Саксон Грамматик - Деяния Данов

Саксон Грамматик - Деяния Данов
Название, которое Христьерн Педерсен дал своему editio princeps Саксона - Danorum regum heroumque historiaey то есть «История датских королей и героев», почти наверняка не средневековое. Оно больше похоже на гуманистическую латынь и, вероятно, придумано самим издателем. В Средние века этот труд был известен под названием Gesta Danorum, то есть «Деяния данов», и он действительно однажды упоминается под таким названием в editio princeps - в пояснении к Саксонову предисловию. Многие средневековые историографические труды имеют похожие названия, например: Gesta Francorum («Деяния франков»), Gesta Treverorum («Деяния треверов») и т.п.
 
В своём тексте Саксон никогда не использует форму gesta в среднем роде множественного числа в значении «деяния» или «исторические события», однако довольно часто прибегает к более классической идиоме res gestae. Тем не менее широко распространённое традиционное использование формы gesta в заголовках могло сильно повлиять на его выбор, так что нет особых оснований полагать, что название Gesta Danorum не было придумано самим Саксоном. Это название впервые упоминается в Vetus Chronica Sialandie (ок. 1300 г.) в связи с длинной цитатой из Саксона: «как Саксон, по прозвищу Длинный (Longus), клирик (clericus) поражающей и отточенной красноречивости, повествует в Gesta Danorum».
 
Кроме того, в данном фрагменте также впервые имя автора соединяется с названием его произведения, в то время как в приведённой выше ссылке Свена Аггесена на Саксона и создаваемое им произведение не уточняется название книги. Прозвище Longus (по-датски Lange), которое может относиться ко времени жизни самого Саксона, не завоевало всеобщего признания. Обычным эпитетом Саксона стало прозвище Grammaticus, возможно, благодаря автору Compendium Saxonis (ок. 1345 г.), который называет его «неким блестящим грамматиком из Сьяландии по имени Саксон» (quidam egregius grammaticus origine Syalandicus nomine Saxo).
 

Саксон Грамматик - Деяния Данов

В 2-х т. (16 книгах).
Т. 1: Книги 1-Х / Перевод с лат. яз. и комм. А.С.Досаева, под ред. И.А.Настенко М.: «SPSL» - «Pyccкaя панорама», 2017. 608 с., 100 ил.
(MEDLEVALIA: средневековые литературные памятники и источники)
Т. 2: Книги XI-XVI / Перевод с латинского А.Досаева, под ред. И.А.Настенко М.: «SPSL» - «Русская панорама», 2017. - 616 с., ил.
(MEDI7EVALLA: средневековые литературные памятники и источники).
ISBN 978-5-93165-369-3 (общ.)
 

Саксон Грамматик - Деяния Данов - Содержание 1 тома

И.А.Настенко. Предисловие издателя
Список сокращений
ИСТОРИИ ДАТСКИХ КОРОЛЕЙ И ГЕРОЕВ
Предисловие к изданию 1514 г
ПРОЛОГ К «ДАТСКОЙ ИСТОРИИ»
  • КНИГА 1 - 10
ПРИЛОЖЕНИЯ
К.Фрис-Йенсен. Из предисловия к оксфордскому изданию 2015 г
  • I. Автор и его окружение
  • II. Gesta Danorum
  • III. Передача текста
  • IV. Издания Gesta Danorum
А.С.Досаев. Замечания переводчика
Перечень источников и исследовательской литературы, использованных при подготовке настоящего перевода
КОММЕНТАРИИ К 1 ТОМУ
  • Комментарии к Прологу
  • Комментарии к Книге І - X
Королевская династия Дании согласно Саксону Грамматику (генеалогические таблицы)
Короли Дании в порядке их правления по Саксону Грамматику
Иллюстрации (цветная вклейка)
КАРТЫ
Список исторических королей Дании
УКАЗАТЕЛЬ личных имен и географических названий к книгам 1-Х
Список иллюстраций к I тому
 

Саксон Грамматик - Деяния Данов - Содержание 2 тома

От издателей
  • КНИГА 11- 16
ПРИЛОЖЕНИЯ
КОММЕНТАРИИ ко 2-му тому
  • Комментарии к Книге XI - XVI
ПЕРЕЧЕНЬ ФОЛЬКЛОРНЫХ ПАРАЛЛЕЛЕЙ [к книгам 1-Х, XIV]
ПЕРЕЧЕНЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПАРАЛЛЕЛЕЙ [к книгам I-XVI]
Указатель литературных параллелей к книгам I-XVI
УКАЗАТЕЛЬ МЕТРОВ СТИХОСЛОЖЕНИЯ
УКАЗАТЕЛЬ личных имен и географических названий к книгам I-XVI
КАРТЫ
Список иллюстраций
 

Саксон Грамматик - Деяния Данов - Из предисловия к оксфордскому изданию 2015 г.

