Уивер - Божественная благодать и человеческое действие

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Р. X. Уивер - Божественная благодать и человеческое действие: исследование полупелагианских споров
Около 426 г. в монастыре Адрумет (Hadrumetum; ныне Сус (Sousse) в Тунисе) в Северной Африке среди нескольких монахов возникло на первый взгляд безобидное разногласие. Поводом для этого разногласия стало антипелагианское учение о благодати североафриканского епископа Августина. Августин настаивал на том, что спасение человека является даром совершенно незаслуженной благодати, и это, казалось, ставило под вопрос значимость человеческих усилий. Учение Августина было направлено на защиту действия благодати, однако некоторые из монахов Адрумета восприняли его как подрывающее связь между делами человека, совершаемыми в течение жизни, и Божественной наградой или наказанием, получаемыми в вечности.
 
Хотя предметом разногласий среди монахов Адрумета была природа действия благодати, косвенно это затрагивало также вопрос о связи между действиями человека в этой жизни и их результатом в вечности. Вскоре стала очевидной сложность вопроса об этой связи: в той мере, в какой воздействие Божественной благодати, помимо заслуг, определяет конечную участь человека, характер действий человека не оказывает влияния на определение этой участи. Более того, поскольку благодать оформляет человеческие действия, именно Божественное воздействие на человеческую деятельность, а не собственно человеческая деятельность определяет конечную участь человека.
 
Эта проблема имела ключевое значение для монахов. Монашеский идеал заключался в том, что человек благодаря собственным усилиям, хотя и не без участия благодати, строит свою жизнь в соответствии с монашеской дисциплиной, чтобы таким образом в конечном счете достичь единения с Богом. А поэтому постановка вопроса о соотношении человеческих действий и их результатов,  о связи между образом жизни человека и его вечной участью стала вызовом для монашеского делания как такового.
 

Р. X. Уивер - Божественная благодать и человеческое действие: исследование полупелагианских споров

(пер. с англ.: Weaver R. Н. Divine Grace and Human Agency. A Study of the Semi-Pelagian Controversy. Macon, Georgia,1998)
[Пер. А. В. Кырлежев, ред. A. P. Фокин]
M.: Центр библейск.-патрол. исслед.: Издательство «Империум Пресс», 2006. 336 с.
ISBN 5-98179-036-9
 

Р. X. Уивер - Божественная благодать и человеческое действие: исследование полупелагианских споров - Содержание

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
ГЛАВА I. Северная Африка: дружеское разногласие
  • Введение
  • Epistula ad Sixtum
  • De gratia et liber о arbitno
  • De correptione et gratia
ГЛАВА II. Южная Галлия: возникновение спора
  • Введение
  • Epistula ad Rufinum
  • Два обращения к Августину
  • De praedestinatione sanctorum
  • De dono perseverantiae
  • Заключение
ГЛАВА III. «Полупелагианство»: монашеская традиция преподобного Иоанна Кассиана
  • Введение
  • Возникновение галльского монашества
  • Аскетическое богословие Оригена и Евагрия
  • De coenobiorum institutis
  • Collationes
  • Августин и Кассиан
  • 13-е Собеседование: De protectione Dei
  • Заключение
ГЛАВА IV. Проспер Аквитанский: южногалльский августинизм
  • Введение
  • Pro Augustino responsiones ad excerpta Genuensium
  • Contra Collatorem
  • Pro Augustino responsiones ad capitula objectionum Gallorum calumniantium. Pro Augustino responsiones ad capitula objectionum Vincentianarum
  • Auctontates
  • De vocatione omnium gentium
  • Заключение
ГЛАВА V. Распространение спора
  • Введение
  • Продолжение спора
  • Фавст Регийский: De gratia
  • Ответ Фавсту
  • Фульгенций Руспийский: De ventate praedestinationis et gratiae Dei
  • Заключение
ГЛАВА VI. Кесарий Арелатский: кульминация споров
  • Введение
  • Изменившийся мир и изменившаяся Церковь
  • Проповеди Кесария
  • Собор в Оранже
  • Заключение
ГЛАВА VII
  • Заключение
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
БИБЛИОГРАФИЯ
 

Р. X. Уивер - Божественная благодать и человеческое действие: исследование полупелагианских споров - Предисловие к русскому изданию

 
Вопрос о соотношении Божественной благодати и человеческого действия вызывал споры на протяжении всей истории Западной Церкви. Споры вокруг Пелагия в начале V века, «полупелагиане» в V и в начале VI века, Готтшалк в IX веке, иезуит Молина и доминиканец Банез (Banez) в споре De Auxiliis в XVI и в начале XVII века, янсенисты в XVII-XVIII веках —это только наиболее известные примеры того спора, к удовлетворительному разрешению которого Церковь так и не пришла.
 
