Шиффман - От текста к традиции

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Лоуренс Шиффман - От текста к традиции: история иудаизма в эпоху Второго храма и период Мишны и Талмуда
Серия FLAVIANA Библиотека еврейской истории

Эпоху Второго храма и период Мишны и Талмуда можно смело назвать «осевым временем» не только еврейской, но и мировой истории. В начале этого временного отрезка стоит возникновение библейского канона, в середине — возникновение христианства и разрушение Второго Храма, в конце — оформление раввинистического иудаизма и его основополагающих документов: Мишны и Вавилонского Талмуда.
 
Такая насыщенность событиями, определившими судьбы европейской и ближневосточной цивилизации, делает рассматриваемый период поистине уникальным. Эпоха Второго храма началась с разрешения евреям, данного Киром Великим, вернуться на свою землю и восстановить иерусалимский Храм. Годы, проведенные в вавилонском изгнании, и первые несколько веков после возвращения в Палестину изменили как политический, так и культурно-религиозный облик еврейского народа.
 
В политической сфере на первый план выдвинулись священники иерусалимского Храма, выполнявшие теперь не только религиозные функции, но и осуществлявшие административное управление провинцией, а также отвечавшие за ее стабильность перед иностранными правителями. Сложилась особая бюрократическая прослойка писцов, или книжников, зачастую бывших также священниками. Подобные группы были известны почти во всех ближневосточных империях.
 
В области литературы канонизация Библии дала толчок к возникновению различных жанров, так или иначе направленных на интерпретацию и пересказ библейских текстов. В то же время резко вырос интерес к составлению работ, толкующих еврейский религиозный закон и его повседневное применение на практике. Дальнейшее развитие получили такие библейские жанры, как поэзия и литература мудрости.
 
В целом литература этого периода становится более «ученой». Она базируется на толковании и новом прочтении Библии, как в ее законодательной, так и в повествовательной части. Следует отметить, что львиная доля этой литературы была создана профессиональными писцами, о которых говорилось выше, и данное обстоятельство оказало решающее влияние на ее эстетику и литературную форму. В религиозной сфере Храм стал центром еврейского бого- служения и единственным местом, где были дозволены жертвоприношения. Особую роль начали играть законы ритуальной чистоты, постепенно перенесенные из Храма в повседневную жизнь.
 
В это же время в диаспоре появились особые «дома собраний», изначально выполнявшие как религиозные (общие молитвы), так и чисто административные функции (общественные кассы, места для ночлега). После разрушения Храма этот институт развился в институт синагоги, где религиозные функции вышли на первый план, не до конца отменив тем не менее функции административные. Эпоха Второго Храма стала свидетелем возникновения обширной еврейской диаспоры и ее уникальной роли в формировании культурных и религиозных особенностей еврейского народа. Для этого периода прежде всего имеет смысл говорить об эллинистической диаспоре.
 
Благодаря ей возникла грекоеврейская литература (Филон, Иосиф Флавий) и сформиро- вались общинные структуры, которые позволяли сохранять еврейскую идентичность в процессе активного культурного и политического взаимодействия с нееврейским окружением. По сути, еврейская диаспора впервые продемонстрировала способность к созданию собственного уникального культурного наследия, связанного как с культурным наследием евреев Палестины, так и с культурой нееврейского большинства, и вместе с тем — отличающегося от них.
 
Разрушение Храма римлянами в 70 г. н.э. привело к коренным изменениям во всех сферах жизни еврейского народа. В современной историографии остро стоит вопрос о преемственности между эпохой Второго Храма и периодом Мишны и Талмуда. Насколько глубокие изменения произошли в со- знании евреев того времени? Можно ли говорить о смене одной цивилизации другой, или все же перемены происходили в рамках одной культурной традиции? Иудейская война и последовавшее за ней восстание Бар Кохбы привели к постепенному смещению еврейского населения Палестины с юга (из Иудеи) на север (в Галилею).
 
В результате разрушения Храма и активного участия иерусалимских священников в восстании против Рима их роль в обществе пошла на убыль. В то же время стал складываться новый тип духовного и административного лидера, получившего название рабби. Именно этим людям предстояло в период II-V вв. н.э. (период Мишны и Талмуда) создать свод текстов, известный как раввинистическая, или талмудическая, литература. По своей жанровой специфике, языку и тематике эта литература заметно отличалась от всего того, что было создано во времена Второго Храма.
 
