Сэджвик - Наперекор современному миру

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Сэджвик Марк - Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века
Интеллектуальная история
Есть много видов «традиционалистов» и много «традиционалистских» движений. В самом широком смысле этого слова «традиционалистом» можно называть просто консервативно, возможно, ностальгически мыслящего человека, который придерживается обычаев своей молодости. «Традиционалистом» может быть и человек, предпочитающий отдельные, давно устоявшиеся практики тем, которые пришли им на смену, как, например, Марсель Лефевр, католический архиепископ, отвергший постановления Второго Ватиканского собора и основавший раскольническую церковь, где придерживаются старого тридентского обряда.
 
Лефевра и его последователей обычно называют «католическими традиционалистами». Эта книга— история движения, которое является «традиционалистским» в более узком смысле слова. Слово «традиция» происходит от латинского глагола trado — «передавать», и в этимологическом понимании традиция — это «утверждение, верование или практика, передаваемая (в том числе изустно) из поколения в поколение». Традиционалистское движение, о котором идет речь в этой книге, понимает «традицию» прежде всего в этом смысле слова, то есть как верования или практики, передаваемые с незапамятных времен, или скорее как верования или практики, которые должны были бы передаваться, но были утрачены  Западом второй половины второго тысячелетия нашей эры.
 
По мнению традиционалистов, современный Запад претерпевает кризис в результате разрыва преемственности традиции, как это объясняется в книге 1927 года «Кризис современного мира». Каков же выход? Чаще всего его ищут в «Восточной метафизике» (1939)5 a иногда и в «Бунте против современного мира» (i934) - «Кризис современного мира» и «Восточная метафизика»— труды Рене Генона, о котором будет идти речь в основном в первых трех главах книги; «Бунт против современного мира» — книга Юлиуса Эволы, о котором будет говориться позже.
 

Сэджвик Марк - Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века

перевод с английского М. Маршака (1-5 главы) и А. Лазарева;
научная редактура Б. Фаликова
М.: Новое литературное обозрение, 2014. 536 с.
(Серия «Интеллектуальная история»)
ISBN 978-5-4448-0145-1
 

Сэджвик Марк - Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века - Оглавление

Предисловие
Список действующих лиц
Другие важные фигуры
Пролог
Часть I. Становление традиционализма
  • Глава 1. Традиционализм
  • Глава 2. Перенниализм
  • Глава 3. Гностики, даосы и суфии
Часть II. Традиционализм на практике
  • Глава 4. Каир, Мостаганем и Базель
  • Глава 5. Фашизм
  • Глава 6. Фрагментация
Часть III. Традиционализм в деталях
  • Глава 7. Марьямийа
  • Глава 8. Америка
  • Глава 9. Террор в Италии
  • Глава 10. Образование
Часть IV. Традиционализм и будущее
  • Глава 11. Европа после 1968-го
  • Глава 12. Традиционализм в России
  • Глава 13. Неоевразийство 
  • Глава 14. Исламский мир
  • Глава 15. Против течения
Словарь
Интервью
Библиография
Алфавитный указатель
 

Сэджвик Марк - Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история XX века - Предисловие

 
Эта книга представляет собой биографию Рене Генона и историю основанного им традиционалистского движения — две темы, почти незнакомые миру за пределами самого традиционализма. В январе 1996 года, только начав исследование, ставшее основой для данной книги, я прочел одну из работ Генона, но тогда я и понятия не имел ни о том, насколько важен этот человек, ни о том, что существует такая вещь, как Традиционалистское движение. Для удобства читателя книга начинается с пролога, где я поделюсь подробностями своих исследований и странствий, тщательно замаскировав некоторые личные данные. Остальная часть книги вполне соответствует научным стандартам и отвечает на большинство вопросов, поставленных в прологе. Определение самому радиционализму дается в первой главе.
 
Так как эта книга — история Рене Генона и традиционалистов, события группируются вокруг них. Сначала в центре внимания оказывается сам Генон, потом — те, кто так или иначе стал его последователем. Может показаться, что, поставив их во главу угла, я сильно преувеличил историческую значимость традиционализма, но ведь и объект моего изучения в этой книге — сами традиционалисты, а не эпохи и страны, в которых они проживали. Движение традиционалистов никогда раньше не становилось объектом исследования, поэтому моей основной целью было выяснить, чем было это движение, какие люди к нему принадлежали, в чем проявлялась их принадлежность движению, чем конкретно они занимались.
 
Конечно, я даю оценку значения традиционализма в более широком контексте, но это не было моей главной задачей. Изучение такого крупного движения, как традиционализм, вызывает у историка определенные композиционные трудно сти, особенно для периода, когда традиционализм распался на несколько течений, а затем эти течения также распались на отдельные группы, каждая из которых развивалась более или менее независимо друг от друга. Необходимость следовать за развитием, идущим сразу в нескольких направлениях, делает невозможным изложение в строго хронологическом порядке. Поэтому я часто прибегал к тематическому подходу, прослеживая то или иное направление от самого его начала до завершения, даже когда это значило отойти далеко назад в поисках его истоков. Такой подход порой приводил к хронологическим сдвигам, но я надеюсь, что даже в таких случаях читатель не потеряет нити моего изложения.
 
