Уотсон - Эпоха пустоты - Как люди начали жить без Бога

Питер Уотсон - Эпоха пустоты - Как люди начали жить без Бога, чем заменили религию и что из всего этого вышло
Серия "История Бога"

«Красота этой книги в том, что она вносит гармонию в хаотическое разнообразие собранных в ней идей... Уотсон виртуозно соединяет творчество таких разных людей, как Фридрих Ницше, Уильям Джемс, Боб Дилан и джазовые музыканты».
- PUBLISHERS WEEKLY -
«Впечатляющая книга для вдумчивого чтения с карандашом в руках для всех, кто задается вопросами о смысле жизни».
- THE WASHINGTON POST -
 
Дважды за последние годы — 21 мая 2011 года и 21 декабря 2012 года — религиозные деятели предсказывали конец этого мира. Оба раза ничего такого не происходило, но ни один из этих деятелей не счел нужным признать, что его предсказания оказались... ну, совершенно неверными. В Пакистане было убито немало людей, которые — как казалось их соседям — нарушали относительно новые местные мусульманские законы об идолопоклонстве. В Тунисе были убиты два видных светских политика. Случаи совращения и жестокого обращения с детьми, в которых повинны мусульмане Великобритании и Голландии или католические священники во многих странах по всему миру, стали в буквальном смысле частью обстановки нашей жизни; издевательства над белыми девушками со стороны мусульманских мужчин в Великобритании назвали «взрывом оскорбительных поступков».
 
Эти события, происходившие на фоне волны других, еще более ярких бедствий (теракты 11 сентября, взрывы на Бали, в Мадриде и Лондоне, все осуществленные мусульманами), быть может, не так ужасны по количеству убитых. Однако они указывают на широкое распространение криминального поведения, мотивированного религией, которое становится составной частью широкой сферы человеческой нетерпимости — и здесь находится, как все понимают, важнейший интеллектуальный, политический и даже экзистенциальный парадокс, с которым сталкивается юное XXI столетие.
 
Можно простить атеисту, который наблюдает за этим смертоносным абсурдом, сдерживаемую удовлетворенную ухмылку.
Прошло много веков религиозных битв, прошло более двух столетий, на протяжении которых происходила деконструкция фактической исторической основы Библии, и появилось множество новых богов в самых неподходящих такое божество, как мотоцикл «Ли-Энфилд». Появился веб-сайт godchecker. com, где перечисляется более трех тысяч «верховных» существ — похоже, множество людей в любом месте Земли не способно извлекать уроки из истории. Они все еще враждуют так же, как древние люди, все еще держатся за устарелые и опровергнутые доктрины, все еще доверяют мошенникам с их старыми трюками, все еще слушаются религиозных шоуменов и шарлатанов.
 
И все же... Суровая (и озадачивающая многих) истина, похоже, заключается в следующем: несмотря на явные ужасные вещи и абсурдность многих аспектов религии, несмотря на противоречия, двусмысленности и очевидные ложные установления, содержащиеся во всех, больших и малых, религиях, — несмотря на все это, атеизм, как указывает ряд выдающихся авторитетов, сегодня отступает.
 
Одним из первых на это явление указал социолог Питер Бергер. Его взгляды развивались драматично, поскольку здесь мы видим нечто подобное обращению. Эмигрировав из Австрии, Бергер стал профессором социологии и богословия Бостонского университета и в 1950-1960-х годах был ревностным защитником «теории секуляризации». Эта теория переживала расцвет в середине XX века и уходила корнями в эпоху Просвещения; согласно этой теории модернизация «неизбежно» влекла за собой ослабление влияния религии как на общество, так и на умы отдельных людей. Здесь секуляризация рассматривается как явление положительное — и в прошлом, и сегодня, — которая помогает избавиться от религиозных феноменов с их «отсталостью», «предрассудками» и «реакционностью».
 
Так было раньше. Но в первые десятилетия XXI века картина стала совершенно иной — по крайней мере в глазах некоторых людей. Как уже говорилось, Питер Бергер одним из первых обратил внимание на такое изменение климата, что заставило его самого публично пересмотреть свои представления. В 1996 году он признал, что эпоха Современности, «по вполне понятным причинам», подрывает все традиционные убеждения, но, как он полагал, неопределенность «есть такое состояние, которое многим людям очень трудно переносить». Потому, указал он, «любое движение (не обязательно религиозное), которое обещает дать или восстановить определенность, пользуется широким спросом». И окидывая взглядом современный мир, он сделал вывод, что этот мир «столь же яростно религиозен, как и всегда... и менвше всего похож на предсказанный (с радостью или печалью) секуляризованный мир» и что при любого рода религиозности люди согласны с тем, что «культура, пытающаяся обойтись без трансцендентной точки отсчета, оказывается неглубокой».
 

Питер Уотсон - Эпоха пустоты - Как люди начали жить без Бога, чем заменили религию и что из всего этого вышло

Питер Уотсон; [пер. с англ. М. Завалова, Н. Холмогоровой]
Москва: Эксмо, 2017. — 784 с — (Религия. История Бога).
ISBN 978-5-699-97046-9
Peter Watson THE AGE OF NOTHING. HOW WE HAVE SOUGHT TO LIVE SINCE THE DEATH OF GOD
Перевод с английского Михаила Завалова (Введение, Части I и II) и Наталии Холмогоровой (Часть III и Заключение)
 

Питер Уотсон - Эпоха пустоты - Как люди начали жить без Бога, чем заменили религию и что из всего этого вышло - Содержание

Введение. В нашей жизни в самом деле чего-то недостает? Нужно ли нам винить Ницше?
  • Не надо «аминь»: условия нашего существования и идея нравственного целого
  • Пористое Я или Я буферизованное
  • У нас духовный спад? Или же мы, как всегда, безумно религиозны?
  • Религия как социология, а не теология
  • Трансцендентное или бедность?
  • «То, что мы имеем сегодня, обесценивается тем, что мы хотим получить завтра»
  • Феномен, который был философом Ницше
  • Воздух опасности и груз жизни
  • Сомнение призывает нас строить лучший мир
  • Несовместимость веры с наукой

Часть I Авангард до войны: когда искусство имело значение

1. Поколение Ницше: экстаз, эрос, эксцессы
  • Жесткая мудрость
  • Ницшеанский китч
  • Все равны перед инстинктом
  • Новый тип человека: бродяжничество и танец. Густо Грасер
  • Ферма танцев. Рудольф Лабан
  • Эвритимия и этика: танцор Духа. Мэри Вигман,
  • Валентина де Сан-Пуант и другие
  • О чем не догадывается стадо. Готфрид Бенн
  • Ubermensch и его этика
2.Жизнь не осуществляется одним-единственным способом
  • Лимит счастья. Оливер Уэнделл Холмс
  • Будь оно проклято, абсолютное! Уильям Джемс
  • Наше самое глубинное беспокойство
  • «Рост есть наша единственная моральная цель». Джон Дьюи
  • Новые концепции возможных групп
  • Новая Троица: доверие, нравственная амбиция, социальная надежда. Комическая вера. Джордж Сантаяна
3.Сладострастие вещей
  • Метафизика конкретного. Эдмунд Гуссерль
  • «Предметность»
  • Одобрение мира. Анри Бергсон
  • Духовный элитизм. Джордж Эдвард Мур
  • Что должно существовать
  • Невроз как индивидуальная религия. Зигмунд Фрейд
Часть II Одна бездна вслед за другой
4.Небеса: не место, но направление
  • Механический рай
  • Отблески духовных ценностей   
  • Вожделение и жестокость. Юхан Август Стриндберг
  • «Моцартова радость — вот наша цель». Джордж Бернард Шоу
  • Не глядите слишком далеко. Антон Чехов
5.Поиски Рая: поклонение цвету, металлу, скорости и мгновению
  • Незамутненное чувство целого. Клод Моне, Жорж Сера
  • Цвет — это смысл. Анри Матисс
  • Магия металла, поклонение машинам. Филиппо Томмазо
  • Маринетти, Фернан Леже, дадаисты
  • Бессмыслица прошлого. Винсент Ван Гог, Эдвард Мунк
  • Четыре характеристики «нового духа» в искусстве. Роджер Шеттак
  • Целостность через сопоставление
6.Настойчивость желания
  • Мучительная утрата себя. Андре Жид
  • Ложь и общие мифы. Генри Джемс
  • Коллективный ум и общая цель. Герберт Джордж Уэллс
  • Память и желание. Марсель Пруст
7.Ангел за щекой
  • Божьи сироты. Стефан Малларме
  • Хвала и вертикальная ось. Стефан Георге
  • Шекспир, не Яхве
  • Тайная Германия: духовное государство
  • Жить с разочарованием. Поль Валери
  • Исчезающий порядок
8.«Неправильный сверхъестественный мир»
  • Замок героев
  • Восторженный йейтсизм
  • Теневая культура Америки
  • Эпидемия оккультизма
  • Духовное в искусстве
9.Спасение в войне
  • Феномен 1914 года
  • Сплоченность: важнейшая тема 1914 года
  • Ирония и невинность
10.Крестовый поход большевиков в защиту научного атеизма
  • Новый этап развития человека. Карл Маркс
  • Сталь, молот и камень
  • «Соборность» и творчество: «Освобождение от бога». Вячеслав
  • Иванов, Лев Шестов, Николай Бердяев
  • План: идеал «впереди» вместо идеала «выше». Анатолий
  • Луначарский, Максим Горький, Казимир Малевич
  • Вызов, брошенный богу. Владимир Ленин
  • «Высший социально-биологический тип». Пролеткульт
  • Церковь коммунизма
  • Молитва или трактор?
11.Неопределенность жизни и правила существования
  • Принцип неопределенности Вебера
  • Скрытое изобилие повседневности. Мартин Хайдеггер  
  • Умение сдаваться
  • То, что мы чувствуем своим нутром
  • Радикальный пасторализм
  • Важнейшая здравая деятельность человека. Райнер Мария Рильке . .
  • Сокращенные пути жизни 
  • «Два способа существования в мире». Роберт Музиль
  • «Другое условие»
12.Несовершенный рай
  • Деньги вместо бога. Генри Айдема
  • Нечто прекрасное, не имеющее никакого отношения к богу.
  • Фрэнсис Скотт Фицджеральд
  • Самая сильная вещь после веры. Уоллес Стивене
  • Большое счастье на какое-то время. Юджин О'Нил
  • Духовность среднего класса и ложь, помогающая жить
  • Прощение — и вера — в семье
13.Умение смириться с фактом
  • Харизма и повседневная жизнь. Вирджиния Вульф
  • Идеализм как крах. Джеймс Джойс
  • Комическое евангелие и андрогин
  • Биологическое потепление и тепло Другого. Дейвид
  • Герберт Лоренс
14.Невозможность метафизики, уважение к метапсихологии
  • Что может быть сказано, а что нет. Алфред Джулс Айер
  • Жестокость утешений. Зигмунд Фрейд
  • Принцип удовольствия
  • Четыре паллиативных средства
  • Спрятаться негде. Карл Густав Юнг
  • Миф целостности. Франц Кафка
  • Современный компромисс
15.Верования философов
  • Общая вера Дьюи
  • Безмолвная вера Витгенштейна
  • Вера Уайтхеда в процесс
  • Вера Рассела в познание и любовь
16.Нацизм и его религия крови
  • Немецкое богословское возрождение. Карл Барт
  • Христианство в нацистских версиях
  • «Расы есть мысли бога». Альфред Розенберг
  • «Неоспоримая жесткость» мира. Якоб Вильгельм Хауэр