Ее авторам удалось достигнуть уникального синтеза юридического (галахического) и повествовательного (аггадического) материала, вместе составивших основу Талмуда и мидрашей и фактически неотделимых друг от друга. Одновременно такие ведущие жанры эпохи Второго Храма, как апокалиптика, литература мудрости и историческая проза либо совсем исчезли, либо претерпели существенные изменения. И все же говорить о полном разрыве между эпохой Второго храма и периодом Мишны и Талмуда нельзя. На социально-политическом уровне основой еврейского общества продолжали оставаться отдельные общины, обладавшие значи- тельной степенью внутренней и внешней самостоятельности. Их лидеры продолжали совмещать функции религиозного и светского управления.
 
Литература продолжала носить элитный (ученый) характер, базируясь на интерпретации текстов Библии или Мишны. По сути в этом она не отличалась от современной ей греко-римской или сирийской литературы, чей «академизм» и «барочность» заставляют исследователей выделять эпоху поздней античности в особый период в развитии мировой культуры. В целом две эпохи еврейской истории: эпоха Второго Храма и период Мишны и Талмуда должны рассматриваться вместе. Такой подход дает возможность каждому для себя решить, чего между ними больше: общего или различного, насколько еврейская традиция, оформленная в раввинистических текстах, является продолжением или принципиально новым этапом по сравнению с предшествующими периодами.
 
На мой взгляд, одна из главных задач предлагаемой читателю книги заключается именно в этом. Лоуренс Шиффман — профессор кафедры иудаики Нью- Йоркского университета. Основным предметом его исследований являются рукописи Мертвого моря и их связь с более поздней раввинистической литературой. Его перу принадлежат многочисленные работы по различным аспектам еврейской жизни в эпоху Второго Храма и в период Мишны и Талмуда, включая исследование по иудео-христианским отношениям. Предлагаемая книга была написана как учебное пособие для студентов США, изучающих еврейскую историю и культуру.
 
В заключение мне бы хотелось выразить благодарность всем тем, кто помог в реализации данного проекта. Это прежде всего доктор исторических наук А. Б. Ковельман, оказавший неоценимую научную поддержку на всех этапах прохождения рукописи, также я хотел бы отметить Т. Ф. Сиверцеву, директора ассоциации «Гишрей Тарбут» д-ра М.Л. Гринберга и директора центра «Сэфер» д-ра Р.М. Капланова, благодаря которым стали возможными подготовка и издание книги.
 

Лоуренс Шиффман - От текста к традиции: история иудаизма в эпоху Второго храма и период Мишны и Талмуда

Издательство — «Мосты культуры» / «Гешарим» — 304 с.
Москва / Иерусалим — 2016 г.
ISBN 978-5-93273-453-7
 

Лоуренс Шиффман - От текста к традиции: история иудаизма в эпоху Второго храма и период Мишны и Талмуда – Содержание