Необходимо сделать еще несколько предостережений. История всегда до некоторой степени — результат реконструкции, но из-за новизны темы, тайны, окружающей большую часть традиционалистской деятельности, и стремления некоторых людей скрыть то, чем они занимались в эпоху фашизма, в отдельных частях этой книги я опираюсь на догадки сильнее, чем это обычно имеет место. Обоснования моих реконструкций даются в примечаниях, то же, что раскрывается в основном тексте, как правило, представляет собой выводы из этих реконструкций.
 
Некоторые из путешествий, проделанных ради этой книги, погрузили меня в интеллектуальный ландшафт, который некоторые размещают за пределами цивилизации, на территории, отмеченной такими явлениями, как антисемитизм, терроризм и фашизм. Когда читатели последуют за мной в эти области, я попрошу их не забывать о том, что, если я открыто не осуждаю какую-либо идею или практику, это вовсе не значит, что я их поддерживаю. В большинстве исторических работ это само собой разумеется. Ведь никто не заподозрит, что писать о Робеспьере значит поддерживать террор, и вполне возможно писать о марксистской теории, не проклиная на каждой странице ОГПУ и НКВД. Я не понимаю, почему о других теориях нельзя писать точно так же, и сам именно так и поступаю. Когда мы окажемся на собраниях СС, то будем  там в компании итальянского барона Юлиуса Эволы, важной фигуры для традиционализма, и увидим это учреждение его глазами — как некую организацию с весьма интересными и перспективными возможностями. Но из этого вовсе не следует делать вывод, что я лично одобряю СС. Это вовсе не так.
 
Поскольку один из наиболее ценных источников информации, использованных в этой книге, интернет, то оправдано и появление у этой книги спутника-сайта, www.traditionalists. org, где выкладываются информационные обновления, фотографии и копии некоторых оригинальных документов, библиография по традиционализму и ссылки на традиционалистские сайты. Любой читатель, который может дополнить, внести пояснения или исправления в данную книгу в любом аспекте, будет желанным гостем на сайте или может написать мне на электронную почту. На сайте также находится ряд дополнительных материалов, предназначенных в первую очередь заинтересованным исследователям.
 
При написании книги, нуждающейся в большой широте охвата материала, я был часто вынужден заходить в те области, на пребывание в которых я имею очень мало академических прав. Я честно пытался разобраться в основаниях деятельности традиционалистов в разных местах и эпохах, но не претендую на особые знания по всем периодам и географическим регионам, которые затрагиваются в этой книге. Поэтому я больше обычного обязан коллегам за их предложения, помощь и комментарии. В особенности хочу высказать свою признательность Борису Фаликову, Х.Т.Хансену, Клаусу Краизеру, Жан-Франсуа Майеру, Шахраму Пазуки, Брайану Ренни, Оттавии Шмидт, Стивену Шенфилду и Пьер-Луиджи Цокателли, а также всем французским ученым, которые мне помогали, особенно Жан-Батисту Эмару (который мне помогал, будучи несогласным со многими моими интерпретациями), Жан-Пьеру Брашу, Стефане Дюдуаньон, Антуану Февру, Жан-Пьеру Лорану, Бернадетте Ригаль-Селлар и Тьерри Заркону.
 
Я также хочу поблагодарить всех других, помогавших мне своими предложениями или энтузиазмом; Американский университет в Каире за грант, который сделал возможным мои исследования в Марокко и Иране; Рассела Сендера, поверенного Голдмана Сендера; и Синтию Рид, моего редактора в Oxford University Press, за ее поддержку и юмористическое отношение к жизни перед лицом разных трудностей. Я также хочу поблагодарить тех, кто давал мне интервью: эта книга никогда не была бы написана, не пожертвуй они мне свое время, без их щедрости и терпения. Наконец, я хочу сказать спасибо своей жене Люси за множество разных вещей, и не в последнюю очередь за ее проницательные замечания по поводу рукописи этой книги.
 
Многие из тех, о ком здесь идет речь, были известны под многими именами. Обычно я обозначал их тем, которое чаще встречалось в моих источниках. Другие имена, равно как и альтернативные даты рождения и смерти, приводятся в именном указателе. В целом я переводил достаточно вольно, сохраняя смысл и пытаясь, например, добиться того, чтобы английское название работы, опубликованной на другом языке, звучало как характерное английское название книги. Обычно я использовал наиболее подходящие соответствия для исламских технических терминов, а не арабский оригинал. В редких случаях, когда сохранялся оригинал, более подробное объяснение, нежели данное непосредственно в основном тексте, можно найти в словаре (вместе с краткими определениями некоторых английских терминов). Делая транслитерацию с арабского, я использовал стандартную систему, принятую в International Journal of Middle East Studies, выпуская диакритические знаки. Читатель, знающий арабский, легко сможет их восстановить; незнающий же посчитает, что приводить их не нужно, ибо они лишь отвлекают внимание. Транслитерируя персидские имена или имена арабского происхождения, ради сохранения единообразия я отталкивался именно от арабского оригинала и выбирал, например, Jamal вместо Dzhemal для Джемаля.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон