Старообрядчество: история, культура, современность. Выпуск 17

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Старообрядчество: история, культура, современность. Выпуск 17
Государство сверху спускало указания о пресечении роста численности старообрядцев. Однако эти распоряжения редко выполнялись: уездное начальство, приходские священники и монастырские власти должны были считаться с населением, их окружавшим.
В секретном письме от 19 мая 1856 г. епископ Калужский и Боровский Геннадий к калужскому губернатору пишет о том, что по время Страстной недели и Светлой седмицы боровские старообрядцы составляли многолюдные «сборища» для отправления церковных служб в домах Л.В. Богомолова, С.Г. Воронкова, X. Головтеева, А. Макеева, И.М. Шапошникова (Щербакова).
 
Церковные службы старообрядцев охранялись местными властями: 15 апреля квартальным надзирателем Докуниным, а 16 апреля полицейским унтер-офицером тупицыным [4, Л.1–1об.].
 
Ежегодно Калужскому губернатору подавались сведения, собранные из городских магистратов уездных судов губернии. Целые тома составляли так называемые дела о «преступлениях» старообрядцев против православной веры, которые включали в себя исполнения духовных треб и таинств старообрядческими священниками по старообрядческим канонам (крещение, брак, погребение), переход из официального православия в старообрядчество, за пропаганду старообрядческих взглядов и «совращение» в старообрядчество, содержание моленных и т.д.
 

Старообрядчество: история, культура, современность. Выпуск 17

Сборник подготовлен в рамках деятельности Комиссии по исследованию старообрядчества при Международном комитете славистов
Москва,2018 г. – 91 с.
 

Старообрядчество: история, культура, современность. Выпуск 17 – Содержание

  • Перекрестов Р.И. Взаимоотношения между старообрядцами, революционерами и государством на разных этапах революционного движения XIX–XX вв. на примерах из Стародубья
  • Боченков В.В. «Передайте мамаше, как приятно умирать за Царя и Родину». (Воинские некрологи и заметки о солдатах на страницах старообрядческой периодики в годы Первой Мировой войны)
  • Осипов В.И. Гражданские и церковные «преступления» боровских старообрядцев в XIX–начале ХХ вв. 
  • Михайлов С.С. Из истории старообрядческого храма в селе Люберцы в первой половине ХХ столетия 
  • Островский А.Б. Лестовки русских старообрядцев (обзор собрания Российского этнографического музея)
  • Чувьюров А.А. Памятники деревянной резной пластики с Голгофским крестом в культуре коми старообрядцевбеспоповцев Печорского Приуралья 
  • Афанасьев А.В., Афанасьев Ю.В. Меднолитая пластика Усть-Цильмы 
  • Красилин М.М. Убранство старообрядческих Евангелий 
  • Мейкин М. Особые люди – клюеведы
  • Дроздов М.С. Воспоминания о «нулевой» конференции по старообрядчеству (К истории первой конференции «Старообрядчество: история и культура». Боровск. 6-8 декабря 1990 г.) 
  • НАШИ ЮБИЛЯРЫ

Старообрядчество: история, культура, современность. Выпуск 17 - Перекрестов Р.И. Взаимоотношения между старообрядцами, революционерами и государством на разных этапах революционного движения XIX–XX вв. на примерах из Стародубья

 
На территории современной Брянщины очагами успешной предпринимательской деятельности старообрядцев, духовности и развитой культуры быта были город Новозыбков, посады: Клинцы, Злынка, Воронок, Елеонка и другие, основанные старообрядцами. Торговые связи старообрядцев этих поселений простирались до Москвы, Петербурга, Одессы, Киева, Ростована-Дону, Варшавы, Гданьска, Риги и до Китая.
 
При столь активной предпринимательской деятельности трудно поверить, что старообрядцы в своей стране были лишены многих гражданских прав и религиозных свобод. Унизительное для старообрядцев «беглопоповство» (переманивание священников из господствующей Церкви) удалось изжить после приобретения святителя (в 1846 г.), который рукоположил для старообрядцев три чина иерархии (дьяконский, священнический, епископский). Однако этот поступок старообрядцев был расценен правительством как попытка усиления раскола Церкви, началось полицейское преследование старообрядческих иерархов, аресты и заточение в тюрьмы. Но и после отмены преследования священства Белокриницкого поставления в 1858 г. священство Белокриницкого поставления осталось не признанным правительством и Церковью, по-прежнему старообрядцам не разрешали выдвигаться на выборные должности, занимать ответственные посты, строить храмы, создавать монастыри, открыто совершать обряды, устанавливать крест над моленной, издавать газеты, журналы, книги, устраивать училища для детей.
 
Именно в это время на многомиллионное старообрядческое население страны обратили внимание либеральные деятели русского зарубежья. Либералам из окружения Герцена казалось, что старообрядцы, лишенные гражданских прав и религиозных свобод, с не признанным священством пребывают в активной оппозиции к царскому самодержавному строю и неизбежно должны поддержать планы либералов по переустройству существующего в России миропорядка.
 
М.А. Бакунин, например, писал в газете «Колокол»: «Раскол двинул вперед социальное воспитание народа, дал ему тайную, могущественную политическую организацию старообрядцев, сплотил его в силу. Раскол подымет народ во имя свободы на спасение России». А беспоповское представление о якобы уже наступившем «последнем антихристовом времени» М.А. Бакунин представил читателю как «грозное политическое предупреждение, исходящее из уст старообрядцев в адрес царского правительства».
 
Планы либералов сделать старообрядцев своими союзниками, «пятой колонной» в борьбе против царского самодержавия, оказались иллюзией.  Старообрядцы, зачитывавшиеся изданиями «Колокола», после встречи с В.И. Кельсиевым, уполномоченным вести переговоры от лица лондонских революционеров, поняли самую суть русских либералов. Исчерпывающую характеристику кружку Герцена дал инок Павел Белокриницкий: «Цель лондонских революционеров – через разрушение Церкви достигнуть разрушения государства. Тогда они добрались бы до нас; мы им нужны только для достижения своей цели. И мы порешили – лучше терпеть от никониан всякое гонение, нежели согласиться с безбожниками и тем, через разрушение власти, готовить путь антихристу».
Тогда же, по просьбе старообрядцев, Ксенос (Илларион Кабанов), готовивший митрополиту Кириллу Белокриницкому текст послания старообрядцам, включил в него слова осуждения революционеров, назвав их «злокозненными безбожниками, гнездящимися в Лондоне, возмущающими своими писаниями европейские державы и рассеивающими плевельное учение всенечестивейшего Вольтера – стремившегося до конца истребити веру Христа Бога».
Спустя сорок лет подобными либеральными иллюзиями страдали первые социал-демократы.
 
На II съезде РСДРП в 1903 г. В.Д. Бонч-Бруевич в докладе «Раскол и сектантство в России» предложил социал-демократам сотрудничать с религиозными инакомыслящими. Съезд в резолюциях отметил, что «сектантское движение в России является во многих его проявлениях одним из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей», что членам РСДРП надо «вести работу среди сектантов в целях привлечения их к социал-демократии». С этой целью В.Д. Бонч-Бруевич издавал в 1904 г. В Женеве листок для сектантов «Рассвет». Позднее РДСРП отказалась от этой мысли.
 
На самом деле революционные события начала 1900-х годов с призывами к свержению царя вызвали протест в рядах старообрядцев. Неприятие старообрядцами взглядов социалистов подогревали сами же агитаторы, оскорбляя их своим воинствующим атеизмом.
 
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя warden