Шнирельман - Арийский миф в современном мире

 Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – в 2-х томах
Антропология - Философия - Политология - История
В наше время «арийский миф» напрямую связан с идентичностью, предлагая людям образ престижных предков, причем нередко конструирующийся по расовым канонам и отсылающий к «белой расе». В таком контексте идентичность рисуется в расовых тонах и открывает простор для расистского дискурса с его представлением о «высших» и «низших» расах, иерархии народов и «несовместимости менталитетов».
 
Но если в период колониализма образы, создававшиеся «арийским мифом», отличались однозначностью, то сегодня в эпоху нового расцвета этнонационализма они необычайно многообразны и находятся в прямой зависимости от идентичности своих творцов и интерпретаторов. Это обрекает «арийскую идею» на столь же бесконечные, как и бесплодные споры о том, кому именно должно принадлежать «арийское наследие», играющее роль символического капитала, призванного усилить позиции каждой из сторон.
 

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 1

Москва: Новое литературное обозрение, 2015 г. — 536 с.
ISBN 978-5-4448-0277-9 (т. 1)
ISBN 978-5-4448-0279-3
ISSN 1815-7912
 

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 1 – Содержание

Введение
Глава 1. Рождение и эволюция арийского мифа
  • Романтизм и индийский соблазн
  • Арийцы и расовая теория
  • «Арийское христианство»
Глава 2. Арийская идея в эзотерических учениях 
  • Идея Севера и становление эзотерики
  • Австрийская ариософия
  • От ариософии и неоязычества к нацизму
Глава 3. Нацистский след
  • Типы национализма
  • Нацизм и паранаука
  • «Нордический миф» Альфреда Розенберга
  • Нацизм и христианство
  • Юлиус Эвола и неофашистская традиция
  • Свастика — от солярного символа к нацистскому знаку
Глава 4. Источники и корни русского «арийского мифа»
  • Национализм и ностальгия по далекому прошлому
  • «Славянская школа»
  • Эмигрантские истоки неоязычества
  • «Влесова книга»
  • Советское наследие
  • Научные теории
Глава 5. Научная фантастика и этноцентризм
  • «Научная фантастика» в поисках славян-арийцев
  • От научной фантастики к патриотическому роману
Глава 6. Русское неоязычество: действующие лица
Глава 7. Мифы русского неоязычества: национализм, мегаломания и травматическое сознание
  • Эзотерика, арийство и проблемы современного мира
  • Арии и политизация науки
  • Аркаим и арийская идея
  • Миф о праславянской письменности
  • Свет с юга
  • Свет с севера
  • Арийская идея и партийное строительство
  • Народная археология и эзотерика
  • Идея Севера и поиски священных центров
  • Миф как врачевание

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 1 - Введение

 
Данная книга посвящена изучению процесса конструирования арийской идентичности и бытования арийского мифа как во временном, так и в политико-географическом измерении. Речь идет о том, что, во-первых, в современных условиях всеобщей грамотности формирование этнической идентичности все чаще опирается на научные технологии, во-вторых, научные данные подхватываются и интерпретируются обществом, причем нередко далеко не так, как этого хотелось бы ученым, в-третьих, некоторые научные идеи с благодарностью используются радикальными политиками для мобилизации масс. Иными словами, сегодня, как никогда, научное знание играет огромную роль в общественном дискурсе. Причем общество получает такие знания далеко не всегда напрямую от ученых, а чаще — от посредников-дилетантов или умелых манипуляторов. Это бросает вызов ученым, долг которых состоит в том, чтобы защитить научное знание от псевдонауки и взять в свои руки диалог между наукой и обществом. Сегодня такая псевдонаука представлена, во-первых, дилетантами-литераторами, преследующими коммерческий успех, во-вторых, радикальными политиками, пытающимися навязать обществу арийский миф для реализации своих политических программ, в-третьих, эзотериками и неоязычниками, создающими на наших глазах новые религиозные культы и обряды. Вместе с тем в ряде случаев к арийскому мифу прибегают властные структуры в целях выработки привлекательной национальной идеологии, как это происходит, например, в ряде государств Центральной Азии. В этом случае мы имеем дело с политикой идентичности. Поэтому сегодня речь Идет уже не о едином арийском мифе, а о разных его модификациях, преследующих разные цели. Такие модификации, их социально-политический контекст и смысловое разнообразие и составляют научную проблему, заключающуюся в том, что в мире постмодерна политические или интеллектуальные концепции, сформированные в одном контексте, нередко попадают в совершенно иное социальное пространство, где могут радикально менять свой смысл и использоваться для иных целей. Поэтому в современном глобализирующемся мире для оценки концепции недостаточно ограничиваться знакомством с ее исконным вариантом, а необходимо учитывать ее контекстуальную вариативность.
 
