Спасский - Отношение пророков к закону Моисея

Отношение пророков к обрядовому закону Моисея - Анатолий Спасский
«Не впадая в преувеличение, можно назвать исследование г-на А. Спасского выдающимся явлением в нашей богословской литературе. Это — весьма дельная литературно-критическая монография».
В.В. Болотов
 

Спасский А. А. - Отношение пророков к обрядовому закону Моисея. Св. Иустин и синоптические Евангелия. Исследования по истории древней Церкви

 
А.А.Спасский. —СПб.: «ИздательствоОлега Абышко», 2006. — 352 с. — (Серия «Библиотека христианской мысли. Исследования»).
ISBN 5-89740-149-7
 

Анатолий Спасский - Отношение пророков к обрядовому закону Моисея - Содержание

 
Профессор Анатолий Алексеевич Спасский
Список печатных трудов профессора А. А. Спасского (1889-1916)
 
Отношение пророков к обрядовому закону Моисея
Св. Иустин и синоптические Евангелия
Гус и Виклеф
Отчеты о годичных занятиях, оставленных в прошлом учебном году для приготовления к замещению вакантных кафедр кандидатов: Анатолия Спасского
Новейший византинизм и его значение
 

Профессор Анатолий Алексеевич Спасский[1]

 
К характеристике его ученой деятельности как историка древней Церкви
 
Над церковно-исторической наукой в нашем отечестве как будто тяготеет какой-то рок: самые выдающиеся ее представители у нас сходят со сцены преждевременно. 16 лет тому назад русская церковно-истори-ческая наука понесла тяжелую и надолго незаменимую утрату в лице преждевременно — только 46-ти лет от роду — скончавшегося профессора Санкт-Петербургской (ныне Петроградской) Духовной академии В. В. Болотова (+ 5 апреля 1900 г.).
 
От этой потери наша наука не оправилась и до сих пор и оправится нескоро. В. В. Болотов представлял собою такую ученую силу, каких немного встречается и на Западе. У нас же он был прямо феноменом. — Теперь и наша Московская Духовная академия понесла в лице скончавшегося 8 августа текущего 1916 г. профессора Анатолия Алексеевича Спасского утрату, правда, не такую тяжелую, как та, какую понесла Петроградская академия в 1900 г., и не неожиданную, но почти стольже преждевременную и — говоря безотносительно — очень тяжелую. Покойный Анатолий Алексеевич Спасский не был ученым феноменальным, но он был во всяком случай ученым и высоко даровитым, и весьма серьезным. Умер он не 46-ти, а 50-ти лет от роду. Но уже несколько лет тому назад тяжелая, неизлечимая болезнь лишила его возможности приносить любимой им науке всю ту пользу какую он приносил ей раньше.
 
Фактически и его ученая деятельность продолжалась не дольше, чем деятельность В. В. Болотова, а если принять во внимание, что кафедру общей церковной истории в нашей Академии А. А, Спасский занял не сразу по окончании академического курса,как В. В. Болотов, то даже и меньше.[2] Однако и за это сравнительно недолгое время (около 20-ти лет) А. А. Спасский сделал для нашей церковно-исторической науки настолько много, что имя его никогда не исчезнет со страниц истории этой науки в России, и некоторые из его цер-ковно-исторических трудов еще очень нескоро будут (или и никогда не будут) заменены другими, им равноправными.
 
Анатолий Алексеевич Спасский поступил в Московскую Духовную академию (в 1886 г.) из числа воспитанников Вологодской Духовной семинарии, той самой семинарии, из которой вышел и выдающийся современный представитель богословской науки, профессор Петроградской Духовной академии Н. Н. Глубоковский, кандидат и магистр, а потом и доктор богословия нашей же Московской Духовной академии, окончивший в ней курс только на 1 год раньше А. А. Спасского. Н. Н. Глубоковский занимает теперь в Петроградской Духовной академии кафедру Священного Писания Нового Завета (с 1910 г. — 2-ю кафедру). Но и его первоначальные интересы лежали к истории древней Церкви: степень кандидата и магистра и он получил за обширный и выдающийся, по общему признанию, 2-х-томный труд «Блаженный Феодорит, епископ Киррский. Его жизнь и литературная деятельность».
 
