Ратнер - Искусство - язык Бога - От античности до авангарда

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Лилия Ратнер - Искусство - язык Бога - От античности до авангарда
Бог и культура
В 50-е годы я окончила художественное отделение Полиграфического института, а потом поступила в Московский университет на искусствоведение. Но искусствоведом так и не стала, с головой ушла в реальное искусство рисования. А потом, спустя много-много лет, мне мое образование понадобилось. Это случилось тогда, когда я для себя открыла, что искусство, как океан, совершает приливы и отливы, то уходя от Бога, то вновь пытаясь приблизиться к Нему, но настоящее искусство всегда связано с Богом, все исходит из одного единого Центра, а все, что вне этого, совершенно бессмысленно.
 
Конечно, когда я училась, никаких идей, связанных с Богом, у меня не было. Я обратилась и приняла крещение гораздо позже — в 1979 году — и попала в среду православных священников, которые, как и я, были неофитами. Один из них был переводчиком с английского, другой — сын писателя, третий — бывший архитектор. Лидером у них был очень талантливый поэт, который в 26 лет обратился и сжег все свои стихи. Это была такая среда, вышедшая из богемы, которая ненавидела искусство! Моим духовником стал бывший киновед, выпускник ВГИКа, который после рукоположения тоже все это бросил. Наверное, звучит странно, но все они, придя в Церковь, как бы отталкивались от себя в прошлом, меняли вектор своего пути на противоположный.
 

Лилия Ратнер - Искусство - язык Бога - От античности до авангарда

М.: Никея, 2018. — 304 с. (96 с. вклейка): ил. — (Бог и культура).
ISBN 978-5-91761-826-5
 

Лилия Ратнер - Искусство - язык Бога - От античности до авангарда - Содержание

Предыстория
  • Телеграммы от Бога
  • Красота надоела?
Глава 1 Что знали язычники о красоте Бога?
  • Праискусство
  • Египет: искусство, обращенное к вечности  
  • Греция: человек как мерило красоты
Глава 2 Средневековье: Бог отвечает человеку
  • Новый язык духа, или Почему икона невозможна без нас
  • Романика западная и восточная Готика — штурм небес
Глава 3 Великая иллюзия Ренессанса
  • Потрогать Бога руками
  • Золотой век в темные времена
  • Вселенная Леонардо
  • Микеланджело: «Хочу хотеть того, что не хочу»
  • Божественный Санцио и массовая культура
Глава 4 Живописные мистерии и толпа Брейгеля
  • Два космоса  
  • Пародия на рай
Глава 5 Голландский натюрморт, или Тайная Евхаристия
  • Предметы говорят
  • Тихая жизнь вместо мертвой природы
  • Фламандский пир Валтасара
  • Судьба натюрморта
Глава 6 Караваджо: художник между жизнью и смертью
  • Гении меняющейся эпохи
  • Мчащееся время Караваджо
  • Вечность в корзине с фруктами  
  • Инсталляции XVII века
  • Неистовая жизнь
Глава 7 Рембрандт: жизнь и творчество в двух мирах
  • Загадка сияющего холста
  • Блудный сын пока еще в таверне
  • Драма библейских сюжетов
  • Почему были недовольны заказчики«Ночного дозора»?
  • Рембрандт пишет Рембрандта
Глава 8 Просвещение: канатоходец над пропастью
  • Если Бога нет
Глава 9 Русский Ренессанс
  • Наш золотой век
  • «Блистательный Карл»
  • Вселенский масштаб Иванова
  • Честные поиски Николая Ге
  • Поленов и Евангелие
Глава 10 Пейзаж: от иконы к импрессионизму
  • Вертикальный разрез мироздания
  • Рай по линеечке
Глава 11 Импрессионисты: их героем был свет
  • Портреты природы
  • Славить Бога у железнодорожной станции
Глава 12 Сезанн и Ван Гог: импрессионисты наоборот
  • Ритм без сюжета
  • Последний рыцарь печального образа
Глава 13 Русский пейзаж: тихий приют или «цветение ни для кого»?
  • Магия движения вспять
  • Мечты об ушедшем
Глава 14 Серов: лица, которых уже нет
  • Зачем? Прощание
Глава 15 Пикассо и Дали: концептуальное искусство или голый король?
  • Пикассо: предсказание атомного распада
  • Дали: кажущийся таинственный мир
Глава 16 Малевич: искусство умерло! Да здравствует искусство!
  • Футуризм: вперед, в будущее!
  • В авангарде авангарда
  • Семафоры супрематизма
  • «Черный квадрат в белом окладе»
  • Искусство и новая власть
Глава 17 Шагал: художник, рожденный летать
  • Расцвел цветок любви
  • Обживание Неба
  • Как Витебск и коровка попали в Париж
  • Смысл инобытия
Глава 18 Моранди:поэзия простых вещей
  • Метафизика обычного
  • Погружение во внутренний пейзаж
  • Из ада — в свет
Послесловие
Об авторе и об этой книге
 

Лилия Ратнер - Искусство - язык Бога - От античности до авангарда - Телеграммы от Бога

 
Страница книгиДо сих пор в православии есть такое мнение, что искусство — это жизнь душевного человека, не просвещенного духовно; что искусство заражено грехом, и за счет своего очарования оно может заражать грехом других. И когда я пришла в Церковь, вдруг оказалось, что я занимаюсь чем-то недозволенным.
 
