье «Что мы знаем достоверного о личных божествах славян» («Журнал Министерства народного просвещения», т. 241, стр. 165), из всех богов русских непоколебимо может вынести критику только один Перун». 
 

Образы животных в народных верованиях - Сборник 

Издательство Ex Nord Lux: Тамбов, 2017. — 336 с. 
 

Образы животных в народных верованиях - Содержание 

  • Н. Ф. Сумцов - Ворон в народной словесности 
  • Н. Ф. Сумцов - Мышь в народной словесности 
  • Н. Ф. Сумцов - Заяц в народной словесности 
  • Н. Ф. Сумцов - Тур в народной словесности  
  • Д. Н. Овсянико-Куликовский - К вопросу о «быке» в религиозных представлениях древнего Востока  
  • Н. Н. Харузин - «Медвежья присяга» и тотемические основы культа медведя у остяков и вогулов 
  • A. Н. Афанасьев - Собака, волк и свинья 
  • B. Ф. Миллер - Значение собаки в мифологических верованиях 

Образы животных в народных верованиях - Ворон в народной словесности

 
Вороны в собственном смысле (coraces) обитают на всём земном шаре. Близ экватора число их значительно увеличивается; они имеют многочисленных представителей в умеренных странах, и только в холодных число их ограничено. Большая часть воронов принадлежит к числу оседлых птиц, и только немногие виды отлетают, впрочем, не очень далеко. 
 
Существует много разновидностей этой птицы. Наибольшим распространением и известностью пользуются обыкновенный или благородный ворон (Corax nobilis), черные и серые вороны (Corvus corone и С. comix), грачи (frugilegus) и галки (monedula)3. Различаются они главным образом по величине и лишь в незначительной степени по крику, цвету перьев и характеру (Брем, «Иллюстрированная жизнь животных», т. III, стр. 361-380). 
 
По соображениям Пикте, ворон был известен праа- рийцам (Pictet, «Les Origines Indoeuropeennes», т. I, стр. 473); но различные виды вороньего рода, по-видимому, не были точно отличаемы, может быть, потому, что житейской надобности не было для такого различения. 
 
Для обозначения птицы corvus в славянских языках существует несколько названий: ворон, ворона, гавран, крук. Слова ворон и гавран считают праславянскими, так как они встречаются во всех славянских наречиях. В литов. и летт. наречиях словам этим отвечают vama, vams. Слово ворон Пикте сближает с санскрит, bran, vran. Мик- лошич же производит его от vr. Происхождение префикса га- Микуцкий объясняет на основании аналогий с рус. кайма, конура, закоулок, чеш. гомолый и т. п. Слово крук сближают с лит. krauklys, греч. краиуо<; и усматривают в нём звукоподражательное «крк», однородное с корнем слов каркать, лат. crocitare, лит. kraukti (Будилович, «Первобытные славяне», §100), немец. Krahe.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Aleksey