Плекон - Живые иконы

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Майкл Плекон - Живые иконы. Люди веры, вернувшие миру надежду
Жизнь гениев. Книги о великих людях
Чему учат нас эти православные мыслители? Прежде всего они напоминают нам, что истинное богословие нельзя отделять от молитвенной жизни вообще и литургии в частности, что теология есть доксология, славословие. Они помогают нам заново открывать библейскую и патристическую мысль, что Христос есть Премудрость в глубочайшем и самом фундаментальном смысле этого слова. они выдвигают на первый план антропологию, утверждающую, что мы можем быть полностью «ре-формированы» под действием благодати, чтобы стать по усыновлению тем, Кем Христос является по природе: истинными чадами Божьими. они обостряют наше чувство святости, заново открывая нам древние формы духовной практики, развившейся и усовершенствовавшейся в великих аскетических школах и монашеских уставах. Настаивая на важности иконы и иконического подхода, они опять же помогают нам высвободить концепцию красоты как средства освящения. они дают нам возможность в точности понять то, что подразумевал старец Зосима в «Братьях Карамазовых», когда говорил, что «красота спасет мир» (любимое изречение Дороти Дей).
 
Лица, которые встретятся нам в этой книге, представляют не только лишь исторический интерес. Их труды оказывают влияние и сегодня. Современные течения в христианской духовности многим обязаны мысли Льва Жилле, Павла Евдокимова и позднего Владимира Лосского. К примеру, наше богословие горячо обсуждаемой экклезиологии общения черпает вдохновение из сочинений Николая Афанасьева (умственного наследника блестящего мыслителя Сергия Булгакова). Это совершенно ясно читателю внушительных трудов позднего периода творчества Жана-Мари Тийя-ра или Ива Конгара. Американское богословие обогатилось пламенными трудами Иоанна Мейендорфа и Александра Шмемана, которые не только отстаивали живое предание Православия, но и свидетельствовали о нем тем, кто почти ничего не знал о богатстве православной мысли. Оба исследователя учились в Свято-Сергиевском институте в Париже, но приехали в Америку преподавать в Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке. Нынешнее поколение ученых Свято-владимирской семинарии сформировалось под их непосредственным влиянием. Майкл Плекон совершенно справедливо называет Мейендорфа, Шмемана и других православных деятелей, описанных здесь, «иконами» — живыми образами, позволяющими нам увидеть сквозь них незамутненное благочестие русской традиции.
 
Большинство представленных в этой книге людей были изгнанниками из своей родной России. Но Плекон включил сюда и дореволюционного Серафима Саровского, канонизированного в 1903 году, в правление последнего царя, и Александра Меня, убитого в период окончательного падения советской системы в 1990 году. Повествование о жизни и смерти этих людей веры очерчивает исторические рамки для понимания современной истории Русской Православной Церкви.
 

Майкл Плекон - Живые иконы. Люди веры, вернувшие миру надежду

(Жизнь гениев. Книги о великих людях)
Издательство "Эксмо" - 2020. - 384 с.
ISBN 978-5-04-108344-1
 

Майкл Плекон - Живые иконы. Люди веры, вернувшие миру надежду - Содежание

  • Предисловие
  • Предисловие автора к русскому переводу
  • Глава 1. ОБРЕТЕНИЕ «ЖИВЫХ ИКОН»
  • Глава 2. СВЯТОЙ СЕРАФИМ САРОВСКИЙ: образ святости в наше время
  • Глава 3. СЕРГИЙ БУЛГАКОВ: политэкономист и священник, марксист и мистик
  • Глава 4. МАРИЯ (СКОБЦОВА): женщина с разными лицами, мать для всех
  • Глава 5. ОТЕЦ ЛЕВ ЖИЛЛЕ: монах в городе, странник по многим мирам
  • Глава 6. ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ: мирской богослов, человек Церкви
  • Глава 7. ГРИГОРИЙ (КРУГ): иконописец,богослов красоты
  • Глава 8. НИКОЛАЙ АФАНАСЬЕВ: исследователь Евхаристии, Церкви и евхаристической жизни в Церкви
  • Глава 9. АЛЕКСАНДР ШМЕМАН: учитель свободы и радости в мире как таинстве
  • Глава 10. ИОАНН МЕЙЕНДОРФ: поборник живого Предания
  • Глава 11. АЛЕКСАНДР МЕНЬ: современный мученик, свободный в вере, открытый миру
  • Глава 12. СВЯТОСТЬ В НАШЕ ВРЕМЯ: Церковь в нашу эпоху: застой, конфликты, возрождение
  • Еп. Диоклийский Каллист (Уэр).ПОСЛЕСЛОВИЕ
  • Благодарности
УКАЗАТЕЛЬ
 

