Пикок - Эволюция - тайный друг веры

Эволюция  —  тайный  друг  веры - Артур Пикок

Наука отодвигала Бога деистов все дальше и дальше; но, когда уже казалось, что от Него вот-вот избавятся — явился дарвинизм и, под маской врага, выполнил работу союзника. Он принес философии и религии неоценимую пользу, показав нам, что необходимо выбирать: либо Бог — повсюду в природе, либо — нигде.

Обри Мур, «Христианская доктрина Бога», in LuxMundi, 12th ed., ed. С. Gore (London: John Murray, 1891), 73.

Пикок  Артур.  Эволюция  —  тайный  друг  веры

Пер.  с  англ.  (Серия  «Наука  и  богословие»).  —  М.:  Издательство  ББИ,  2013.  —  xvi  +  375  с.
ISBN  978-5-89647-272-8

Эволюция  —  тайный  друг  веры - Артур Пикок - Предисловие

Уже долгие годы я глубоко убежден в том, что критическое религиозное мышление тогда становится наиболее живым и творческим, когда встречается с вызовами новых идей и новых культурных контекстов. Особенно верно это для христианского богословия. Достаточно вспомнить о

  • Евангелии, в котором иудейские реалии выносятся в более широкий языческий мир — примеры этого приводятся и подробно описываются в Новом Завете (в Деяниях Апостолов и многочисленных посланиях, в особенности Посланиях апостола Павла);
  • святоотеческом периоде, когда отцы церкви встретили и преодолели вызов неоплатонической философии;
  • святом Фоме Аквинском, придавшем богословию новый облик, когда всесторонние научные и философские работы Аристотеля пришли в Европу через исламский мир.

В наше время все наше мышление и деятельность пронизаны идеями, вынесенными из естественных наук — и это представляет собой острейший вызов как традиционному христианству, так и другим религиям. Об этом я размышляю неотступно со школьных дней, когда моя неокрепшая, невежественная вера впервые столкнулась со свидетельствами эволюции и инициировала мой долгий путь к совмещению эволюции с переосмысленной артикуляцией христианской веры. Размышления об этих вопросах стали лейтмотивом^ не только пронизывающим мои поиски[1], но и выраженным в опубликованных мною книгах[2] о более широких взаимоотношениях естественных наук и христианского богословия. Как обычно бывает у любого мыслителя, мои критические религиозные размышления на эти темы не могли полностью вместиться в книги, поэтому я писал и статьи, печатавшиеся в разных изданиях, по разным случаям, но теперь собранные под одной обложкой.

Слово «эволюция» вызывает отторжение и неприязнь в некоторых кругах христиан, но, к счастью, конечно, не у большинства. Ведь вскоре после того, как Дарвин предложил гипотезу о вероятном механизме (естественном отборе) того изменения видов, на которое ясно указывали палеонтологические находки и его собственные изыскания, ведущие христианские мыслители его родной страны приветствовали концепцию эволюции всего живого на земле и включили ее в свои представления о божественном творении и воплощении. На заглавной странице моей книги стоит в качестве эпиграфа цитата одного из этих мыслителей, Обри Мура; само название книги — отсылка к этой же цитате, и вопрос, заключенный в названии, требует самого тщательного и честного исследования.

Статьи, собранные в первой части книги, — это мои размышления о богословских вопросах, которые ставит перед нами подтвержденная и всеми признанная теория эволюции живых организмов в мире природы; во второй части я размышляю о том, как человеку смотреть на себя и на свое присутствие в мире в свете того, что Бог создал его эволюционным путем. Подобно некоему зеркальному отражению осознания природных, тварных эволюционных процессов, наша мысль о Боге сама «эволюционировала» (иначе говоря, развивалась) параллельно с пересмотром наших представлений о природе и о человечестве; этим представлениям посвящена часть третья. В эпилоге я рассказываю о средневековом английском богослове Роберте Гроссетесте, много размышлявшем о взаимоотношениях природы, человечества и Бога; из его мудрости мы и сейчас многое можем почерпнуть.

Эта книга, как и другие мои работы, основана на следующей исходной предпосылке: истинность того, что естественные науки говорят нам о природе, не может в конечном счете опровергнуть истины об отношениях человека с Богом. На самом деле, поскольку мир создан Богом, научное познание мира должно укреплять, прояснять и, если нужно, исправлять наши представления о Боге и о его взаимоотношениях с тварным миром, в том числе и с человечеством.




[1] Очерченные во вступительной главе моей книги From DNA to Dean: Reflections and Explorations of a Priest-Scientist (Norwich and London: SCM-Canterbury Press, 1966).

[2] Наиболее полные из них: Creation and the World of Science (Oxford: Clarendon Press, 1979; 2nd paperback ed., Oxford University Press, 2004); Theology for a Scientific Age: Being and Becoming — Natural Divine and Human, 2nd enlarged ed. (Minneapolis: Fortress Press; London: SCM Press, 1993) [Рус. пер.: Артур Пикок, Богословие в век науки. Модели бытия и становления в богословии и науке. М.: ББИ, 2004]; Paths from Science towards God: The end of All Our Exploring (Oxford: Oneworld, 2001).

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (9 votes)
Аватар пользователя Tov