Шифман - Набатейское государство

Набатейское государство и его культура - Илья Шифман
Набатейское государство, когда-то затерянное в горах и пустынях Южной Палестины и Северной Аравии, малоизвестно и, несмотря на интенсивную археологическую работу, которая ведется уже более полутора столетий, плохо изучено. Такое положение в значительной степени определяется состоянием источников.
 
До нас не дошли произведения набатейских писателей; исторические предания набатеев забыты; города и храмы, построенные набатеями, лежат в развалинах; распаханные ими поля занесены песком; хитроумные приспособления для сбора дождевой воды разрушены.
 
Только в сочинениях греческих, римских и эллинизированных ближневосточных писателей можно встретить случайные упоминания о набатеях, об их удивительном с точки зрения классической древности оиразе жизни, а также об их взаимоотношениях с соседями. Некоторый, хотя и весьма скудный, исторический материал содержат набатейские надписи.
 
В предлагаемой работе автор стремился представить, по возможности полно, набатейскую культуру во всех ее проявлениях и определить основные этапы и наиболее характерные черты развития набатейской культуры, ее место в истории передне-азиатской эллинистической и арабской культур.
 

Илья Шифман - Набатейское государство и его культура - Из истории доисламской Аравии

 
СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. — 208 с.
ISBN 978-5-288-04364-2
 

Илья Шифман - Набатейское государство и его культура - Содержание

 
Введение
Глава I ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАБАТЕИ
Глава II ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
Глава III ОБРАЗ ЖИЗНИ
Глава IV ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА
Глава V К ХАРАКТЕРИСТИКЕ НАБАТЕЙСКОГО ПРАВА
Глава VI НАБАТЕЙСКИЙ ЯЗЫК И ПИСЬМЕННОСТЬ
Глава VII РОМАН О ПУТЕШЕСТВИИ ЙАМБУЛА К «ОСТРОВУ БЛАЖЕННЫХ» И ПРОБЛЕМА УЧАСТИЯ НАБАТЕЕВ В ФОРМИРОВАНИИ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Глава VIII НАБАТЕЙСКИЙ ПАНТЕОН И РЕЛИГИОЗНАЯ ОБРЯДНОСТЬ
Глава IX НАБАТЕЙСКАЯ КУЛЬТОВАЯ АРХИТЕКТУРА
Глава X СКУЛЬПТУРА И ЖИВОПИСЬ НАБАТЕЕВ
Заключение
Список сокращений
Список цитированной литературы
Список иллюстраций
Иллюстрации
Именной указатель
Указатель географических и этнических названий
Summary
 

Илья Шифман - Набатейское государство и его культура -ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ НАБАТЕИ

 
Основные сведения но истории набатейского общества дошли до нас в трудах и компендиумах Диодора, Страбона и Иосифа Флавия.
 
В «Исторической библиотеке» Диодора повествование о набатеях раннеэллинистического времени органически связано с рассказом о неудачных походах Антигона (одного из преемников Александра Македонского) на юг Палестины. В настоящее время можно считать установленным, что подробное и, безусловно, достоверное изложение истории диадохов восходит у Диодора к какому-то авторитетному историческому труду, составленному современником этого периода, — возможно, к сочинениям Иеронима из Кардии [159, 684-685]. К этому источнику должны восходить и сведения Диодора о набатейской экспедиции Антигона.
 
Еще одно описание набатейского общества имеется во второй книге Диодора. Главы, посвященные собственно Аравии, которые следуют здесь непосредственно за отрывком о Наба-тее (Diod., II, 49-53), обычно возводят к сочинению «Об Азии» известного географа II в. до н. э. Агафархида [159, 672]. Но, если так, нет ничего невозможного в том, что и рассказ о На-батее также восходит к Агафархиду. Однако, если принять во внимание некоторые точки соприкосновения между Diod., II, 48 и Diod., XIX, 94 и сл., можно предложить иное решение вопроса.
 
В обоих отрывках отмечаются пустынность Набатеи, недостаточность водных ресурсов, вольнолюбие этого народа, невозможность вследствие неблагоприятных природных и иных условий одержать над ним окончательную победу. Эта общность идей и концепций дает, по-видимому, возможность предполагать, что и тот и другой рассказ восходят к одному источнику; при этом не исключено, что у Агафархида был также учтен соответствующий материал из источника времени диадохов.
 