 
АВТОР И ЕГО ОКРУЖЕНИЕ
 
В начале своего Предисловия к Gesta Danorum Саксон называет себя «ничтожнейшим из слуг [архиепископа Абсалона]» (mihi comitum suorum extremo). Даже если принять во внимание, что данное утверждение является общепринятым выражением смирения, довольно часто встречающимся в предисловиях, всё равно эта фраза останется для нас одним из самых ценных указаний на статус и положение Саксона в современном ему обществе. Покровитель Саксона лундский архиепископ (в 1177-1201 гг.) Абсалон был могущественным князем церкви, который содержал собственный двор и вёл обширное хозяйство в своей лундской резиденции в Скании. Наш лучший источник сведений о размерах и особенностях этого хозяйства - завещание Абсалона, в котором тот, в частности, упоминает большое число зависимых от него лиц и прислуги - от капеллана, секретаря, управляющего и стражников до поваров и каменщиков. Саксон указан в этом завещании как секретарь Абсалона (clericus) и согласно ему должен был получить некоторую сумму денег с условием, что вернёт в монастырь в Сорё две книги, которые там позаимствовал.
 
Нет никаких сомнений, что этот Саксон должен быть отождествлён с автором Gesta Danorum. В этом же завещании после Саксона упоминаются магистр Иоанн, магистр Вальтер и магистр Хуго, из которых Иоанн и Хуго были канониками кафедрального капитула. Именно такие люди и составляли основной круг общения нашего историка при дворе архиепископа. Весьма вероятно, что Абсалонов секретарь Саксон может быть отождествлён и с тогдашним каноником соборной церкви в Лунде по имени Саксон. Этот человек был внесён в списки каноников в качестве аколита, а также он заверил одну из грамот Абсалона. р средневековом Лунде известен ещё только один случай, когда каноник был одновременно ещё и аколитом, т. е. занимал высшую ступень среди всех чинов малого клира. Это звание часто становилось вершиной карьеры для пребендариев из мирян. В любом случае, такая должность не могла создавать никаких помех для Саксона как Абсалонова секретаря и историографа. Ещё одна Абсалонова грамота была заверена неким магистром Саксоном вместе с вышеупомянутыми магистром Хуго и магистром Вальтером, а также некоторыми церковным прелатами, также упоминавшимися в завещании Абсалона.
 
Таким образом, автор Gesta Danorum, скорее всего, был одновременно секретарём Абсалона, каноником кафедрального капитула и носил звание magister, что может означать, что он в то время или ранее преподавал в кафедральной школе. Как известно, капитул собора св. Лаврентия в Лунде был основан в 1085 г. королём Кнудом Святым, который учредил первые десять отдельных пребенд для секулярных каноников этого капитула. Сохранился датированный примерно 1123 г. свод уставных актов, согласно которому для каноников предусматривались общая спальня и трапезная. Впрочем, такого рода единичные признаки, свидетельствующие об общежитии регулярных каноников, скорее всего, уже исчезли ко временам Саксона. Во всяком случае, известно, что некоторые из его современников среди каноников владели домами в Лунде, и к тому же среди них общепринятым обычаем был конкубинат. Кафедральная школа, её ученики и её учителя упоминаются уже в уставе 1123 г.; например, вышеуказанный магистр Хуго в списке каноников носит звание magister scolarumy что позволяет отнести его к преподавателям лундской кафедральной школы. Помимо школы лундский капитул также содержал активно функционировавший скрипторий и библиотеку. Согласно уставу за библиотекой капитула надзирал кантор.
 
