Тантлевский - Очерки по философии Спинозы

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Игорь Тантлевский - Очерки по философии Спинозы
Во Второзаконии 33:27 бытие человека аллегорически определяется как пребывание «под мышцами вечности». В свете этого представляется знаменательным, что одной из уникальных особенностей библейской пророческой литературы было то, что пророки Древнего Израиля и Иудеи, являясь «устами» Бога, призывали свою паству взглянуть на мировые и бытовые проблемы не с ситуативной, узкожитейской точки зрения человека, но в ракурсе взгляда Божественного, с позиции представлений об оламе т. е. «вечности».
 
При этом акцент делался на проблемах этических. В конечном счете праведный образ жизни оказывается для еврея важнейшим аспектом служения Богу, так что иудаизм становится первой в мировой истории этической религией, а нравственность оказывается формой богослужения. Если пророки вещали по преимуществу о судьбах мира и всего еврейского народа, то автора библейской религиозно-философской Книги Иова занимает доля индивидуума на примере праведного мужа глубокой древности Иова (возможно, сей муж также имплицитно персонифицирует и весь иудейский народ в вавилонском плену, что не меняет сути основных выводов автора-мыслителя касательно личности праведника, по крайней мере в восприятии читателей последующих поколений).
 
Значение имени главного героя книги — масоретская вокализация: — знаменательно: его, вероятно, следует интерпретировать как «Где дух предка (праотца)?» . Так что уже само название данного произведения выявляет цель его написания и самую суть содержания: что происходит с человеком, праведным или нечестивым, после его земной кончины и есть ли загробное воздаяние? Безвинный страдалец Иов, находясь на краю смерти и сетуя на свою участь, заявляет о несправедливом устройстве мира, где, по его мнению, праведники страдают, а нечестивцы благополучны и господствуют. При этом и за гробом как будто бы нет надежды: ведь, согласно известному Иову распространенному мнению, переход духа человека в Шеол оказывается равносильным практически полному небытию.
 
Согласно Иов. 9:11, человеку не дано «постигнуть» Бога не только за гробом, но и в период земной жизни: Вот Он пройдет рядом со мной, и не увижу (Его); пронесется ( Дух Его. — И. Т.), и не распознаю Его. Но на высшей точке напряжения Иов — ведь Бог «в утеснении отверзает людям слух» (Иов. 36:15Ь), т. е. «чуткость» к интуитивному знанию в экзистенциальных ситуациях, — приходит к главному своему выводу, который он хотел бы не просто записать в свитке, но предлагает высечь резцом железным на скале навеки, дабы он был доступен для всех поколений:
 
Я знаю, Избавитель мой жив, и (в) конце ( т. е. по кончине Иова. — И. Т.) над прахом встанет Он, после того, как моя кожа (здесь: плоть. — И. Т.) уничтожится; и вне плоти своей (т. е. выйдя за пределы своей изгнившей плоти. — И. Т.) я (т. е. дух Иова. — И. Т.) увижу Бога , я сам увижу (Его), мои глаза увидят — (я сам), а не другой (19:25-27а). Итак, разумный дух человека (Иов. 32:8), являясь не просто творением, но по сути частицей Духа Божьего, возвращается по смерти плоти к своему Творцу (ср.: Иов. 33:4, 6,34:14-15; ср. также: Быт. 6:3; Эккл. 12;7).
 
Стоящему на пороге смерти или, скорее, находящемуся уже в лиминальной ситуации Иову Бог дает возможность взглянуть на сотворенный Им мир — от момента его созидания, — причем не с точки зрения человека, а с точки зрения Самого Творца. В этом и заключается, как представляется, суть ответа Бога Иову, в душе которого «наступает катарсис, не поддающийся рассудочному разъяснению» и который характеризует это полученное им Божественное откровение следующим образом: Только слухом слышал я о Тебе; ныне же глаза мои видят Тебя! (Иов. 42:5).
 
