Тисельтон - Герменевтика

Тисельтон - Герменевтика
Этот превосходный междисциплинарный учебник содержит в себе поистине энциклопедические сведения по герменевтике, отражая сорокалетний опыт исследований и преподавания дисциплины ведущим специалистом в этой области - Энтони Тисельтоном.
 
После исторического обзора различных герменевтических методов автор переходит к анализу современных научных подходов XX века, включая герменевтику богословия освобождения и феминизма, теорию читательского  отклика и герменевтику постмодернизма. Нет таких подходов в герменевтике или значимых авторов в этой области, которые не были бы рассмотрены в настоящем труде.

Учебник рекомендован студентам, преподавателям, священнослужителям и полезен всем, кто хочет познакомиться с  древними и современными герменевтическими подходами.

 
 

Энтони Тисельтон  - Герменевтика

Пер. с англ. - Черкассы: Коллоквиум, 2011. - 430 стр.
ISBN 978-966-8957-28-4
 

Энтони Тисельтон  - Герменевтика - Содержание

Глава 1. Предмет и задачи дисциплины
  • 1. Определение 
  • 2. Зачем изучать герменевтику?
  • 3. Различия между философской герменевтикой и традиционной философской мыслью, их связь с объяснением и пониманием
  • 4. Предварительное понимание и герменевтический круг 
  • 5. Дополнительная литература
Глава 2. Герменевтика в контексте философии, библеистики, литературной теории и социального «я»
  • 1. Дополнительные отличия от традиционной философской мысли. Общество и традиция. Мудрость и знание
  • 2. Подходы, принятые в библеистике. Текст в пространстве и времени
  • 3. Влияние литературной теории на герменевтику и библейскую интерпретацию. Новая критика
  • 4. Влияние литературной теории. Теории читательского отклика
  • 5. Широкое понимание герменевтики. Личная заинтересованность, общественные науки, критическая теория, исторический разум и богословие
  • 6. Дополнительная литература
Глава 3. Пример использования герменевтических методов. Притчи Иисуса
  • 1. Определение притчи и ее соотношение с аллегорией
  • 2. Сюжеты притч и их экзистенциальная трактовка
  • 3. Строго исторический подход. Юлихер, Додд, Иеремиас
  • 4. Границы исторического подхода. Взгляд в прошлое
  • 5. Риторический подход и литературная критика
  • 6. Другие подходы. Новая герменевтика, повествовательные миры, постмодерн, читательский отклик и аллегория
  • 7. Дополнительная литература
Глава 4. Герменевтическое наследие древности. Иудаизм и древнегреческая философия
  • 1. Герменевтика раввинистинеского иудаизма
  • 2. Литература эллинистического иудаизма
  • 3. Иудейская апокалиптическая литература времен Христа
  • 4. Греческие корни библейской интерпретации. Стоики
  • 5. Дополнительная литература
Глава 5. Новый Завет и второй век нашей эры
  • 1. Ветхий Завет как фон для предварительного понимания. Апостол Павел и Евангелия
  • 2. Послание к Евреям, Первое послание Петра и Откровение. Ветхий Завет в качестве контекста для предварительного понимания
  • 3. Что преобладает в Новом Завете - аллегорическая интерпретация или типология?
  • 4. Трудные отрывки посланий апостола Павла. Септуагинта и еврейский оригинал
  • 5. Ветхозаветные цитаты в Евангелиях, Первом послании Петра и Послании к Евреям
  • 6. Библейская интерпретация и герменевтика во втором веке нашей эры
  • 7. Дополнительная литература
Глава 6. III-XIII века
  • 1. Западные латинисты: Ипполит, Тертуллиан, Амвросий, Иероним
  • 2. Александрийская традиция: Ориген, Афанасий, Дидим и Кирилл
  • 3. Антиохийская школа: Диодор, Феодор, Иоанн Златоуст и Феодорет
  • 4. Мост в Средневековье. Августин и Григорий Великий
  • 5. Средние века. Девять богословов от Беды до Николая Лирского
  • 6. Дополнительная литература
Глава 7. Реформация. Просвещение. Зарождение библейской критики
  • 1. Реформация. Уиклиф, Лютер и Меланхтон
  • 2. Продолжение Реформации. Уильям Тиндейл и Жан Кальвин
  • 3. Протестантская ортодоксия, пиетизм и Просвещение
  • 4. Зарождение библейской критики в XVIII веке
  • 5. Десять ведущих библейских критиков XIX века
  • 6. Дополнительная литература
Глава 8. Шлейермахер и Дильтей
  • 1. Предшественники Шлейермахера, его научная деятельность и  главные произведения