Мы располагаем весьма скудной информацией о конкретных рукописях, имевшихся в библиотеке во времена Саксона, однако существует достаточно данных косвенного характера, которые позволяют заключить, что она была довольно хорошо укомплектована согласно стандартам того времени, особенно в отношении анналов и прочих историографических работ. Историк Саксон, конечно же, должен был чувствовать себя в этой библиотеке как у себя дома. Более того как секретарь архиепископа, Саксон обладал достаточным положением, чтобы брать книги из других (Духовных учреждений. Это вполне очевидно по вышеуказанному условию, добавленному относительно Саксона к посмертному дару Абсалона. Две книги, которые Саксон позаимствовал из библиотеки цистерцианского монастыря Сорё, с большой уверенностью можно определить как сочинения двух излюбленных Саксоном стилистических образцов - Валерия Максима6 и Юстина - рукописи которых Абсалон в своё время лично подарил этому монастырю.
 
Архиепископский двор в Лунде был духовным центром всей Дании. Благодаря тому, что Абсалон был членом богатейшей семьи землевладельцев и одновременно одним из самых доверенных советников короля, его двор был также и центром светской власти. Вдобавок к этому Лунд был одним из официальных пунктов в маршруте королевского двора, и король имел там свою собственную резиденцию. Обладающий подобно Саксону живым умом внимательный собиратель устных народных преданий и всех прочих сведений о древних временах при этих двух дворах, конечно же, имел самые широкие возможности выполнить свою задачу. Многочисленные церковные посольства из Дании, Скандинавии и папской курии останавливались в Лунде на несколько дней, недель или месяцев, а архиепископ Тронхейма и другие норвежские епископы со своей свитой в 1190-е гг. из-за конфликта с королём Свериром и вовсе провели в изгнании при дворе Абсалона несколько лет.
 
Среди этих церковных сановников и их окружения наверняка были как знатоки латинской литературы, так и люди, хорошо знавшие народные предания самых разных стран и народов, и в том числе, конечно же, Исландии и Норвегии. Хотя королевский двор останавливался в Лунде лишь время от времени (в последний раз при жизни Абсалона на Рождество 1200 г., за несколько месяцев до смерти архиепископа), своим великолепием и по числу знаменитостей он, вероятно, даже затмевал двор архиепископа. В нём были представлены лучшие семьи страны, а обычная воинская свита короля должна была превышать число прибывших к его двору вельмож. Благодаря этим людям Саксон легко мог познакомиться с самыми различными преданиями, в том числе с воспоминаниями о войнах и подвигах, а также с семейными историями знатнейших родов королевства. Сам Саксон, надо полагать, происходил из семьи военных, которая в течение нескольких поколений служила датским королям.
 
Это становится ясно по фрагменту из посвящения Саксона своего труда королю Вальдемару II (1202-1241) (0.1.6.7): «я следовал своему старинному, родовому долгу повиноваться; ведь, как известно, мои и отец, и дед своими ратными трудами верно несли службу в войске твоего прославленного отца». Данное заверение в своей преданности королю выглядит так, будто оно исходит от представителя духовенства, которому не было позволено носить оружие. Как бы то ни было, это вполне согласуется с приведённым выше представлением о Саксоне как клирике (clericus) Абсалона, чьё профессиональное занятие также указывало на принадлежность к духовенству. Мы не знаем, кем были отец и дед Саксона, - он не говорит о них прямо, даже если они, что весьма вероятно, и были упомянуты по именам среди многочисленных лиц из окружения Вальдемара I (1157-1182) в последних книгах Gesta Danorum. По этой причине мы не можем знать наверняка, принадлежали ли отец и дед Саксона к классу землевладельцев из числа королевских приближённых, которые в молодости некоторое время могли служить в официальной воинской свите короля, а потом проживали в своих наследственных землях и присоединялись к королю только во время войны, на советах или королевских празднествах.
 
Отец и дед Саксона, вполне возможно, служили на более скромных должностях в качестве постоянных членов официального воинского эскорта короля, его личной охраны. Как бы то ни было, фраза Саксона «старинный и наследственный долг повиноваться» (prisco atque hereditaria obsequendi iure) выглядит довольно пышно и имеет привкус современной автору феодальной терминологии Западной Европы, где такие выражения, как hereditario iure possidere («владеть по наследственному праву»), были общеприняты. Саксон использует похожую идиому hereditarium obsequium («наследственное повиновение», 14.28.16.6), говоря о ленной зависимости датских королей от германских императоров; политические реалии, стоящие за этим конкретным примером, были весьма неприятны для Саксона, однако в социальном плане этот пример довольно показателен. Аналогичным образом и другие слова Саксона о том, что его отца и деда, «как известно, можно было часто встретить в походном лагере вашего отца» (patris castrensem militiam... coluisse noscuntur), также создают впечатление, что он с гордостью ссылается на заслуживающие доверия факты, которые являются общеизвестными. Всё это позволяет предположить, что, скорее всего, Саксон был отпрыском одного из знатных землевладельцев, возможно его младшим сыном, который был предназначен родителями для духовной карьеры. Более позднее предание гласит, что Саксон так же, как и его покровитель Абсалон, был уроженцем Зеландии.
 
Это вполне могло быть именно так, особенно, если принять во внимание почти нескрываемое пристрастие Саксона к зеландцам во многих местах своего труда. Когда дело доходит до вопроса об образовании Саксона, то приходится констатировать, что в нашем распоряжении нет на этот счёт никаких прямых свидетельств, хотя бы и самых неясных, сделанных его собственной рукой. Все имеющиеся у нас сведения носят косвенный характер и получены при анализе его произведения. Как мы видели, школа в Лунде находилась в ведении собора св. Лаврентия, как должно было быть и в большинстве других датских кафедральных городов. Какой уровень знаний могли обеспечить своим ученикам эти кафедральные школы, неизвестно. Впрочем, начиная с XII в. молодые датчане начинают всё чаще уезжать за границу, стремясь получать образование в самых прославленных центрах учёности Западной Европы. Лундские архиепископы могут послужить этому в качестве наглядных примеров. Ничего не известно об образовании первого архиепископа, но второй, Эскилль (служивший в 1137-1177 гг.), получил образование в соборной школе Хильдесхайма в Саксонии, Абсалон - в Париже, а его преемник Андерс Сунесен - в Париже, Болонье и Оксфорде.
 
Саксон предстаёт перед нами как знаток латинского языка и дисциплин тривиума, однако в его произведении есть следы и более специфического, высокоуровневого знания теологии, права, а также дисциплин квадривиума. Как бы то ни было, его весьма последовательное под ражание классическим римским авторам, включая виртуозное обращение с двумя десятками классических квантитативных (метрических) стихотворных размеров, скорее всего, не является продуктом обучения в одной из датских школ. Подобные соображения уже давно заставили исследователей обратить внимание на Францию, центр подражания античности (направления, известного как Ренессанс XII в.), в качестве наиболее вероятного места для последующих этапов получения Саксоном своего образования, которое, как будет показано ниже, скорее всего, датируется концом 1170-х гг. и/или 1180-ми гг. Парижские школы того времени и в самом деле могли предложить весьма широкий спектр предметов, в том числе и новейших схоластических дисциплин (таких как, например, теология), которые отражали растущий интерес общества к аристотелизму. Однако, если Саксон там и учился, эти занятия не оставили никакого отпечатка на его произведении. Также в качестве возможного варианта указывался Орлеан, один из крупнейших центров тогдашнего изучения римских классиков.
 
Впрочем, помимо этих самых общих соображений, ничто более конкретное не связывает Саксона с Орлеаном, а такая мелкая деталь, как его довольно незначительный интерес к Овидию, пожалуй, самому популярному римскому поэту в школах Орлеана в этот период, может свидетельствовать скорее против этого предположения.
 
Ещё одним возможным вариантом являются школы Реймса. Об их учебной программе в 1170-1180-е гг. известно довольно мало, однако с Реймсом связаны два автора латинских эпических поэм, оба из которых активно используют необычную технику подражания гекзаметру, очень похожую на технику Саксона. Один из них - Вальтер Шатильонский, который закончил свою эпическую поэму Alexandras («Александриада») примерно в 1182 г. и посвятил её своему покровителю при архиепископском дворе Реймса Гильому Белые Руки. Другой - англичанин Иосиф Эксетерский, который писал свою эпическую поэму Ylias («Илиада») во время обучения в школах Реймса в 1180-х гг. Саксон действительно заимствовал фразы из Alexandreis, что, впрочем, можно объяснить и её последующим успехом, и широким распространением. Поскольку Пётр из Целлы (умер в 1182 г.), настоятель соседнего аббатства Сен-Реми, поддерживал связи с датчанами, то возможно, что Саксон и в самом деле был отправлен в Реймс, чтобы учиться в местной кафедральной школе или в столь же хорошо известной школе Сен-Реми, и что именно там он и познакомился как с поэмой Вальтера, так и с изысканной техникой подражания гекзаметру.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон