Соловьев - Полное собрание сочинений и писем – Том 1-4

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах- Сочинения в пятнадцати томах - Том 1-4
Настоящее Полное собрание сочинений и писем Владимира Сергеевича Соловьева, подготовленное Институтом философии Российской академии наук, является первым изданием текстов философа, выполненным на основе критического изучения всех выявленных до настоящего времен источников текста - печатных и рукописных. Оно включает в свой состав все известное научное, публицистическое, художественное и эпистолярное наследие В. С. Соловьева, а также деловые бумаги и документы.
 
Подготовка первого Собрания сочинений в восьми томах началась сразу же после смерти философа усилиями его брата, М. С. Соловьева, который видел свою задачу в том, чтобы в максимально сжатые сроки собрать воедино законченные и опубликованные работ В. С. Соловьева. В «Предисловии» к первому тому, помеченном маем 1901 г., он предупреждал, что в предлагаемое собрание сочинений войдут «по возможности все его (В. С. Соловьева. - Ред.) оригинальные произведения, за исключением стихотворений и повести» Первый том Собрания сочинений поступил в продажу уже в 1901 г., и заявленная издателем установка на его неполнота сразу же вызвала недовольство в научных и литературных кругах. Так, близко знавший В. С. Соловьева в последние годы его жизни А. Н. Пыпин в рецензии на первые два тома не согласился с оговоренным издателем исключением из Собрания шуточных произведений, поскольку «в ни сказалась еще одна черта, отличавшая писателя и чрезвычайно привлекательна в человеке (для всех, его близко знавши), - редкое, оригинальное остроумие», предисловий «К переводам, сделанным под его редакцией или его интересовавши» и другие его сочинений.
 

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах- Сочинения в пятнадцати томах - Том 1-4

Москва, Наука 2000 г., 2011
ISBN 5-02-013280-2
 

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том первый 1873 - 1876

Сочинения в пятнадцати томах
Москва, Наука 2000 г. – 396 с.
ISBN 5-02-013713-8
ISBN 5-02-013280-2
 

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том первый 1873 - 1876 - Содержание

Oт редакции
СОЧИНЕНИЯ (1873-1 876)
  • Мифологический процесс в древнем язычестве
  • Кризис западной философии (против позитивистов)
  • Приложение. Теория Огюста Конта о трех фазисах в умственном развитии человечества
  • Несколько слов о настоящей задаче философии 
  • О философских трудах П. Д. Юркевича
  • Метафизика и положительная наука
  • Странное недоразумение. (Ответ Г. Лесевичу)
  • О действительности внешнего мира и основании метафизического познания. (Ответ К. Д. Кавелину)
  • Три силы
РЕЦЕНЗИИ
  • Дж. Г. Льюис. Вопросы о жизни и духе. Перевод с английского. Том 1. СПб., 1 875 г.
  • Позитивная философия и сверхчувственное бытие. Сочинение епископа Никанора. Том первый. С.-Петербург, 1 875 г.
  • Опыт синтетической философии. (Несколько слов о книге епископа Никанора: «Позитивная философия и сверхчувственное бытие». Том 11. СПб., 1 876).
НЕЗАВЕРШЕННОЕ
  • Примечания переводчика <к «Пролегоменам ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в смысле науки» И. Канта>
  • Несколько слов в объяснение странного недоразумения между гг. Соловьевым и Лесевичем
ПРИЛОЖЕНИЯ
  • <Сочинение на вступительном экзамене в Московском университете>
  • <Тезисы магистерского диспута>
  • <Лекции на Высших женских курсах (Москва) 14-го и 28-го января 1 875 г.>
ПРИМЕЧАНИЯ
  • В.С. Соловьев: начало творческого пути
  • Список сокращений
  • Указатель имен

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том первый 1873 - 1876 - Мифологический процесс в древнем язычестве

