Руссо - История литургического движения

Оливье Руссо - История литургического движения
Литургическое движение будет казаться когда-нибудь одним из самых характерных явлений, присущих католицизму нашего времени. Когда изучаешь это движение, то его значение постигается далеко не сразу, а по мере наблюдения над постепенным его ростом.
 
Оно развивалось столь незаметно, что до настоящего времени многие авторы могли писать о религиозной истории XIX века, практически не упоминая об этом движении. Нить его развития была, однако, непрерывна, и оно содержало в своем зародыше все то, что должна была в себе заключать его последующая эволюция.
 
Это движение оказалось особенно жизненным в период между двумя великими войнами. Рассматривая литургическое движение с момента его зарождения и до этих последних лет, — что составляет отрезок времени намного больший, чем сто лет, — можно предвидеть его будущее, которое, несомненно, затмит его нынешний расцвет.
 

 

Оливье Руссо - История литургического движения

 
Серия Библиотека Клементина
Пер. с фр. — К.: ДУХ I ЛΙΤΕΡΑ, 2013. — 360 с.
Перевод: Николай Полторацкий
Издание поддержано фондом Unitas
ISBN 978-966-378-300-0
 

Оливье Руссо - История литургического движения - Содержание

 
I. О. Геранже и происхождение литургического движения
II. Литургическая реформа во Франции
III. Большие публикации литургического движения
IV. Немецкая экклезиология в XIX веке
V Бенедиктинская конгрегация Бейрона
VI. Литургическое движение в Англии
VII. Происхождение литургического движения в Бельгии
VIII. Церковная музыка и григорианское пение
IX. Церковное искусство и артисты
X. Литургия в Православной Церкви
XI. Литургическое дело Пия X
XII. На новом подъеме: Лувенское литургическое движение
Заключение
Литургическое движение Запада: взгляд с Востока
Послесловие Дарьи Морозовой
Отец Оливье Руссо (1898 -1984)
Послесловие Михаила Ван Парейса
Именной указатель
 

Оливье Руссо - История литургического движения - Введение

 
Подлинное литургическое движение, то, о котором мы здесь говорим, культивируемое рядом последних пап и сделавшее так много положительного в Церкви, как мы покажем, не имеет ничего общего с, казалось бы, похожими явлениями янсенистской эпохи и времен Просветительства. Оно является глубокой реакцией против этих тенденций и именно как таковое снискало себе благословение Церкви. Литургизм янсенистов и Просветительства был одним из выражений декаданса христианских идей и принадлежал, по сути, к революционному движению секуляризации XVIII века. То же, что мы сегодня называем «литургическим движением», стремится именно противодействовать распространению секуляризма и, быть может, является эффективнейшим противоядием против революционной отравы в ее антирелигиозном наступлении.
 
Начиная с первой трети прошлого века, оно почти одновременно проявилось в большинстве европейских стран — конечно, в разнообразных формах, но удивительно естественно и спонтанно. Любопытно то, что повсюду это движение сопутствовало романтизму, который стал бурно развиваться после падения интереса к бесчеловечному рационализму XVIII века. Каждая страна придала этому движению свой характер: Германия внесла свою богатую и обширную экклезиологию, Англия — свой вкус к формам культа и к искусству, Италия — свой музыкальный инстинкт.
 
Однако, Франции оно обязано тем, что «стало называться своим именем», ясно изложило существо своего предмета и впервые разработало свою теоретическую основу. Различные течения литургического движения, исходя из очень разных предпосылок, имеют тенденцию ко взаимному сближению, к дополнению одного другим и к объединению. В настоящее время, однако, до синтеза еще далеко. Это движение переходит из рук в руки, циркулирует из одной страны в другую. Его центр тяжести последовательно передвигается, и при каждом перемещении оно обретает все новые аспекты.
 
Первоначально зародившись во Франции, оно пересекло ее границы, причем другие, подобные ему движения в конце концов влились в него и приняли его название. Его глубокая кафолич-ность не может никого ввести в заблуждение. С момента своего возникновения оно энергично дистанцировалось от всякого рода подделок, оттолкнуло от себя лжебратий, пытавшихся сделать его своим союзником. Эта щепетильность увеличилась с того момента, как апостольский Престол взял его под свое покровительство. Однако, мы увидим, что и на этой ниве плевелы норовят смешаться с добрым семенем. Вероятно, нам и впредь придется нередко приниматься за выпалывание сорняков.
 
*   *   *
Представленное здесь краткое историческое исследование является всего лишь наброском. Полной истории литургического движения еще не написано. Она потребовала бы терпения, времени, силы и средств, которыми мы не располагаем. Ввиду того, что до настоящего времени еще почти ничего не было написано по этому вопросу, надеюсь, нам простительны некоторые пробелы, несовершенства и пропуски. Мы сделали здесь лишь первую расчистку и в общем сгруппировали материалы. Другие смогут вслед за нами углубить исследования, предложенные в каждой из глав. К тому же, может быть, нужно, чтобы прошло еще больше времени, дабы иметь возможность вынести окончательное суждение. К началу войны литургическое движение основательно укоренилось, но мы не можем предугадать дальнейшего его развития в связи с последующими политическими и религиозными событиями послевоенного периода.
 
Первоначально мы собирались довести этот очерк до 1940 года. Однако появление публикаций о развитии литургического движения за последние двадцать лет побудили нас ограничиться предшествующим периодом. С другой стороны, во время подготовки этого труда мы убедились, что исследование литургического движения после 1918 года — когда идеи Пия X, благодаря его энергичным сотрудникам, начали распространяться во всех странах — потребовало бы написания еще одного тома, чтобы более-менее подробно осветить перипетии этого развития. За двадцать лет литургическое движение действительно обошло весь мир. Итак, здесь изложена лишь прелюдия.
 
Понтификат Пия X представляется нам переходной стадией между двумя этапами. Поэтому мы собираемся кратко обрисовать личность великого Папы, рассмотреть главные предпосылки его идей — и показать, каким образом эти идеи получили свое распространение. Но эти главы, заключающие нашу книгу, не задуманы как очерк истории литургического движения. Они лишь оценивают последствия великого поворота. Мы здесь только указываем на издалека открывающийся за ним период. Но сам этот период уже принадлежит ко второму этапу литургического движения, который выходит за рамки нашей темы.
 
Третий этап, которого мы тем более не будем касаться, связан с движением Мария-Лаах,* распространенным начиная с 1918 года в Германии, но в последние пятнадцать лет также и за ее пределами. Оно еще не принесло всех своих плодов, и, вероятно, будет развиваться в послевоенный период. К этому движению примыкают и первые литургические публикации парижских доминиканцев. Можно ли тем самым сказать, что порожденное ими движение составит когда-нибудь четвертый этап? Только будущее сможет ответить на этот вопрос.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон