Петрушко - История Русской Церкви

Владислав Игоревич Петрушко - История Русской Церкви с древнейших времен до установления патриаршества
Крещение Руси, которое произошло при св. князе Владимире, отнюдь не было первым знакомством Руси с христианством. К этому времени уже была подготовлена почва для скорого распространения Православия среди русского народа. Прежде всего надо отметить, что существует широко известное предание о проповеди святого апостола Андрея Первозванного в наших землях. Преподобный Нестор Летописец в «Повести временных лет» сообщает о проповеди святого Андрея на месте будущего Киева. В тоже время в «Повести...» под 983 г. содержатся выражения: «еде бо несуть апостоли учили» и «аще и телом апостоли не суть еде были, но ученья их аки трубы гласят по вселенней в церквах».
 
Эти выражения, разумеется, можно трактовать по-разному, но ряд авторов усматривал в них противоречие преданию о проповеди апостола Андрея. Уже архиепископ Филарет (Гумилевский) высказывал первые сомнения в истинности этого предания. С особой силой критические пафос в отношении повествования о проповеди св. Андрея в Поднепровье выразился в трудах Е. Е. Голубинского. Тем не менее, устойчивое почитание св. апостола Андрея Русской Православной Церковью в качестве провозвестника христианства на земле будущей Руси и ее небесного покровителя, отмечаемое с домонгольской эпохи и до новейшего времени, само по себе не позволяет отбросить древнее предание.
 
И хотя мы не имеем строгих доказательств того, что апостол проповедовал на месте будущего Киева, как об этом сообщает «Повесть временных лет», вполне вероятно, что св. Андрей мог миссионерствовать, если и не на территории будущей Руси, то совсем неподалеку от нее. Вполне достоверным можно признать тот факт, что апостол Андрей проповедовал в Северном Причерноморье. В частности, церковный историк IV века Евсевий Кесарийский, ссылаясь на Оригена, сообщает, что Андрей Первозванный получил по жребию для проповеди Скифию.
 

Владислав Игоревич Петрушко - История Русской Церкви с древнейших времен до установления патриаршества

учеб. пособ. Изд. 2-е.
М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. 356 с.
ISBN 5-7429-0199-2
 

Владислав Игоревич Петрушко - История Русской Церкви с древнейших времен до установления патриаршества - Оглавление

Раздел I. Период домонгольский (до 1237 г.)
  • Глава 1. Христианство на Руси до св. князя Владимира
  • Глава 2. Крещение святого равноапостольного князя Владимира. Крещение Руси
  • Глава 3. Русская Церковь в княжение св. Владимира и Ярослава Мудрого
  • Глава 4. Структура Русской Церкви в киевский период. Русское монашество
  • Глава 5. Церковное законодательство, богослужение, гимнография и духовная литература Киевской Руси
Раздел II. Период от татаро-монгольского нашествия до разделения митрополии (1237—1458 гг.)
  • Глава 6. Причины кризиса Киевской Руси и ее порабощения монголо-татарами. Нашествие Батыя на Русь и его последствия
  • Глава 7. Русская Церковь в период монгольского ига. Митрополиты Кирилл II и св. Максим
  • Глава 8. Русская Церковь при святых митрополитах Петре и Феогносте
  • Глава 9. Русская Церковь при св. митрополите Алексие
  • Глава 10. Русская Церковь после кончины св. Алексия. Св. митрополит Киприан. Положение православных в литовской Руси и Польше во 2-й половине XIV — начале XV вв.
  • Глава 11. Русская Церковь при св. митрополите Фотии. Митрополит Исидор и Флорентийская уния
Раздел III. Период от разделения митрополии до конца царствования Ивана Грозного (1458—1584 гг.)
  • Глава 12. Поставление св. Ионы митрополитом всея Руси и начало автокефалии Русской Церкви. Разделение Русской Церкви на две митрополии — киевско-литовскую и московскую
  • Глава 13. Особенности внутреннего устроения Русской Церкви в период монгольского ига
  • Глава 14. Русское монашество «монгольской» эпохи. Церковное искусство Руси в XIV — 1-й половине XV в.
  • Глава 15. Русская Церковь в период княжения Иоанна III
  • Глава 16. Ересь «жидовствующих» и борьба с еретиками
  • Глава 17. Искоренение ереси «жидовствующих». Споры о монастырском землевладении
  • Глава 18. Русская Церковь в период правления Василия III и годы малолетства Иоанна IV
  • Глава 19. Появление и развитие идеи «Москва - Третий Рим»
  • Глава 20. Преп. Максим Грек и его деятельность
  • Глава 21. Русская Церковь при св. митрополите Макарии. Церковные Соборы 1540— 1550-х гг.
  • Глава 22. «Макариевские» Соборы 1550-х годов. Литература и книжное дело Руси в середине XVI в.
  • Глава 23. Русская Церковь в период опричного террора и последние годы жизни Иоанна Грозного

Владислав Игоревич Петрушко - История Русской Церкви с древнейших времен до установления патриаршества - Крещение святого равноапостольного князя Владимира