 
Важнейшая задача исторической науки заключается в объяснении той первобытной языческой жизни человечества, которая составляет материальную основу всего дальнейшего развития; а так как эта жизнь всецело определялась одним началом - религиозным верованием, - то понимание ее, понимание язычества, вполне обусловливается пониманием языческой религии. В самом деле, та множественность определяющих жизнь начал, какую мы видим в наше время, есть явление сравнительно недавнее. Древний мир (до своего разложения) не знал особого, отдельного от религиозной веры, начала в области умственной - не знал отвлеченной самоопределяющейся науки, точно так же как в сфере общественной жизни не знал он отвлеченного юридического начала, определяющего современное государство (ибо древнее государство было безусловное, т. е. религиозное), так что и жизнь умственная, и отношения общественные одинаково обусловливались тогда единым началом религии, и потому объяснение этого начала объясняет все язычество, а чрез это дает основу для объяснения и всей истории человечества.
 
Но трудность этой задачи равняется ее важности, и потому мы видим, что до сих пор изучение древней религии находится еще на степени собирания материалов, с одной стороны, и построения более или менее отвлеченных и произвольных теорий - с другой. Из этих последних самая распространенная теперь есть теория так называемой мифологии природы. Содержание первобытных, или мифологических, религий дается по этой теории немногими явлениями внешней природы, преимущественно теми, которые связаны с грозою и с годовым и дневным ходом солнца, форма же мифологическая обусловлена свойствами первобытных языков. Основная мысль этой теории не отличается ни новостию, ни глубиною, но значение имеет ее научная разработка, благодаря которой твердо установлены некоторые важные положения, хотя и известные прежде, но не имевшие положительного основания. Так, ученые последователи этой теории впервые действительно доказали существенное единство всех народных верований, навсегда устранили прежние предположения об их случайном или индивидуальном происхождении, доказали, наконец, что все они представляют совершенно определенный необходимый характер, находясь в постоянном отношении к явлениям природы, в неразрывной связи с этими явлениями. Но такие результаты, несомненно, имеют значение только формальное. Подведением всей мифологии к явлениям природы нисколько не определяется и не объясняется существенное содержание языческих религий: показывается лишь их общий вид. Очевидно, в самом деле, что явления природы сами по себе никак не дают религиозного содержания; сами по себе они существуют неизменно и для нас, как они существовали для древнего человека: между тем для нас никакого религиозного значения они не имеют; следовательно, древний человек видел в явлениях природы совсем не то, что видим в них мы, и это-то - что он видел и чего мы не видим - и составляет собственное содержание мифологии. Говорят: содержание мифа есть явление природы; но не должно забывать, что в язычестве то самое, что составляло содержание мифа, было и предметом культа, следовательно, по господствующей теории приходится утверждать, что предметом культа было явление природы, т. е. явлениям природы поклонялись, молились, приносили жертвы. Но тут уже становится вполне очевидным, что природное явление в таком смысле, т.е. которому можно молиться и приносить жертвы, не имеет ничего общего с тем, что мы называем явлением природы. Поэтому еще ничего не объяснено, пока остается неизвестным: что видел древний человек в природе.
 
Господствующая школа предлагает очень легкое и не новое разрешение этого вопроса. Первобытный человек, говорит она, по аналогии с своими собственными действиями видел и во внешней природе деятельность живых личных существ, которым, как имеющим над ним власть, он и поклонялся. Достаточно заметить, что такое объяснение опять ничего не объясняет. Мы не можем находить никакой аналогии между произвольными действиями человека и необходимыми явлениями природы - древний человек такую аналогию находил; следовательно, он смотрел и мыслил не так, как мы. Чем же обусловливалась эта особенность воззрения, чем обусловливалось одухотворение природы со стороны первобытного человека?
 
На это господствующая теория не дает ответа. Действительный ответ был бы равносилен восстановлению всего древнего миросозерцания - задача при условиях современного умственного состояния едва ли исполнимая. Но если нельзя восстановить всецело внутреннюю сущность языческой религии, то можно по крайней мере определить общее направление и главные моменты ее развития, исходя из того состояния языческих верований, которое представляется древнейшим историческим данным.

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том второй 1875 - 1877

Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах
Сочинения в пятнадцати томах
Москва, Наука 2000 г. – 408 с.
ISBN 5-02-013280-2
ISBN 5-02-013714-6

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том второй 1875 - 1877 - Содержание

НЕЗАВЕРШЕННОЕ
  • La Sophia
  • Софиz <Перевод на русский язык.>
  • <Паны и черновики>
  • <Черновик о Шеллинге>
СОЧИНЕНИЯ
  • Философские начала цельного знания
  • Из Свиштова
ПРИМЕЧАНИЯ
  • Подступы к докторской диссертации
  • Список сокращений 
  • Указатель имен

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том второй 1875 - 1877 - Философские начала цельного знания Общеисторическое введение (о законе истерического развития)

 
Первый вопрос, на который должна ответить всяка философия, имеющая признание на общий интерес, есть вопрос о цели существования. Если бы наше существование было постоянным блаженством, то такой вопрос не мог бы возникнуть: блаженное существование было бы само себе целью и не требовало бы никакого объяснения. Но так как на самом деле блаженство существует более в воображении, действительность же есть ряд больших и мелких мучений и в самом счастливом случае - постоянная смена тяжёлого труда и гнетущей скуки, с одной стороны, и исчезающих иллюзий - с другой, то совершенно естественно является вопрос: для чего все это, какая цель этой жизни? Каждому мыслящему человек является этот вопрос первоначально как личный, как вопрос о цели его собственного существования. Но так как, с одной стороны, все мыслящие существа находятся приблизительно в одинаковом положении относительно этого вопроса и так как, с другой стороны, каждое из них может существовать только вместе с другими, так что цель его жизни неразрывно связана с жизненною целью всех остальных, то личный вопрос необходимо превращается в вопрос общий: спрашивается - какая цель человеческого существования вообще, для чего, на какой конец существует человечество? Общая и последняя цель требуется нашим сознанием, ибо очевидно, что достоинство частных и ближайших целей человеческой жизни может определяться только их отношением к той общей и полезной цели, для которой они служат средствами; таки образом, если отнять эту последнюю, то и ближайшие наши цели потеряют всю свою цену и значение, и для человека останутся только непосредственные побуждения низшей, животной природы.
 
Если мы, оставляя зыбкую почву людских мнений, обратимся к объектному исследованию нашего вопроса, то прежде всего должны привести к ясному сознанию, что мыслится в самом понятии всеобща цель человечества. Это понятие необходимо предполагает друге, именно понятие развития, и, утверждая, что человечество имеет общую цель своего существования, мы должны признать, что оно развивается; ибо если бы история не была развитием, а только сменой явлений, связанных между собою лишь внешним образом, тогда, очевидно, нельзя было бы говорить ни о какой общей цели.
 
Понятие развития с начала настоящего столетия вошло не только в наук, но и в обиходное мышление. Это не значит, однако, чтобы логическое содержание этой идеи стало вполне ясным для общего сознания; напротив, это содержание является весьма смутным и неопределенным не только для полуобразованной толпы, толкующей вкось и вкривь о развитии, но даже иногда и для ученых и quаsi-философов, употребляющих это понятие в своих теоретических построениях. Поэтому нам следует рассмотреть, что собственно содержится в понятии развития, что им предполагается.

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том третий 1877 - 1881

Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах
Сочинения в пятнадцати томах
Москва, Наука 2001 г. – 556 с.
ISBN 5-02-013280-2
ISBN 5-02-013085-0

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том третий 1877 - 1881 - Содержание

Сочинения
  • Критика отвлечённых начал (Положения докторского диспута)
  • В редакцию журнала «Мысль»
Незавершённое
  • Вера, разум и опыт
  • Классификация наук
  • Речь о философии, сказанная на докторском диспуте в Петербургском университете 6 апреля 1880 г.
Подготовительные материалы
  • (Критика отвлечённых начал. Набросок) 
  • (Критика отвлеченных начал. Гл. XIV-XV. Позднейшая переработка)
Дополнения к первому тому 
  • (Положения магистерского диспута) 
  • (Метафизика и положительная наука. Подготовительные материалы)
Примечания
  • Список сокращений 
  • Указатель имен

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том третий 1877 - 1881 - Критика отвлечённых начал