  • От переводчика
Глава 1. Введение
  • Значимость периода
  • Метод
  • Один иудаизм или несколько?
  • Источники
  • Доминирующие течения и проблемы
  • Заключение
Глава 2. Наследие Библии
  • Исторический обзор
  • Историография цивилизации
  • Откровение и закон
  • Жертвоприношение и священники
  • Пророчество
  • Литература мудрости
  • Заключение
Глава 3. Иудаизм в Персидский период
  • Исторический и археологический фон
  • События политической жизни
  • Второй храм
  • Самаритянский раскол
  • Мидраш и основы еврейского законодательства
  • Литература эпохи
  • Канонизация Писания
  • Еврейская Библия
  • Заключение
Глава 4. Эпоха эллинизма
  • Эллинизм как явление культуры
  • Господство Птолемеев и Селевкидов
  • Иерусалимский Храм и священники
  • Герусия
  • Эллинистические тенденции в иудаизме Палестины
  • Эллинистическая реформа и восстание Маккавеев
  • Заключение
Глава 5. Иудаизм в эллинистической диаспоре
  • Ранняя история вавилонского еврейства
  • Евреи в эллинистическом мире
  • Политические, социальные и экономические тенденции развития
  • Религиозная жизнь
  • Антисемитизм в эллинистическом мире
  • Литература эллинистической диаспоры
  • Заключение
Глава 6. Секты в эпоху второго храма
  • Хасмонейская династия
  • Фарисеи и саддукеи
  • Апокалиптические и аскетические движения
  • Заключение
Глава 7. Апокрифы, псевдоэпиграфы и свитки мертвого моря
  • Апокрифы
  • Псевдоэпиграфы         
  • Свитки Мертвого моря
  • Заключение
Глава 8. Иудеохристианский раскол
  • Римское владычество в Иудее
  • Правление Ирода
  • Иудея под властью прокураторов
  • Возникновение ранней церкви
  • Размежевание путей
  • Иудео-христианские отношения в ранний период
  • Заключение
Глава 9. Восстание и реставрация
  • Великое восстание
  • Катастрофа и ее последствия
  • От Храма к синагоге
  • Восстановление автономии: власть рабби
  • Иосиф Флавий: историк Великого восстания
  • Восстание Бар Кохбы
  • Восстановление для будущего
  • Заключение
Глава 10. Мишна: новое писание
  • От фарисеев к рабби
  • Письменная и устная Тора
  • Таннайские академии
  • Мишна и мидраш
  • Галаха и аггада
  • Редактирование Мишны
  • Другие таннайские тексты
  • Заключение
Глава 11. Складывание нормативного иудаизма
  • Упадок эллинистического иудаизма
  • Под властью христианской Византии
  • На реках вавилонских
  • Заключение
Глава 12. В океане талмуда
  • Школы амораев
  • От аморайских комментариев к текстам Талмудов
  • Палестинский Талмуд
  • Вавилонский Талмуд
  • Экзегетические и гомилетические мидраши
  • Еврейское богослужение
  • Заключение
Глава 13. Жизнь в соответствии с торой
  • Мираггады
  • Повседневная жизнь еврея
  • Святилища во времени
  • Освящение стола
  • Брак и семья
  • Ритуальная чистота и нечистота
  • Жизненный цикл
  • Учение на службе Бога
  • Путь мистики
  • Заключение
Глава 14. Эпилог: Гегемония вавилонского талмуда
  • Библиография
  • Указатель

Лоуренс Шиффман - От текста к традиции: история иудаизма в эпоху Второго храма и период Мишны и Талмуда - Откровение и закон

 
В результате Синайского опыта и уверенности израильтян, что им было даровано божественное откровение, возникла литература Торы. Тора рассматривается еврейской традицией как результат прямого божественного откровения Моисею и через него еврейскому народу в целом. Современные исследователи подвергли сомнению это утверждение, основываясь на литературном анализе текста Торы. Они выдвинули теорию, что Тора возникла в результате редактирования нескольких документов, отличающихся друг от друга как по времени написания, так и по кругу авторов, в котором они возникли. До начала периода новой истории, тем не менее, эти вопросы никоим образом не влияли на развитие иудаизма.
 
Для мудрецов Талмуда и их средневековых преемников, как и для современного ортодоксального иудаизма, понятие святости и богооткровенности Торы было самоочевидно. Поскольку здесь мы стремимся лишь показать фон постбиблейского иудаизма, не будем углубляться в теории, касающиеся датировки и авторства различных частей Пятикнижия. Наша цель заключается в том, чтобы понять характер текста в том виде, в каком он был записан и передавался на протяжении поколений. Тора состоит из нескольких неравнозначных групп материалов, среди которых законодательные юридические документы играют важную роль. Это хорошо иллюстрирует Книга Исхода, которая открывается рассказом об истории рабства и освобождения израильтян, но затем переходит к обсуждению совершенно иных тем.
 
Вначале она представляет правовой кодекс, именуемый исследователями Книгой Завета, который содержит положения гражданского и уголовного права. Этот кодекс имеет много точек соприкосновения с другими ближневосточными законами той эпохи, его часто сравнивали с кодексом Хаммурапи. Сравнение неизменно демонстрирует тенденцию библейского законодательства к равенству всего населения перед законом и к отказу от крайних мер наказания — пример, которому будут следовать и в эпоху Талмуда. Непосредственно за этим кодексом следует календарь праздников. Затем идет развернутый текст предписаний о строительстве Скинии Завета, небольшого святилища, которое должно было сопровождать сынов Израиля в их странствии по пустыне.
 
В конце дается детальное описание строительства Скинии в соответствии с изложенными ранее инструкциями. Здесь мы встречаем сложную библейскую систему жертвоприношений, которая включала детальные ритуалы как для обычных дней, так и на случай праздников, а также ритуалы очищения для всего народа Израиля и для отдельных грешников. Тесно связанной с жертвоприношением была система ритуальной чистоты и нечистоты. Те, кто вступали в контакт с мертвым или с определенными видами живых существ или имели некоторые типы физических выделений, должны были пройти очистительные ритуалы прежде чем входить в Скинию. Все эти нормы кодифицированы в Книге Левит.
 
Законы составлены в описательной форме, они перечисляют обстоятельства и процедуры конкретных жертвоприношений, включая такие моменты, как время и место их проведения, необходимые для жертв животные и соответствующие приношения зерна, оливкового масла и вина. В разделе, касающемся вопросов ритуальной чистоты, оговариваются периоды нечистоты, ритуалы погружения в воду, омовения и очистительные жертвы. Особый упор делается на этическом и моральном поведении по отношению к ближним, запрете кровосмесительных браков и требовании супружеской верности. Книга Чисел включает в себя детальную регламентацию жертвоприношений для особых случаев, описывая соответствующие ежедневные и праздничные жертвоприношения.
 
Таким образом, систематическое и детальное описание этих ритуалов дается именно в Книге Чисел, а не в Книге Левит. Кроме того, там описывается организация народа и его лагеря в пустыне, а также религиозные и военные испытания, выпавшие на долю народа Израиля во время странствий. Книга Второзакония является, по сути, независимым доку- ментом, повторяющим многие законы, уже рассматривавшиеся в других книгах Торы. В известном смысле она близка по форме к тексту договора, типичного для древнего Ближнего Востока. Повествовательный материал в начале и конце книги соответствует преамбуле и заключению, в которых вассал, подписывающий договор с сюзереном, обязуется выполнять его условия. Между двумя этими разделами заключается основная часть соглашения.
 
Подобным же образом кодекс Второзакония в промежутке между введением и заключением оговаривает законы, которые Израиль должен соблюдать в вопросах войны, пленных, чистоты, разрешенной и запрещенной пищи, праздников, брака, развода, различных гражданских и уголовных правонарушений. Расположение этих книг внутри Торы требует некоторого комментария. Каждая книга в своем нынешнем виде является независимым текстом с присущим только ей литературным жанром и формой. По содержанию книги часто Пересекаются, повторяя друг друга, и написаны так, словно других собраний законодательных документов не существует. Они не делают никаких ссылок друг на друга, по крайней мере, в открытой форме.
 
Это дало основание многим ученым, начиная с XVIII в., утверждать, что Тора представляет собой комбинацию изначально независимых кодексов, отражающих различные повествовательные традиции. Согласно этому взгляду на происхождение Торы, известному как документальная гипотеза, повествовательная часть Пятикнижия, Книга Завета (законодательный кодекс в конце Книги Исхода), Священнический Кодекс (Книга Левит и часть Книги Чисел), Кодекс Святости (Книга Левит 17-26) и Кодекс Второзакония изначально были различными, не связанными друг с другом текстами. Мудрецы Талмуда, конечно, тоже видели текстуальные противоречия и совпадения в Торе, но их подход к вопросу происхождения Торы значительно отличался от позднейшего, поэтому они использовали их как основу для своей экзегезы законодательной части Второзакония, того, что таннаи называли мидраш галаха.
 
Поздний иудаизм рассматривал все особенности библейского текста как питательную почву для интерпретации. Похожие примеры экзегезы можно найти даже у сект эпохи Второго Храма. Иудаизм в древности рассматривал Тору как результат божественного откровения. Следовательно, каждый элемент ее текста и стиля мог приоткрыть что-то новое в священном законе. Воспринимаемая таким образом, Тора могла служить основой для постоянно расширяющейся интерпретаторской традиции, которая оформила разнообразные подходы к иудаизму, изучаемые в нашей книге.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя lexmak