  • 2. Новая концепция герменевтики Шлейермахера
  • 3. Психологическая и грамматическая интерпретация.  Сравнительный и дивинаторный принципы. Герменевтический круг
  • 4. Другие темы в работах Шлейермахера и критический анализ его научной деятельности
  • 5. Герменевтика Вильгельма Дильтея
  • 6. Дополнительная литература
Глава 9. Рудольф Бультман и демифологизация Нового Завета
  • 1. Предшественники Бультмана и его ранние идеи
  • 2. Миф в представлении Бультмана
  • 3. Примеры экзистенциальной интерпретации и демифологизации
  • 4. Критика программы Бультмана в целом
  • 5. Последующие дебаты. Критики правого и левого крыла
  • 6. Дополнительная литература
Глава 10. Научные подходы середины XX века. Барт, новая герменевтика, структурализм, постструктурализм, семантика Барта
  • 1. Герменевтика Карла Барта
  • 2. «Новая герменевтика» Фукса и Эбелинга
  • 3. Структурализм и его практическое применение в библеистике
  • 4. Постструктурализм и семантика в контексте библеистики
  • 5. Дополнительная литература
Глава 11. Герменевтика Ганса Георга Гадамера. Второй поворотный момент 
  • 1. Происхождение, предшественники и ранние годы жизни Гадамера
  • 2. «Истина и метод». Часть I. Критика «метода» и «мир» искусства и игры
  • 3. «Истина и метод». Часть II. Истина и понимание в гуманитарных науках
  • 4. «Истина и метод». Часть III. Онтологическая герменевтика и язык, критический анализ
  • 5. Дальнейший критический анализ трех частей «Истины и метода»
  • 6. Дополнительная литература
Глава 12. Герменевтика Поля Рикера
  • 1. Ранние годы жизни Рикера и его предшественники. Роль Рикера в развитии герменевтики
  • 2. Дальнейшая научная деятельность. Интерпретация Фрейда, «Конфликт интерпретаций», метафора
  • 3. Поздний период. «Время и рассказ»
  • 4. «Я-сам как другой». Сущность человеческого «я», «инаковостъ» и повествование
  • 5. «Я-сам как другой». Этические заключения. Другие поздние работы
  • 6. Пять аспектов критического анализа. Текст, замысел автора и творчество
  • 7. Дополнительная литература
Глава 13. Герменевтика освобождения и постколониаяьная герменевтика
  • 1. Определение, происхождение, развитие и библейские темы
  • 2. Густаво Гутиеррес и рождение богословия освобождения
  • 3. Второй этап. «Общинные ячейки» и Хозе Порфирио Миранда в 1970-х годах
  • 4. Продолжение второго этапа. Хуан Луис Сегундо, Северино Кроатто, Леонардо Бофф и другие
  • 5. Третий этап. Постколониальная герменевтика с 1980-х по настоящее время
  • 6. Дальнейший критический анализ и оценка
  • 7. Дополнительная литература
Глава 14. Герменевтика феминизма и вуманизма
  • 1. Общественная значимость и служение женщин с древнейших времен
  • 2. Первая и вторая волны феминизма. Феминистская герменевтика
  • 3. Элизабет Шюсслер Фъоренца. Основные идеи работы «В память о ней»
  • 4. Элизабет Шюсслер Фьоренца. Критическая оценка работы «В память о ней»
  • 5. Раскол второй волны феминизма
  • 6. Герменевтика вуманизма
  • 7. Анализ феминистической герменевтики
  • 8. Дополнительная литература
Глава 15. Теория читательского отклика и восприятия
  • 1. Теория читательского отклика. Источники и многообразие
  • 2. Оценка и практическое применение теории читательского отклика в библеистике
  • 3. Об аллегорической интерпретации как составной части теории читательского отклика
  • 4. Современное обращение к теории восприятия. Ганс Роберт Яусс
  • 5. Теория восприятия и конкретные фрагменты Писания
  • 6. Дополнительная литература
Глава 16. Постмодернизм и герменевтика
  • 1. Совместимы ли постмодернизм и христианство?
  • 2. Европейский постмодернизм. Жак Деррида и поздний Роланд Барт 
  • 3. Европейский постмодернизм. Жан Франсуа Пиотар и Жан Бодрийяр
  • 4. Европейский постмодернизм. Мишель Фуко. Знание и власть
  • 5. Американский постмодернизм. Ричард Рорти и поздний Стэнли Фиш
  • 6. Дополнительная литература
Глава 17. Заключительные комментарии
  • 1. Действие Бога и авторитетность Писания
  • 2. Развитие лингвистики и прагматики. Теория вежливости
  • 3. Бревард Чайлдс и канонический подход 
  • 4. Глубинный смысл, типология и аллегорическая интерпретация
  • 5. Католическая библеистика. Два великих поворотных момента