І. Предварительные замечания о необходимости верховных начал и критериев в жизни, знании и творчестве.
ІІ. Верховные начала положительные и отвлеченные. Разделение первых на традиционные и мистические, а вторых на отвлеченно-эмпирические, или материальные, и отвлеченно-рационалистические, или формальные.
ІІІ. Эмпирическое начало нравственности в его элементарных формах. Идонизм, эвдемонизм, утилитаризм.
IV. Эмпирическое начало нравственности в своей высшей форме. Основание морали по Шопенгауэру.
V. Недостаточность эмпирического, или материального, начала нравственности и переход к началу чисто разумному, или формальному.
VI. Формальное начало нравственности. Понятие обязанности и категорического императива.
VII. Три формулы категорического императива (по Канту).
VІІІ. Отношение рациональной этики к эмпирической. Чисто формальное значение рационального начала нравственности.
IХ. Различные точки зрения на свободу воли. Эмпирическое исследование вопроса.
Х. Учение о различии эмпирического и умопостигаемого характера и о совместности феноменальной необходимости с трансцендентальной свободой.
XI. Общие выводы рациональной этики. Переход от субъективной к предметной этике.
Х. Отвлеченные понятия о человеческом обществе вообще.
Х. Отвлеченные начала индивидуализма и общинности.
XIV. Хозяйственный элемент общества. Социализм и мещанское царство.
XV. Необходимый переход из экономической области в юридическую. Требование права и государственности с стороны социализма.
XVI. Противоречия в социализме по отношению к общественной цели и к значению личности.
XVII. Заключительные замечания о социализме.
XVIII. Отвлеченно-историческое и отвлеченно-утилитарное понятия о праве. Начало органического развития и начало договора. Анализ понятия общей пользы как цели правового порядка.
XІХ. Двойственный источник права. Исторический генезис права и его формальная сущность. Рациональное определение права. Право естественное и положительное.
ХХ. Исключительно формальный и отрицательный характер права и правового порядка. Несостоятельность права как верховного начала общества человеческого.
XXI. Религиозное начало в человеке. Общество как религиозный союз, или церковь.
XXII. Отвлеченный клерикализм, или ложная теократия. Отвлеченный дуализм церкви и государства. Переход к определению исинной, или свободной, теократии.
ХIII. Значение исинного религиозного начала в нормальном обществе.
XXIV. Внутренняя связь общественных сфер в свободной теократии.
XXV. Общий обзор предыдущего. Вопрос об осуществимости нравственного идеала как неизбежная граница всякой этики.
XXVI. Зависимость этики от метафизики. Несостоятельность отвлеченного морализма. Переход к вопросу об исинном знании.
ХVII. Определение исинного как сущего вообще. Недостаточность этого определения. Общее понятие о знании. Определение истинного как объективно познаваемого (испытываемого) или как внешней реальности. Отвлеченный реализм.
ХVIII. Критика отвлеченного реализма с чисто логической точки зрения. Чувственный опыт как знание непосредственной действительности. Противоречия в непосредственной действительности. Истинность всеобщего как результат этих противоречий.
XXIX. Пояснение к предыдущей главе (критика отвлеченного реализма с точки зрения общего сознания). Предварительное понятие об истине; истина факта, истина вещи, истина природы вещей. Переход к натурализму.
ХХ. Первоначальные формы натурализма: стихийный натурализм, гилозоизм. Определение природы как общей основы бытия, или как материи.
XXXI. Соответствие между общею основой сущего и общею основой чувственного познания. Осязание как основа всех ощущений. Осязаемое, или непроницаемое, вещество как общая основа бытия.
ХХII. Материя как безусловно единое. Чистый монизм. Невозможность безусловного, или отвлеченного, единства как действительного начала. Реальность как многое. Переход к атомизму.

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том четвёртый 1878 - 1882

Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах
Сочинения в пятнадцати томах
Москва, Наука 2011 г. – 812 с.
ISBN 5-02-013713-8
ISBN 978-5-02-037633-5

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том чктвёртый 1878 - 1882 - Содержание

Сочинения
  • Программа Чтений В. С. Соловьева
  • Чтения о Богочеловечестве
  • <Лекции, читанные на Высших женских (Бестужевских) курсах в 1880/81 учебном году>
  • Лекции по истории философии В. С. Соловьева за 1880/81 года
  • Речь В. С. Соловьева, сказанная на Высших женских курсах 30-го января 1881 г. по поводу смерти Ф. М. Достоевского
  • Смысл современных событий. Содержание речи, произнесен ной на Высших женских курсах профессором В. С. Соловьевым 13-го марта 1881 года
Незавершенное
  • <О связи души и тела>
  • <О связи души и тела. Черновики>
Подготовительные материалы
  • <Чтения о Богочеловечестве. Черновики> 
  • <Лекции, читанные на Высших женских (Бестжевских) курсах. Подготовительные материалы и конспекты. 1880-1882 гг.>
  • <Рукописи конца 1870-х - начала 1880-х годов>
Приложения
  • Чтения по философии религии магистра В. С. Соловьева. <Стенограмма>
  • История философии: Курс 1880-1881 года, читанный проф<ессором> Соловьевым
  • <л. 1 > Прощальная речь <В. С.> Соловьева 13 марта 1881 <года>
  • <Лекции, читанные на Высших женских (Бестжевских) курсах в 1882 году>
Примечания
  • Список сокращений
  • Указатель имен

Соловьев Владимир Сергеевич - Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах - Том чктвёртый 1878 - 1882 - Программа Чтений В. С. Соловьева

  • Чтение первое. Общее состояние современной культуры. Раздробленность и разлад в жизни и сознании. Отсутствие безусловного начала и средоточия. Социализм и позитивизм. Их действительное и мнимое значение. Религия как единственная область безусловного. Римское католичество. Правда его стремлений и неправда его действительности. Религиозное призвание России. Общее определение религии. Понятие истинной религии как всецелой и ее центральное отношение ко всем частным областям человеческой жизни и сознания.
  • Второе. Божественное начало в человеке. Человеческое Я, его безусловное значение и его ничтожество. Свобода и необходимость. Данная природа человека - внутренняя и внешняя. Искомое содержание, сущность, или идея, человеческой жизни. Смешение этого содержания с природой внешней и внутренней. Природные религии (мифология).
  • Третье. Сознание превосходства человеческого Я над данной природой и природными богами. Первое систематическое выражение этого сознания в индейской теософии и философии. Отвержение всякого данного бытия как призрачного. Мир как обман, зло и страдание. Отрицательное определение безусловного содержания как нирваны. Общее значение Буддийского нигилизма в религиозном сознании.
  • Четвертое. Определение безусловного содержания как царства идей. Платонизм. Божество как всецелая идея, или идеальное всё.
  • Пятое. Бог как безусловно единое, или Сущий (чистое Я). Религия закона и пророков.
  • Шестое. Отношение Бога как субъекта, или сущего, к божественному содержанию, или сущности. Психологическое объяснение этого отношения. Необходимость троичности лиц в одном Божестве. Учение Филона о слове (Логос) и неоплатоников о трех ипостасях.
  • Седьмое. Бог как цельное (конкретное) существо, или единое и всё. Богочеловек (мессия, или Христос), «В нем же обитает вся полнота Божества телесно». Христос как слово и мудрость (Логос и София). Божественный, или небесный (вечный), мир. Его основные сферы.
  • Восьмое. Человек как конец божественного и начало природного мира. Половая двойственность. Человек и человечество. Грехопадение.
  • Девятое. Объяснение основных форм и элементов природного мира. Пространство и время, вещество и движение. Три основные силы мирового процесса.
  • Десятое. Личное воплощение Христа в природном мире. Искупление природного человека чрез воссоединение с человеком божественным.
  • Одиннадцатое. Церковь как богочеловеческий организм, или Тело Христово. Видимая и невидимая церковь. Возрастание человека «в полноту возраста Христова».
  • Двенадцатое. Второе явление Христа и воскресение мертвых (искупление или восстановление природного мира). Царство Духа Святого и полное откровение Богочеловечества.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя brat Warden