Целью настоящего исследования является изучение одного из наиболее заметных всплесков этой полемики —так называемого полупелагианского спора, который начался в 426 г. в Адрумете в Северной Африке и официально завершился в 529 г. на II Оранжском соборе в Южной Галлии. Этот спор имеет особое значение по нескольким причинам. Во-первых, Августин, формулируя в ходе спора свою собственную позицию, выработал язык, определивший полемику по этому вопросу на Западе. Во-вторых, взгляды «полупелагиан», благодаря их сбалансированности и умеренности, представляли собой привлекательную альтернативу крайностям учения Августина о благодати. Его оппоненты в этом споре, как и сам Августин, признавали необходимость благодати, но считали, что равным образом важно утверждать значимость человеческого действия.
 
Они настаивали на том, что человеческие личности действительно участвуют в определении своей жизни и вечной участи; поэтому они возражали против учения о самовластной предопределяющей благодати, которое существенно принижает или вообще отрицает человеческое действие. Многое из их аргументации было официально отвергнуто Церковью на Оранжском соборе 529 г., однако в последующие столетия различные варианты их учения являлись действительным богословием Церкви. В-третьих, Каноны, принятые на Оранжском соборе, служили наилучшим выражением позиции Церкви по вопросу благодати и человеческого действия. Хотя эти Каноны были приняты всего лишь поместным собором и  никогда не рассматривались как вполне удовлетворительные, Церковь на Западе не смогла предложить другую формулировку, которая бы их заменила.
 
Поэтому в целом полупелагианский спор проливает свет на длительные усилия Церкви, целью которых было определить соотношение благодати и человеческого действия. Изучение этого спора позволяет хотя бы в некоторой степени выявить те трудности, с которыми сталкивалась Церковь, преследуя указанную цель. Я стремилась проследить динамику спора с трех точек зрения. Прежде всего, я старалась прояснить различие между «полупелагианской» и августинианской позициями, исходя из того, что первую определяла необходимость сохранить связь между человеческими действиями и участью человека, тогда как вторую — необходимость сохранить представление о самовластии благодати. Наложение этих позиций вызывало смущение и недоразумения, но в действительности каждая сторона исходила из собственных предпосылок, порождавших различные свойственные им проблемы.
 
Я также старалась показать, что социальные условия, в которых действовали участники спора, особенно монашеская и общинная среда, оказывали влияние на то, какие вопросы ставились и как они решались. И, наконец, я стремилась определить различие между традициями, к которым апеллировала каждая сторона для подтверждения своих доводов. «Полупелагианский» подход восходил к Восточной оригенистской традиции Отцов-пустынников. Августинианская традиция была новой, Западной, почти полностью самосконструированной. Источники авторитетности и акценты весьма сильно различались.
 
В последние десять лет полупелагианский спор снова привлек к себе внимание богословов и патрологов. Насколько я могу судить, он до сих пор еще не исследовался как конфликт между двумя различными проблемными полями, социальными условиями и богословскими традициями. Такой подход должен дать новый ключ к пониманию обстоятельств возникновения данного спора, ходу и характеру его эволюции и его окончательному разрешению.
 
Я очень рада, что моя книга, впервые вышедшая в свет в США в 1996 г., теперь публикуется в России. Я надеюсь, что российские читатели, особенно те, кто принадлежит к Русской Православной Церкви, являющейся хранительницей вселенского православного Предания, смогут по достоинству оценить мой скромный труд, в котором я пыталась обосновать близость «полупелагианской» позиции к православному учению о синергии Божественной благодати и человеческого действия в деле спасения. Я также благодарна всем, кто способствовал появлению русского перевода моей книги, особенно сотрудникам Синодальной Богословской Комиссии и Центра библейско-патрологических исследований Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви, трудящимся на ниве духовного просвещения современного российского общества.
 
Р. X. Уивер
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя Андрон