Энтони Тисельтон  - Герменевтика - Американский постмодернизм - Ричард Рорти и поздний Стэнли Фиш

 
Ричард Рорти (1931–2007) родился в Нью-Йорке, был женат на дочери проповедника богословия «социального евангелия» Вальтера Раушенбуша и изучал философию в Чикагском и Йельском университетах. В 1961 г. в возрасте всего тридцати лет он стал профессором философии в Принстоне, а в 1982 г. – профессором Виргинского университета. В Америке он завоевал популярность не только грубоватым стилем, в котором написаны его произведения, но и своей поддержкой американской прагматической традиции. Его первая книга, «Лингвистический поворот» (1967), представляет собой авторитетное исследование в области лингвистической философии. Но уже в работе «Философия и зеркало природы» (1979) он переходит к неопрагматизму и постмодернизму, заявив о необходимости замены традиционных теорий познания в философии. [1045]
 
Я уже писал в нескольких книгах о своих сомнениях и настороженном отношении к этому сочетанию оптимистичного прагматизма и постмодернизма. Они пересекаются с идеями европейского постмодернизма, но если французские мыслители создают пессимистичный настрой подозрения и критики, то Рорти пишет с радостным воодушевлением, развивая свое собственное неопрагматическое течение в постмодернизме. В то время как французы выражали солидарность с угнетенными и отверженными, Рорти вернулся к теме социальной справедливости в своей последней работе «Философия и надежда на социальную справедливость» (2000). Она написана уже после того, как Рорти успел многое разрушить (хотя его вера в либеральный прогрессивизм дает о себе знать в книге «Случайность, ирония и солидарность»). [1046] Мне не хотелось бы повторять сказанное ранее. [1047] Достаточно сказать, что многие ученые проводят четкую границу между европейским и американским постмодерном, причем большинство полагают, что левые политические взгляды и подозрительность французских мыслителей-постмодернистов более враждебны по отношению к христианству, чем довольно оптимистичный американский постмодернизм Ричарда Рорти и Стэнли Фиша. Я придерживаюсь противоположного мнения. Европейские постмодернисты, по крайней мере, выступают со справедливой критикой лживой религии. Но прагматичные американцы уверяют нас, что все в порядке, независимо от наших убеждений и поступков, если только они не противоречат интересам местного сообщества; успех риторических умельцев вместо истины, которая вполне может оказаться неудобной. Именно это беспокоило Павла в отношении некоторых членов коринфской церкви. Такая позиция не оставляет места для самокритики .
 
В книге «Философия и зеркало природы» Рорти излагает историю философии преимущественно в повествовательном стиле. Зеркало используется в качестве метафоры репрезентативной теории смысла и теории соответствия истины, которые Рорти подвергает резкой критике. Он опирается на идеи У. В. О. Квайна, Уилфрида Селларса и Дональда Дэвидсона, отводя особое место раннему описанию парадигм Томаса Куна. [1048] Многие с готовностью отождествляют науку с изжившим себя материалистическим позитивизмом. Рорти даже высказывает предположение, что при отказе от традиционных теорий познания (эпистемологии) герменевтика предлагает решение проблемы, заполняющее возникший пробел. Рациональным считается только то, о чем позволяет нам говорить местное сообщество. [1049] Как и следовало ожидать, Рорти дает излишне плюралистичную трактовку позднего Витгенштейна, о чем уже говорили Джейн Хил и ваш покорный слуга. Ни друг Витгенштейна Норман Малькольм, ни Джордж Питчер, ни многие другие ученые не склонны толковать его идеи столь радикально.
 
Следующей значительной работой Рорти была «Случайность, ирония и солидарность» (1989). [1050] В первой ее части говорится о случайностях в языке. Так же как Фридрих Ницше, Дональд Дэвидсон и Людвиг Витгенштейн, Рорти понимает, что язык не исключает возможности использования маскировки. Поэтому процесс образования понятий происходит не сам по себе, а лишь в соответствии с нашими намерениями. Эту идею нельзя считать чисто постмодернистской. Но затем Рорти заявляет о случайном характере личности, вновь ссылаясь на Ницше, Витгенштейна и Хайдеггера (вопрос о том, насколько оправдано его обращение к Витгенштейну, остается открытым). Из этого следует случайный характер всего сообщества. Здесь он уходит в область политики и отрицает (или пытается отрицать) обвинение в нравственном релятивизме. Он рассуждает об этике жестокости и выражает веру в прогресс на пути к более либеральному обществу. Поневоле напрашивается сравнение с отношением Фуко к бюрократии, пыткам, режимам тюрем, больниц и вооруженных сил и отношением Лиотара к мифу либерального прогрессивизма и дарвинизма.
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.5 (24 votes)
Аватар пользователя sovich