 
После победы над Ярополком Владимир стал княжить в Киеве. И вновь, как некогда при Олеге Вещем, язычество торжествует над христианством. Правда, совсем не надолго: дни его сочтены, оно изжило себя. Но в предсмертной агонии язычество сильно активизируется и не без решительного влияния самого Владимира, пришедшего к власти именно в качестве лидера языческой партии. Как говорит летописец, никогда еще прежде не было на Русской земле такого «мерзкого идолослужения», как в начале правления Владимира. Однако нужно сказать, что Владимир, как человек огромного ума, недюжинной интуиции и глубокой религиозности, понимал, что язычество в своих прежних формах уже несостоятельно. Подобно римскому императору — ревнителю язычества Юлиану Отступнику, он предпринимает попытку реформировать многобожие.
 
Объединив под своей единодержавной властью русские племена, Владимир осознал необходимость религиозного единства. Владимир понимал, что ни на чем ином, кроме как на религии, это единство создать не возможно. Можно, конечно же, попытаться объединить всех насилием, но такая держава будет существовать только самое короткое время. Поэтому Владимир попытался достичь единства иным способом. До сих пор различные племена, населявшие Русь, поклонялись своим местным богам. Варяги почитали одних, славяне — других, у финнов были третьи. Правда, часто они заимствовали культы друг у друга. Но никакого единообразия в языческих верованиях на Руси не было. Владимир же повелел собрать воедино всех языческих богов и создал общий языческий пантеон — своего рода «русский Олимп». Как говорит летописец, в Киеве он поставил на капище идолов Хорса, Дажь-бога, Стрибога, Симаргла и Мокоши. Возглавил же все это, отныне «единое», семейство Перун — бог грома и огня, признанный верховным (божество, имевшее скорее всего балто-варяжское, а не славянское происхождение).
 
Реформа язычества была осуществлена около 983 г. Но очень скоро оказалось, что реформа эта абсолютно несостоятельна. У этих богов не было никакого авторитета, чтобы заставить людей признавать наряду с привычными для их племени божествами и какие-то новые. Кроме того, у этого дела, наверное, была и своя мистическая сторона: искусственно собранные воедино «боги» не могли сосуществовать рядом — бесы ведь тоже друг друга ненавидят. И все же язычество отчаянно сопротивляется накануне своего исчезновения. При Владимире языческим богам совершаются доселе почти неизвестные на Руси человеческие жертвоприношения. Так, например, после победоносного похода Владимира на ятвягов в 983 г. были убиты Феодор и Иоанн, два варяга-христианина, отец и сын, которые стали первыми на Руси мучениками веры, чьи имена нам известны. Сына хотели принести в жертву языческим богам. Отец, конечно же, не позволил этого, и в результате обоих убили. Такой свирепый характер носило язычество Владимира и его окружения. Но кровь мучеников, как это всегда было в истории Церкви, только приближала победу христианства. В 983 г. Владимир еще приносил человеческие жертвоприношения, а уже через пять лет он принимает христианство.
 
Это был глубочайший переворот в душе князя. Из бездн ада он сумел подняться к Богу. В этом святость равноапостольного князя, осознавшего ту пропасть бездуховности, в которую ввергает язычество, и сумевшего найти выход из нее, не только обратившись к истинному Богу, но и приведя за собой весь свой народ. Чтобы понять все величие подвига святого князя Владимира, нужно оценить, каким он был до крещения. Он по сути был братоубийцей, приносил человеческие жертвоприношения. Пьяные оргии — привычное времяпровождение князя и его дружины. Кроме того, известно, сколь развратен был его нрав. Не погнушался он взять в жены полоцкую княжну Рогнеду, отца которой он убил на ее глазах. Подобным же образом и жена убитого брата Ярополка оказалась в гареме развратного язычника. Словом, Владимир до крещения своего был таким же жестоким и страшным человеком, как и все язычники.
 
Будущий креститель Руси в пору своего язычества поистине познал глубины сатанинские. Но в его душе произошло нечто подобное тому, что некогда было и с Ольгой. Несомненно, это было глубокое внутреннее перерождение. Когда Владимир увидел, что из его реформированного язычества ничего не получается, это, очевидно, стало для него не только политической, но и личной духовно-нравственной проблемой. Безусловно, что сомнение в язычестве у Владимира возникло не только из-за того, что на его основе не удалось достичь религиозного единства. Крайности языческой безнравственности, вероятно, усиливали впечатление духовного тупика. Это чувствуется в словах самого Владимира, сказанных им уже после крещения. Их приводит преп. Нестор Летописец: «аки зверь бях, много зла творях в поганьстве и живях, яко скоти, наго». Не только и не столько политический расчет руководил князем при выборе веры, как это обычно представляли историки-марксисты. Личный духовный поиск, безусловно, занимал ключевое место в деле отказа киевского князя от язычества. Владимир был натурой религиозной, ищущей истину, что и стало главным, что заставило его искать новую веру для себя и своего народа.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя Андрон