Майкл Плекон - Живые иконы. Люди веры, вернувшие миру надежду - Обретение "живых икон"

 
Повсюду в Евангелии истинные богоявления и моменты откровения — всегда встречи между Сыном Божиим и окружающими Его людьми, между теми, кто повстречался с Иисусом Христом и навсегда остался отмечен этой встречей. Эта книга — приглашение к такой встрече с несколькими христианами нашего времени, мужчинами и женщиной, которые встретились со Христом, и эта встреча в мощном водовороте современной жизни преобразила их. Они жили среди жесточайших потрясений XX века: русской революции, добровольной и вынужденной эмиграции, Великой депрессии, смертей и ужасов Второй мировой войны. То была эпоха «железного занавеса», холодной войны и атомной бомбы. В недавние годы они были свидетелями еще большего количества международных конфликтов и борьбы за справедливость.
 
Личный путь ко Христу через общение с другими не свободен от тревог и требований. Евангельская тропа всегда вьется среди терний мира. тех, кто впервые встречал Господа, в том числе апостолов, Он призывал: «Прииди и виждь». А они, в свою очередь, передавали этот призыв другим (Ин. 1:39, 46). Нередко первая встреча происходила не с Самим Иисусом Христом, но с кем-то, кто лично встречался с Ним. Самарянка у колодца Иакова в Сихаре, которую Православная Церковь знает под именем Фотинии, «Светоносной», не могла удержать в себе то, что слышала и видела в беседе со Христом. «Пойдите, посмотрите человека, Который сказал мне все, что я сделала, — выпалила она своим соседям, — не он ли Христос?» (см.: ин. 4:29). Женщины, пришедшие ко гробнице Иисуса «очень рано, в первый день недели» и получившие от ангела благую весть о воскресении Христовом, наименованы, опять же в Православной Церкви, «равноапостольными». Еще до сошествия Духа провозглашается Евангелие, воскресший Христос присутствует в мире, полном конфликтов и неверия, через этих мужей и жен, которые суть Церковь.
 
В течение многих веков Церковь почитает великое «облако свидетелей» Господних. иногда они представляются мне вереницей мучеников и исповедников, святых мужей и жен, идущих ко Христу вдоль стен базилики Сант-Аполлинаре-Нуово в Равенне, на нефе храма в монастыре «Новый Скит» в пригороде Кембриджа (штат Нью-Йорк), на фресках храма Епископальной Церкви в Сан-Франциско. Этому собранию не видно конца. Это те, кого Христос выводит из тьмы царства смерти на иконах воскресения, известных как «Сошествие во ад» или «опустошение ада». Несколько фигур на переднем плане распознаются легко. Мы видим Адама и Еву, Авраама и Сарру, Давида и Соломона, пророков ветхого Завета, Захарию и Елизавету, их сына Иоанна Крестителя. Позади них можно уловить лишь верхушки голов неизвестных святых, без лиц. Это все те, кто повстречался с Господом и взят им в Царство Небесное: не только монахи и клирики, но также мужья и жены, учителя и врачи, крестьяне и рабочие. Никому из нас не заказан путь святости. На Страшном Суде нет избранной или особой категории людей, призванных на небеса или осужденных во чрево адово. архиепископы и священники, монахи и монахини, миряне всех сословий, от крепостных до царей, изображены равными в своей наготе и ужасе, когда бесы втаскивают их во ад, и такими же равными, когда ангелы несут их в Царство Небесное, где Христос восседает и как Судия, и как милостивый Спаситель со Своей Матерью Приснодевой и святыми.
 
Часто можно услышать, что по отношению к восточным иконам и средневековым изображениям мы — не просто объективные наблюдатели, но призваны стать участниками изображенных на иконе событий. икона приглашает, зовет нас и даже, благодаря обратной перспективе, «втягивает» в свою реальность. Мы видим, что и для нас есть место за столом рядом с посетившими Авраама и Сарру тремя ангелами на известной иконе Андрея Рублева «Гостеприимство Авраама» или «Ветхозаветная Троица». и мы призваны быть с обступившими Христа при вознесении или в горнице с Богоматерью и апостолами при схождении Духа на Пятидесятницу, с теми, кто прощается с Богородицей на Ее Успении или следует за воскресшим Христом, когда он выходит из царства смерти в жизнь. Эти образы — живая иллюстрация к словам Тертуллиана: Solus christianus, nullus christianus («один христианин — не христианин»). Думать, что можно спастись в одиночку, — самообман. Мы спасаемся вместе со всеми нашими братьями и сестрами по вере, спутниками на пути святости. одиноки мы только в нашем грехе и в осужденности греха, в нашем выборе, которым отсекаем себя от «того, Кто есть Сам источник жизни».
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat christifid