Меня это ужасно мучило. Я очень уважала своего батюшку, это было первое духовное лицо в моей жизни, но все время с ним спорила. Я приходила к нему на исповедь и говорила: «Грешна, батюшка!» — «В чем же ты грешна?» — «Осуждала священноначалие (то есть его)». Естественно, ему ничего не стоило меня с моими оправданиями искусства разбить в пух и прах, и я уходила со слезами. Но, приходя домой, писала ему письма, главным в которых был вопрос: если Бог дал талант человеку, почему он должен зарывать его в землю? Он мне приводил тысячу аргументов и отвечал, что искусством можно заниматься, но только церковным: иконы, роспись храмов... А мне казалось, что я родилась совсем с другими задачами. И я не понимала: ну почему, если я напишу прекрасный пейзаж или портрет замечательного человека, это не будет прославлением Господа Бога?
 
В постоянных спорах мы провели с этим батюшкой почти десять лет, и в результате у меня даже получилась небольшая книжечка полемических эссе об изобразительном искусстве. Так что я многим ему обязана. Кстати, сейчас он совершенно изменил свою позицию, и его дети и внуки не чужды искусству.
 
Но тогда он был категорически против, а я, поскольку ничего другого делать не умела и не могла и, кроме всего прочего, это было единственное мое ремесло, которым я зарабатывала на жизнь, — я продолжала рисовать. Однако невозможно заниматься искусством, чувствуя, что оно тебе запрещено, что это что-то греховное. Постепенно я перестала выставляться, перестала общаться со своими друзьями, которые меня ценили как художника. Потом почти перестала рисовать. В конце концов я стала погружаться в глубокую депрессию...
 
Мой духовник любил говорить красивые проповеди, в стиле XIX века. Например, однажды я от него услышала: «Православные — счастливые люди. У нас есть всё: Священное Писание, Святое Предание, культ Богородицы, иконы. Мы сидим за пиршественным столом». А я вдруг нечаянно, неожиданно для себя говорю мрачно: «За этим пиршественным столом можно умереть от голода!» Вспомнила греческого царя Мидаса: все, к чему он прикасался, превращалось в золото.
В какой-то момент я дошла до того, что стала думать: зачем я крестилась, зачем я в эту Церковь вообще пришла, загубила свою жизнь.
 
И вот мой священник, видя меня в таком ужасном состоянии, однажды посоветовал: съезди в Армению, там есть замечательная община...
 
В ту пору у меня никогда не было денег, а тут вдруг деньги нашлись — у меня музей как раз купил работы, и я полетела на эти деньги в Ереван, никого не зная там, ничего не ожидая — просто, что называется, по послушанию.
 
В Ереване была огромная община членов Армянской Апостольской Церкви — примерно три тысячи человек, в основном репатрианты, семьи которых после революции уехали на Запад, а потом их Сталин пригласил вернуться. Они поверили, вернулись, привезли все свое имущество, Сталин это все у них немедленно отобрал. Но им важно было, что они на Родину вернулись, у армян по всему миру очень сильная связь с родной землей.
 
Десять дней я прожила в семье чудесного человека по имени Гамлет — он был инженер-физик, работал на атомной станции. Дом у него был такой чистый-чистый, бедный, никаких ковров, никаких хрусталей. Очень милая молодая жена, двое деток, и все такие приветливые. Эти десять дней для меня были как сказка! В общине так много всего было интересного: молодежные группы, вечерние школы, филиалы по всей Армении. Я увидела деятельных живых христиан, которые делают очень много добра. Сколько любви они на меня обрушили! Я начала ездить в Ереван каждые три месяца, я просто рвалась туда. И как-то они мне говорят: ты так не наездишься — это же очень дорого. А у вас в Москве есть похожая община. И дали мне телефон отца Александра Меня[1]. Так я стала его прихожанкой.

[1] Протоиерей Александр Мень (1935-1990) — православный священник, известный миссионер, библеист, просветитель, переводчик, писатель. Был зверски убит 9 сентября 1990 года неизвестными. Лилия Ратнер стала духовной дочерью отца Александра в последние годы его жизни.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (6 votes)
Аватар пользователя Slava1995