Часть III Человечество в час «Ч» и позже

17. Итоги итогов
18. Тепло действий
  • Сопротивление и Ritzkrieg
  • Битва за трансцендентность
  • Интенсивность как смысл жизни. Андре Мальро,
  • Морис Мерло-Понти
  • Любовь как убежище. Еще раз о Мальро
  • Вдохновение прежде убеждения. Антуан де Сент-Экзюпери
  • Жизнь без оправданий. Еще раз о Сартре
  • Презрение и передышки в жизни. Альбер Камю
19.Война, американский образ жизни и закат первородного греха
  • Понять себя, а не обвинять. Джошуа Лот Либман
  • «Уменьшающийся» бог. Бенджамин Спок
  • Истоки самопомощи. Эрих Фромм, Карен Хорни,
  • Норман Винсент Пил
  • Добрый бог: пастырская психология
  • «Просачиваясь» в будущее. Карл Роджерс
  • Высший гуманизм: новая близость
  • Ситуационная этика. Эрнест Брудер
  • Апофеоз оптимизма
  • Психология высот. Виктор Франкл
20.Апокалипсис, Освенцим, отсутствие бога
  • Гитлер — новый Навуходоносор. Элиезер Берковиц, Ирвин Гринберг, Артур А.Коэн, Ханс Ионас и Мелисса Рафаэль
  • Новый смысл молитвы. Ричард Рубенштейн,
  • Амос Функенштейн, Эмиль Факенхайм
  • Быть евреем без бога: религия холокоста. Эстер Бенбасса
  • Рукотворный Апокалипсис. Джим Гаррисон
  • Богословие смерти бога. Габриэль Ваханян, Харви Кокс, Томас Альтицер, Уильям Гамильтон
21.«Перестаньте думать!»
  • Угашение желаний. Сэмюэль Беккет
  • Отрицание «глубины». Эд Рейнхардт, Томас Пинчон
  • Ограничения «эго». Альтернативная метафизика
  • Импровизация и тело. Бибоп-ансамбли
  • Пластический диалог: откровение в действии. Биллем де Кунинг,
  • Джексон Поллок
  • Кинетическое знание. Эксперименты в колледже Блэк-Маунтин . .
  • Беседы с глиной
  • Просодия как смысл. Битничество
  • Темное цветение: интенсивность жизни наизнанку.
  • Филипп Рот
22.Содружество визионеров и размер жизни
  • Религия без религии. Институт Эсален
  • Таблетки для счастья. Наркотический кайф
  • «Рок и наркотики творят чудеса»
  • «До чего докатилась наша безбожная цивилизация»
  • Эстетика и мораль
  • Группы встреч в Белом Доме
23.Роскошь и пределы счастья
  • Искусство умерять ожидания
  • Возрастающая тревога
  • Доступный паллиатив?
  • Утешение диагнозом
24.Вера в подробности
  • Как распознать наши истинные желания. Чеслав Милош
  • Наши достижения и пределы. Айрис Мердок, Джордж Стейнер
  • Отблеск вожделенной гармонии. Шеймас Хини
  • Битва Одена со смыслом
  • Отпуск от рациональности
  • Наречение имен
  • «Жизнь гораздо больше, чем мы можем себе вообразить»
  • Ричард Рорти
25.«Наша духовная цель — обогащение эволюционного эпоса»
  • Понятие культурного здоровья
  • Ричард Докинз, Дэниел Деннет
  • Новые правила жизни: доверие, торговля, трагический взгляд на мир. Сэм Харрис, Мэтт Ридли, Стивен Пинкер, Джордж Левин, Эдвард Уилсон
  • Религия без богословия
  • Биофилическая революция
  • Современная наука о душе. Теодор Рожак
  • Эстетическая полнота. Теория Геи
  • Эволюция как религия, наука как спасение.
  • Мэри Мидгли
  • Новая догматика и новая метафизика
  • Бог и космологи
  • Физика бессмертия. Дэвид Дойч, Фрэнк Типлер
26.«Благая жизнь — это жизнь, проведенная в поисках благой жизни»
  • Конец мета-нарратива
  • «Лоскутные» верования. Нью-эйдж
  • Нам не хватает «практики». Аласдэр Макинтайр,
  • Джон Роулз
  • Искусство как побег от времени. Ганс-Георг Гадамер
  • Смысл жизни как репрессивная иллюзия. Энтони Грейлинг,
  • Терри Иглтон
  • Невозможность трансцендентного.
  • Томас Нагель
  • Жизнь как неустранимая двойственность
  • Вера — дело общественное. Ричард Рорти
  • Зачем поступать правильно? Роберт Нозик
  • Долг жить ответственно. Рональд Дворкин
  • Загадка красоты и красота загадки
  • Синтез и единство, не дающее двигаться вперед.
  • Юрген Хабермас
  • Рациональность религии: постсекулярное общество?
Заключение. Важнейшее из дел
  • Смысл жизни — не страховой полис
  • «Жажда живого света»
  • Мета-нарратив освобождения
  • Банальность и последовательность
  • Безрелигиозное откровение:
  • то, чего мы не знали, было внутри нас
  • Имена для мира
  • «Скорбеть не станем. Лучше силы обретем в том, что осталось...»
Благодарности
Примечания
Указатель имен
 

Питер Уотсон - Эпоха пустоты - Как люди начали жить без Бога, чем заменили религию и что из всего этого вышло - Религия как социология, а не теология

 
Существует и еще одна загадочная сторона этого явления: на протяжении последнего десятилетия появились новые и глубоко продуманные подходы к религии как к естественному феномену. Более того, иногда такие новые идеи появились в результате научных исследований, которые изменили природу этих дебатов. Как нам следует относиться к такому положению дел, при котором атеизм выглядит убедительнее, собирая новые доказательства и приводя новые аргументы, но где религия, как заявляют ее приверженцы, побеждает количеством, несмотря на все явные ужасы и абсурды веры?
 
Наиболее убедительный аргумент из тех, что я встречал, — несомненно, такой аргумент, который находит систематический ряд устойчивых подтверждений, — был предложен Пиппой Норрис и Рональдом Инглхартом в книге «Священное и секулярное: религия и политика в мире» (2004). Эта книга опирается на большой объем эмпирических материалов исследований в рамках проекта Всемирный обзор ценностей (World Values Survey), проводившихся с 1981 по 2001 год, где содержатся репрезентативные и разнообразные данные по почти восьмидесяти обществам, так что там представлены все основные мировые традиции веры. Норрис и Инглхарт использовали также данные опроса Института Гэллапа, Международной программы социальных исследований (International Social Survey) и данные Евробарометра. Хотя, говорят они, «очевидно, что религия не исчезла из мира и, похоже, не исчезает», концепция секуляризации, как они думают, «играет важную роль в том, что [по-прежнему] происходит». В своем исследовании они выделяют один ключевой социологический фактор, носящий у них название «экзистенциальная безопасность», который, по их мнению, основан на двух простых аксиомах и который «очень ценен при описании большинства многообразных религиозных практик всего мира».
 
Первый составной элемент этой теории есть предположение о том, что богатые и бедные страны мира решительно отличаются по уровню обеспечения условий для развития человека и социально-экономического неравенства, а потому — по базовым условиям жизни, относящимся к безопасности и уязвимости для рисков. Идея безопасности человека, утверждают они, в недавнее время стала пониматься как важная цель международного развития. В простейшем виде ключевая идея безопасности отвергает военную мощь как средство защиты территориальной целостности и ставит на ее место свободу от различных бедствий и опасностей — от ухудшения экологической обстановки до естественных и антропогенных катастроф, таких как наводнения, землетрясения, торнадо и засухи или эпидемии, нарушение прав человека, гуманитарные кризисы и нищета.
 
На протяжении последних тридцати лет можно было видеть радикальные изменения жизни к лучшему в некоторых частях развивающегося мира. Тем не менее в Программе развития ООН (ПРООН) отмечается, что прогресс по всему миру на протяжении последнего десятилетия был переменчивым, а в некоторых местах ситуация ухудшилась: пятьдесят четыре страны (из них двадцать находятся в Африке) стали беднее по сравнению с 1990 годом; в тридцати четырех странах снизилась средняя продолжительность жизни; в двадцати одной наблюдается понижение индекса человеческого развития. В Африке показатели распространенности ВИЧ/ СПИД и голода стали более тревожными. Разрыв между условиями существования богатых и бедных стран растет.
 
Анализ данных по разным сообществам всего мира показал, что значение религии для людей и их религиозное поведение можно предсказать с достаточной точностью на основании уровня экономического развития общества и развития некоторых других его сфер. Многовариантный анализ (математическая техника) показал, что несколько базовых показателей развития, таких как ВНП на душу населения, уровень распространенности ВИЧ/ СПИД, доступность чистой воды или количество докторов на сто тысяч человек, позволяют «с удивительной точностью» предсказать, как часто люди в данном сообществе участвуют в богослужении или молятся. Самыми важными показателями здесь являются те, которые отделяют уязвимые сообщества от сообществ, где выживание настолько обеспечено, что люди считают его чем-то гарантированным в годы своего становления.
 
В частности, Норрис и Инглхарт высказывают такое предположение: при прочих равных условиях опыт жизни в менее безопасном обществе повышает значимость религиозных ценностей, и наоборот, опыт более безопасного общества ее снижает. Главная причина этого, по их мнению, заключается в том, что «потребность в религиозной поддержке снижается в условиях большей безопасности». Из этого следует, что люди, живущие в развитых индустриальных странах, чаще равнодушно относятся к традиционным религиям с их вождями и институтами и менее склонны участвовать в духовных практиках. «Люди, выросшие в условиях относительной безопасности, лучше переносят неоднозначность и меньше нуждаются в абсолютных и жестко предсказуемых правилах, которые дают им религиозные санкции».
 
Понятно, что улучшение условий для безопасного существования снижает значение религиозных ценностей, но — и здесь мы наталкиваемся на одну проблему — в то же время снижает  уровень роста населения в постиндустриальных обществах. Так что в богатых странах растет значение секулярных ценностей но уменьшается популяция. В то время как страны победнее, напротив, больше держатся за религиозные ценности, а также в них гораздо выше рождаемость, что увеличивает численность населения (таким образом, поддерживая бедность). Ключевая задача практически всех традиционных религий — укреплять семью, «поддерживать в женщинах желание иметь детей, стремление оставаться дома и заниматься их воспитанием, а также запрещать аборты, разводы и все, что не способствует повышению рождаемости». Таким образом, не стоит удивляться тому, к чему приводят эти две взаимосвязанные тенденции: богатые страны становятся все более секулярными, но мир в целом — более религиозным.
 
2017-06-06
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.7 (3 votes)
Аватар пользователя Lexux