Правлению Вологодской семинарии середины 80-х гг. прошлого столетия бесспорно делает честь, что из ее воспитанников вышли один за другим два выдающихся представителя церковно-исторической науки в Московской Духовной академии. Не случайность и то обстоятельство, что оба они закончили свое образование именно в Московской Духовной академии и темы для кандидатских сочинений взяли из области истории древней Церкви. Значит, было что-то, что влекло тогда наиболее даровитых студентов Вологодской семинарии именно в Московскую Духовную академию и к истории древней Церкви. И нетрудно угадать, что именно привлекло их и к этой Академии, и к этой науке.
 
В то время кафедру общей церковной истории в нашей Академии занимал покойный профессор Алексей Петрович Лебедев (+ 14 июля 1908 г.), и Н. Н. Глубоковский и А. А. Спасский были его учениками, под его руководством писали свои кандидатские сочинения, обработанные потом и на степень магистра. Но проф. А. П. Лебедев был первым в России историком древней Церкви — популяризатором, первый сделал эту науку достоянием не одних только избранных лиц, но и более широкого круга образованных читателей. Не будучи вполне оригинальным историком-исследователем, но обладая огромной начитанностью в иностранной церковно-исторической литературе и хорошим знакомством и с самими первоисточниками церковной истории, А. П. Лебедев поставил себе задачей знакомить русских читателей с результатами, добытыми западной наукой, не отказываясь в известных случаях и от самостоятельных поправок и дополнений к ним.
 
Его многочисленные сочинения, составленные в общем научно и в то же время популярно, написанные хорошим литературным языком, производили очень приятное впечатление на интересующихся богословскими науками читателей, в том числе и готовившихся к высшему образованию воспитанников наших семинарий. И нисколько не удивительно, если имя профессора А. П. Лебедева было особенно популярно в тех семинариях, где имелись и в ученических библиотеках коллекции его трудов.
 
Значение А. П. Лебедева для русской церковно-исторической науки, быть может, никем не описано лучше, чем самим же А. А. Спасским в его первой лекции по церковной истории, прочитанной в марте J896 г.[3] «Когда А. П., двадцать пять лет тому назад, — говорит здесь[4] А. А. Спасский, — вступал на учено-литературное поприще, церковно-историческая наука уже существовала; благодаря трудам Горского, она уже достаточно прочно была насаждена внутри нашей Академии, но, закрытая стенами учебного заведения, она еще робко ютилась вэтом своем питомнике и, если решалась показываться на свет Божий, то не иначе, как в виде руководства для благочестивых рассуждений или в виде сборника уроков благочестия. Наше общество и наша печать не знали об этой науке. С тех пор прошло четверть века, — и мы видим совершенно иную картину.
 
Церковная история не только вышла из стен наших учебных заведений, не только сделалась общественным достоянием, но и приобрела свою не широкую, правда, но зато солидную литературу, сумев вызвать похвалы даже у западных ученых, при помощи которых она поднималась на ноги. Пустое место, остававшееся в нашей богословской литературе, при вступлении А. П. на кафедру, наполнилось, и теперь русская церковно-историческая наука может смотреть на себя самостоятельными глазами. В этом росте нашей науки имя Лебедева занимает самое видное и почетное положение. Цветок, взлелеянный Горским в тиши и при искусственных условиях учебного заведения, он вынес наружу, на свежий воздух, и возрастил его в целое растение в назидание всем желающим».
 
К тому времени, когда учились в нашей Академии Н. Н. Глубоковский (1884-1889 гг.) и А. А. Спасский (1886-1890 гг.), А. П. Лебедев имел уже опыт и известность и прекрасного руководителя в церковно-исторических работах, и потому нисколько не удивительно, что оба этих даровитых вологодца решили писать кандидатские сочинения именно под его руководством, по истории древней Церкви. — Большой почитатель иностранной науки, А. П. Лебедев и самые темы для кандидатских сочинений часто давал, следуя указаниям иностранных ученых.
 
Такого происхождения и те темы, на которые писали свои кандидатские сочинения Н. Н. Глубоковский и А. А. Спасский. Обе они указаны знаменитым теперь профессором Адольфом Гарнаком в его только что вышедшем тогда 1-м изданием «Учебнике истории догматов».[5] Но если тема облаж. Феодорите Киррском, которую избрал себе Н. Н. Глубоковский, представляет интерес главным образом из-за личности Феодорита, как самого выдающегося и плодовитого церковного писателя V в., то тема, которая дана была А. П. Лебедевым для кандидатского сочинения А. А. Спасскому, имеет свой специальный, чисто научный интерес. Ему предложена была тема об Аполлинарии Лаодикийском.
 
До сравнительно очень недавнего времени такая тема не представила бы особого интереса и едва ли даже могла бы дать достаточно материала для магистерской диссертации. Аполлинарий Лаодикийский был, правда, очень плодовитым писателем, и об его учености отзывается одобрительно даже евномианин Филосторгий.[6] Но от его многочисленных сочинений не сохранилось под его именем ничего, за исключением только отрывков, приводимых полемистами против аполлинарианства и другими позднейшими авторами. При таком состоянии источников можно было написать об Аполлинарии разве только небольшую брошюру, вроде немецких докторских диссертаций, а не целую книгу в несколько сот страниц. И по-видимому, работа над Аполлинарием не обещала даже и ничего нового; ведь учение Аполлинария излагалось достаточно полно в разных историях догматов и в специальных сочинениях по истории учения о Св. Троице и о Лице Иисуса Христа. А сведений о жизни Аполлинария дошло до нас так немного, что и сам А. А. Спасский мог дать в своей книге только краткий ее очерк.
 

[1]Впервые опубликовано в журнале «Богословский Вестник». 1916 г. Сентябрь. С. 19-111.
[2] В. В. Болотов занял в Санкт-Петербургской Духовной академии кафедру древней церковной истории в конце 1879 г. и занимал ее до самой смерти 5 апреля 1900 г. Только за несколько дней до смерти болезнь заставила его прекратить чтение лекций. Значит, его деятельность как профессора церковной истории продолжалась более 20-ти лет. А. А. Спасский начал чтение лекций по общей церковной истории в марте 1896 г. и оставил кафедру осенью 1915 г., следовательно, числился профессором церковной истории меньше 20-ти лет. Но из этих с небольшим 19-ти лет в последний учебный год он уже не читал лекций, а его самостоятельные работы по церковной истории прекратились и еще раньше (еще в 1913 г.).
[3] Спасский А. А. Первая лекция по кафедре общей церковной истории/ / Богословский Вестник. 1903. Февраль. С. 278-296.
[4] Там же. С. 292-293.
[5] Harnack Ad. Lehrbuch der Dogmengeschichte. II.3 S. 351, , [= II.2 S. 354,2]. Перечислив в этом примечании пособия по истории евтихианского спора, А. Гар-нак говорит: «Несмотря на эти работы, мы еще не обладаем критическим изложением истории Церкви и догматов для решительных лет перед Халкидонским [собором]. Важнейшей предварительной работой для этого была бы монография о Феодорите, по моему мнению, самом правдолюбивом и неполитичном из отцов тогдашнего времени». В 3-м издании (1894 г.) тут прибавлено у Гарнака упоминание о монографии Глубоковского, которая «ксожалению, недоступна» немецкой науке.
[6] Philostorg. Н. Е. VIII, 11; Bidez. S. 112-113.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (5 votes)
Аватар пользователя Loboda Pavel