Цель данного исследования состоит не только в изучении происхождения и эволюции арийского мифа, но прежде всего в анализе его вариативности, которая касается как его смыслового содержания и интерпретаций, так и политического использования в самых разных этнополитических контекстах. Другая задача состоит в том, чтобы проследить процесс конструирования новых идентичностей путем использования научных данных, образовательных программ, организации новых праздников, возведения памятников древним предкам, создания новых музейных экспозиций. Третья задача связана с изучением образа врага, который выковывается современным «арийским мифом», причем и здесь выявляется определенная контекстуальная вариативность, заслуживающая особого внимания.
Арийская идея возникла и вначале развивалась в XIX в. как сугубо научный проект. Затем во второй половине XIX в. она была подхвачена шовинистами и расистами и начала служить империализму, колониализму и расовой дискриминации. Своего логического завершения она достигла в политике германских нацистов, использовавших ее для оправдания геноцида. Казалось бы, в мире после Холокоста места ей не осталось. Однако мир эпохи постмодерна парадоксален и таит в себе немало неожиданного. Рубеж XX—XXI вв. подарил арийской идее вторую жизнь, и ее подхватили националисты во многих новых государствах постсоветского пространства. Вместе с тем современный арийский дискурс отличается многозначностью. Сегодня арийство служит не только орудием шовинизма и дискриминации, но и лозунгом борьбы за самобытность и защиты местной идентичности. А смена контекста нередко наполняет лозунг иными смыслами, и то, что выглядело справедливым вчера, оказывается опасным и даже неприемлемым сегодня. Именно эту траекторию описала арийская идея в Индии, где в последней четверти XIX в. она была подхвачена реформистским и антиколониальным движением «Арья Самадж», а в конце XX в. стала служить радикальному политизированному индуизму, сеющему вражду и насилие.
 

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 2

Москва: Новое литературное обозрение, 2015 г. — 440 с.
ISBN 978-5-4448-0278-6 (т. 2)
ISBN 978-5-4448-0279-3
ISSN 1815-7912
 

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 2 - Содержание

Глава 8. Неоязычество, христианство и антисемитизм
  • Национал-капиталисты
  • Национал-социалисты
  • «Русская империя» или «Русское национальное государство»?  
  • Российские коммунисты и арийская идея
  • Неоязычники и христианство
  • Образ далекого прошлого, эзотерика и антисемитизм
Глава 9. Эра Водолея и русское мессианство
Глава 10. Украинский взгляд
Глава 11. Экспансия арийской идеи: Кавказ и Средняя Азия
  • Политизация арийства
  • Тюркское арийство
  • Борьба между арийским мифом и пантюркизмом
Глава 12. Индийское арийство
Заключение
Библиография
Именной указатель
 

Виктор Шнирельман – Арийский миф в современном мире – Том 2 - Глава 8 Неоязычество, христианство и антисемитизм

 
Выше уже отмечалось неприязненное, если не сказать большего, отношение неоязычников к христианству. Во многих случаях, хотя и не всегда, это проистекает из их юдофобской позиции. Универсальным же является представление о христианстве как о чужеродной идеологии, занесенной извне и не соответствующей «русскому духу». Едва ли не первым такие идеи в эпоху вызревания нового русского национализма начал проповедовать поэт Игорь Кобзев (1971: 215 сл.). Такая установка вытекает из так называемого «цивилизационного подхода», рассматривающего отдельные культуры и цивилизации как изолированные закрытые единства, развивающиеся каждое своим собственным уникальным путем, не имеющие между собой ничего общего и неспособные понять друг друга. Другим источником ксенофобии, свойственной многим неоязычникам, является увлечение эзотерикой, которая, как прозорливо замечал М. Я. Геллер, способствует расцвету веры в заговор злых сил (Геллер 1996: 177—178).
 
Впрочем, основанные на этом построения русских националистов весьма противоречивы и несут различную смысловую нагрузку. Во-первых, как будет показано ниже, среди них следует различать националистов-рыночников (то есть ориентированных на капиталистический строй) и национал-социалистов. Первым одинаково ненавистны как христианство, так и коммунизм; вторые воюют с христианством, но сохраняют ностальгию по коммунизму и СССР. Во-вторых, следует различать жестких и мягких неоязычников. Если первые ведут жесткую борьбу с христианством и отвергают любые компромиссы, то вторые настроены более миролюбиво и готовы пойти на, пусть и временный, тактический союз с православием для совместной борьбы с «мировым злом» и «темными силами».
 
Многим из такого рода построений имманентно присущ антисемитский подтекст (см., напр.: Корень 1996; Иванченко 2006: 189,191—197, 230, 247—248). Он проглядывает в стремлении Вашкевича изобразить древних евреев «младшим братом» русских. Ведь он возводит евреев к некой «жреческой касте русского воинства», чьим изначальным языком был русский; он называет их «потомками, говоря языком советского времени, инструкторов политотделов русской армии» и утверждает, что слово «Тора» имеет русское происхождение. По его словам, Тора является переведенным с русского языка текстом «Сотворение мира» (Вашкевич 1996: 24, 38, 88, 223). Отстаиванием русского исторического приоритета перед евреями, якобы много позднее появившимися на исторической сцене, автор не довольствуется. Он не только воспроизводит стереотип еврея как вечного корыстолюбивого торговца, но и сообщает читателю о том, что Ветхий Завет насыщен призывами к убийству (Вашкевич 1996: 308—309). При этом Вашкевич забывает свое утверждение о том, что текст Священного Писания был будто бы заимствован евреями у русских и что именно русские, а не евреи составляли костяк армии в Первоимперии. Будь он не столь забывчив, ему следовало бы сделать из своих рассуждений вывод о том, что именно русские научили евреев искусству убивать. Впрочем, в рассмотренных работах Вашкевича следует видеть не исторический, а идеологический текст, говорящий о настроениях, пользующихся определенной популярностью у сотрудников российских силовых структур. 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя warden