В «Географии» Страбона, где экскурс о Набатее составляет органическую часть рассказа о Сирии, сохранились ценные сведения по экономике, социальной структуре и политической организации набатейского общества. Страбон ссылается на свидетельство, вероятно устное, стоика Афинодора из Каны (Малая Азия; Strabo, XVI, 21). Возможно, Страбон воспользовался и рассказами участников похода Элия Галла в Южную Аравию, а также официальными сообщениями по этому поводу.
 
Значительное место уделено Набатейскому царству в исторических трудах иудейского писателя I в. н. э. Иосифа Флавия, которого история арабов вообще и набатеев в частности интересовала лишь постольку, поскольку они так или иначе входили в соприкосновение с Иудеей. Это, естественно, привело к односторонности изложения, тем более что Иосиф Флавий отнюдь не свободен от апологетической проиудейской тенденции. О внутренней жизни Набатеи имеются только случайные упоминания.
 
Не рассматривая здесь достаточно сложного вопроса об источниках Иосифа Флавия [ср. 158, 78-80], заметим следующее. Как показало открытие надписи [165], содержащей семитское название Петры — Ракму [rqmw], упоминая Рекема, предполагаемого основателя и реального эпонима Петры (F1. Ios., Antt., 4, 161), Иосиф Флавий обнаруживает несомненное знакомство с набатейской традицией.
 
Определенное значение для нашей темы имеют немногочисленные и в общем случайные упоминания о Набатее у Плиния Старшего, Помпея Трога (до нас его сочинение дошло в переложении Юстина), Тацита, Плутарха, Диона Кассия, а также в «Перипле Эритрейского моря»2 и в сборнике «Авторы жизнеописаний Августов» («Scriptores historiae Augustae»). Исключительный интерес представляет упоминание в древнекитайских источниках местности Ли-Кан (что соответствует форме Рекем, иначе говоря, Петра) как одного из конечных пунктов Великого шелкового пути из Китая на Ближний Восток [122,133-135].
 
Первые сведения о развалинах Петры и других набатейских поселений поступили в Европу в начале XIX в. от путешественников, изучавших Сирию, Палестину и Заиорданье [45; 95; 40; 153]. Раньше других европейцев долину Вади-Муса посетил летом 1812 г. швейцарец И. Л. Буркхардт; ему принадлежит отождествление развалин, найденных здесь, со столицей Набатейского государства. В середине и во второй половине ХЕХ в. начинают появляться труды, в которых есть попытки научного описания памятников материальной культуры Южной Палестины и Заиорданья, в том числе и набатейских [176; 83; 65].
 
Исключительную роль в археологическом обследовании территорий, находившихся под властью набатейских царей, сыграли экспедиции Р. Дюссо и Ф. Маклера [59], Р. Е. Брюн-нова и А. фон Домашевского [44], А. Музиля [124; 125], А. Жос-сена и Р. Савиньяка [96]. В 30-60-е годы текущего столетия обширный новый материал был добыт Н. Глюком [68; 73; 74]. Особое внимание уделялось и уделяется Петре, основы научного изучения которой заложил Г. Дальман [55; 56].
 
В результате этих исследований удалось выявить большое число набатейских поселений (только в Заиорданье — более пятисот), открыть храмы и погребальные сооружения. А это позволило поставить вопрос об особенностях и путях развития набатейской архитектуры, исследовать Петру [133, 5-16; 52; 78а, 29-32], а также набатейские города Хегру, Мампсис и сОбо-дат [128; 118-148; 127] и, наконец, экспериментально определить продуктивность набатейского земледелия на территории Негева (Южная Палестина) [123; 185, 141—154]3. Однако самым важным итогом было открытие многочисленных набатейских надписей; особую роль в их копировании и публикации сыграли М. де Вогюе, Ю. Ойтинг, М. Юбер, Ж. Старки.
 
По содержанию набатейские надписи делятся на надгробные, посвятительные, подписи к почетным статуям. Хотя эти источники, как правило, немногословны и их составители скованы рамками трафаретной фразеологии и стандартного построения, они содержат ценный конкретно-исторический материал.
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя esxatos