После того как Иов приобрел это высшее знание, он был возрожден Богом, по сути обрел новую жизнь. Читатель же уразумел, что именно благочестивое религиозно-этическое поведение ведет к спасению. Еще один библейский мыслитель, Экклесиаст, вероятно бывший современником автора Книги Иова, исходя из того посыла, что все деяния человека будут в итоге рассмотрены на Божественном суде за гробом, подробно исследует в своей книге (подчас впадая в глубокий пессимизм), как должно человеку себя позиционировать, — прежде всего, в нравственных и рациональных аспектах деятельности, дабы его дух возвратился к своему Истоку — Богу (Эккл. 12:7b: «<...> а дух возвратится к Богу, Который его дал»), аллегорически обозначаемому редактором Книги Экклесиаста «Единственным Пастырем» (Эккл. 12:11).
 

Игорь Тантлевский - Очерки по философии Спинозы

Издательство «РХГА» — 200 с.
Санкт-Петербург  —  2018 г.
ISBN 978-5-88812-899-2
 

Игорь Тантлевский - Очерки по философии Спинозы - Содержание

  • Вводное слово автора. С точки зрения Спинозы
Часть I. Deus, sive Nature и Deus, et Natura в философской системе Спинозы
1.Корреляция понятий Deus, sive substantia и Deus, sive omnia Dei attributa в философии Спинозы
  • I.Гебраистические основания Универсума
  • II.Тетраграмматон и концепция единой Божественной субстанции
  • III.Elohim-Бог и Deus, sive omnia Dei attributa
2. Понятие Deus, sive Natura у Спинозы и корреляция «Божественного» и «природного» в концепции создания мира Маймонида. «Скрижали» как аллегория мироздания
3.«Природа» (hat־teba) как «Отпечаток» Elohim –Бога и Божественный «Престол» (hak-kisse) в учении Джикатилы
4.Deus, sive Natura и Deus, et Natura в концепции Спинозы
5.Теолого-натурфилософский монизм Ксенофана Колофонского как один из возможных источников становления монистической концепции Спинозы
  • I. Элементы натурфилософского монизма Ксенофана Колофонского, засвидетельствованные в трудах Аристотеля, Цицерона и Секста Эмпирика
  • II. Сопоставление теолого-натурфилософского монизма Ксенофана Колофонского с монистической концепцией Спинозы
Часть II. Сотериологические элементы в учении Спинозы
1.Божественная «Слава» (kabod) и атрибуты «протяжения» и «мышления» в учении Спинозы
  • I. «Слава» Бога как источник протяженности мира
  • II. «Слава» Бога и атрибут мышления. Сотериологические аспекты «Славы»
2.Возможная рецепция Спинозой учения Аристотеля о мере божественной «доли» разумной души, которая «вечна»
  • I. «Доля» (pars) души человека, которая «вечна», в части V «Этики» Спинозы. Раввинистическое учение о «доле» человека «в Грядущем мире»
  • II. Идея «преэкзистенции» души и ее «посттелесной» самоидентичности в части V «Этики» Спинозы
  • III. Божественная «доля» (meros) души человека, которая «вечна», в учении Аристотеля. «Ум, который становится всем», и «ум, все производящий»
  • IV. «Сотериологические» аспекты учения Аристотеля и некоторые особенности его этической доктрины
  • V. Перипатетическая концепция единства «ума (разума), разумеющего и разумеемого» в интерпретации Спинозы
3.Как обрести «спасение» души
  • I. «Скрижаль души» как аллегория «приобретенного ума». «Пропорции» спасения. Душа человека как «часть бесконечного ума Бога»
  • II. «Свобода» как «спасение» души
  • III. «Слава» как «субстрат»/«носитель» души разумного человека, «обеспечивающий» ее вечное функционирование в мире модусов атрибутов мышления и протяжения
  • Вместо заключения. Молитва «Шема, Йисраэл!» и учение Спинозы об Amor Dei intellectualis
  • Ссылки на первоисточники
  • Ссылки на сочинения Спинозы
  • Цитируемые издания
  • Сочинения Спинозы
  • Источники на древнегреческом, латинском, иврите и арабском
  • Источники в переводах на современные европейские языки и иврит и цитируемые исследовательские работы
  • Оглавление на английском языке

Игорь Тантлевский - Очерки по философии Спинозы – «Слава» Бога как источник протяженности мира

 
Восходящая к библейским пророкам доктрина о Божественном «наполнении» «неба и земли», т, е. Вселенной, коррелирует в еврейской средневековой религиозно-философской мысли с представлением о «Славе» (kabod; изначальное значение термина: «сущность»; «существо»; «присутствие») Бога как «сотворенном свете», обозначающем Его присутствие в мире. Идею о «Славе», полагаемой в качестве «сотворенного света» (евр. or nibra), внес в еврейскую философию Саадия Гаон, считавший, что «Бог, остающийся бесконечным и неведомым также в качестве Творца, создал Славу как ״сотворенный свет, первое из всех творений“». (NB: Согласно Быт. 1:3 и след., «свет» был сотворен Богом еще до создания Им «тверди небесной» и всех ее «светил», включая солнце и луну.)
 
В «Наставлении для растерянных», кн. I, гл. 64, Маймонид, говоря об обозначении «Слава Господа» в Еврейской Библии, отмечает, что оно подразумевает «самость и истинность Его», а иногда имеет в виду сотворенный свет, который Бог простирает в каком-либо месте (или: «которым Бог наполняет какое-либо место». — И. Т.) <...> А в «Наставлении», кн. III, гл. 52, у Маймонида в связи со стихом Ис. 6:ЗЬ («Полна вся земля Славы Его») прямо сказано, что мы всегда находимся в присутствии Его Славы и что <...> великие мужи среди наших мудрецов не обнажали свои головы, потому что полагали, что вокруг них и над ними — Слава Бога; по той же причине они мало говорили.
 
Моше де Леон (1250-1305) в Сефер ха-риммон («Книга граната») излагает, например, такое представление: Все связано со всем остальным вплоть до самого нижнего кольца цепи, и истинная сущность Бога вверху и внизу, на небесах и на земле, и ничего нет, кроме Него. И это имеют в виду мудрецы, утверждая, что, когда Бог даровал Тору Израилю, Он открыл ему семь небес, и увидел Израиль, что ничего там нет, кроме Его Славы; Он разверз семь бездн перед его очами, и увидел Израиль, что ничего там нет, кроме Его Славы. Помысли об этих вещах, и ты поймешь, что сущность Бога связана и соединена со всеми мирами и что все виды бытия связаны и соединены друг с другом, но что они происходят из Его существования и сущности.
 
Хасдай Крескас в сочинении Оp Адонай («Свет Господень»; опубликовано в 1555 г.) «развивает концепцию места как бесконечного пространства, вмещающего тела, и понимает формулу ״Бог — место мира״ как указание на присутствие Бога в мире, являющееся источником экстенсивности, протяженности последнего; таким образом, выражения ״Бог— место мира“ и ״Полна вся земля Славы Его“ (ср. также, например: Иез. 3:12b: ״Благословенна Слава Господа от места своего (или: ״Его“; mim-meqоmо. — И.Т.)!״; Числ. 14:21; Пс. 72[71]:19; 108[107]:6. – И.Т.) оказываются близкими по смыслу. На эту концепцию опирался Спиноза, приписывая Богу атрибут протяженности».
 
Во всяком случае, когда Спиноза пишет о Боге, что «Он вездесущ, наполняет все и пр., что относится к протяжению», пребывает «везде в соответствии со Своей сущностью», а с другой стороны, говорит, что не только человек, но «все» «вещи», причину которых составляет Бог, «хотя и в различных степенях, однако же одушевлены», но можно говорить о «превосходстве одной души по сравнению с другими», то, скорее всего, он подразумевает — в свете Ис. 6:З6, Иез. 3:12Ь и Иер. 23:24: «Может ли человек скрыться в каком-либо тайном месте, где Я не увидел бы его?» — говорит Господь. — «Не наполняю (male) ли Я небо и землю?» — речение Господа и упомянутой выше еврейской теолого-философской традиции — именно «Славу» Бога, «наполняющую небо и землю», т. е. мироздание.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Nicaeec