Василенко - Религиозная философия

Леонид Василенко - Введение в русскую религиозную философию
Основное содержание русской философской мысли XIX — XX вв.
 
Основное внимание уделено вопросам философии культуры, философской антропологии, философии истории, философии религии, нравственно-этической проблематике, дискуссиям о религиозной миссии России и роли Православия в социальном и культурном развитии нашей страны и — в меньшей мере — вопросам метафизики и теории познания.
 

Леонид Василенко - Введение в русскую религиозную философию - Курс лекций

 
Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт 2004
 

Леонид Василенко - Введение в русскую религиозную философию - Содержание

 
Западники и славянофилы: спор о России
Петр Чаадаев
Ранние славянофилы
Иван Киреевский
Алексей Хомяков
 
Младшие славянофилы, почвенники и борьба с Западом
И.С. Аксаков, Ф.И. Тютчев, панславизм
Юрий Самарин
Николай Данилевский
Константин Аксаков
 
Константин Леонтьев
 
Владимир Соловьев
Богочеловечество и византизм
Всеединство
София
Восток и Запад
Историческая миссия России
«Оправдание добра»
«Три разговора»
Некоторые итоги
 
Сергей Трубецкой
Евгений Трубецкой
 
Николай Бердяев
Два понимания христианства
Бог и свобода
Бог и личность
Пафос и трагедия творчества
Смысл истории
 
О. Сергий Булгаков
Синтетичность мышления
Два града.
Философия хозяйства
Софиология
Трагедия философии
Религиозный опыт
Церковь и культура
 
О. Павел Флоренский
Столп и утверждение Истины
SIN и символизм
Философия культа
 
Семен Франк
Духовная ситуация времени
Богочеловечество и творчество
Непостижимое
Совершенствование мира
Духовные основы общества
 
Иван Ильин
Религия и философия
Вера и культура
Религиозный опыт
Сопротивление злу
Монархия и правопорядок
 
Георгий Федотов
Творческие выборы
Лицо России
Церковь и культура
Национальное дело
 
Приложение 1. Из полемики вокруг наследия Киреевского и Хомякова
Приложение 2. «Хоровая община» и дионисийский соблазн
Приложение 3. Из полемики вокруг наследия К.Н. Леонтьева
Приложение 4. О причащении Вл. Соловьева священником-униатом
Приложение 5. Судьба России согласно Н.А. Бердяеву
Приложение 6. Платонизм и оккультизм П.А. Флоренского
Приложение 7. Трагедия древнерусской святости cогласно Г.П. Федотову
 

Леонид Василенко - Введение в русскую религиозную философию - Два понимания христианства


Христианство, считал Николай Бердяев, впало в кризис, более глубокий чем кризис мира нехристианского. Это кризис богооставленности. Причины и признаки его таковы: неверное представление о Боге как о бесчеловечном и грозном Властителе без признаков Отчей любви; судебное представление об искуплении, ведущее к представлению о христианстве как о чем-то жестоком; рабское отношение к Богу как Господу; неправильно построенные отношения между Церковью и государством; ложное понимание Промысла Божия как управления мировыми событиями по аналогии с тем, как земные властители управляют народами; утрата профетической правды о том, что Бог ищет в человеке не послушного раба, а любящее и верное сердце. Религиозная жизнь многих христиан в истории была искажена также неизбывным страхом перед социальными и политическими силами мира сего, перед демонически-космическими силами.

«Страх низшего перемешался со страхом высшего… На Бога были перенесены эмоции, вызванные низшими космическими и социальными силами» (8, с.288). Дух постоянно угашался в истории христианства, — скорбно повторял Николай Бердяев во все годы своей жизни. Ложному пониманию Бога соответствует ложное понимание человека как существа боязливого, несвободного и нетворческого, пассивно страдающего и рабски согбенного, не способного любить Бога и ближнего, служить ему в святости и правде. «Для богословов и иерархов Церкви обычно бывала более подозрительна высшая духовная жизнь, чем грехи жизни душевной и телесной. Тут есть какая-то очень тревожная проблема. Церковь прощала грехи плоти, была бесконечно снисходительна к слабостям душевного человека, но была беспощадна к соблазнам духа, к притязаниям духа к взлетам духа», — писал он в «Философии свободного духа» (7, с.38).

Всему этому Николай Бердяев противопоставлял свое понимание ситуации. «Христианскому миру посланы страшные потрясения, чудовищные революции, неслыханные обнаружения зла, чтобы этот грешный мир, изменивший своей святыне, приблизился к осуществлению истинно свободной духовной жизни» (7, с.47). Ложные и искаженные формы духовности не выдерживают таких испытаний и должны уйти. «Бог не есть реальность, подобная реальностям природного и социального мира. Бог есть Дух, Бог есть Свобода и Любовь. Он окончательно раскрывается в творческом акте Духа» (8, с.259). Достойно служить Богу и любить Его способна, утверждал Н.Б., лишь духовно свободная творчески активная личность, для которой подлинная религиозная вера — это внутреннее горение сердца в течение всей жизни.

Подлинная вера — это результат победы над грехом, результат второго рождения в духе и истине: «Христианство есть религия духа, религия второго рождения», — пишет Николай Бердяев, опираясь на слова Христовы, обращенные к Никодиму (Ин.3.3). Такое христианство он называл «эзотерическим, мистическим, сокровенным, духовным». В глубине его — Христос, воплотившийся Сын Божий, принявший крест на Голгофе, чтобы, умерев, воскреснуть в славе. Оно, в отличие от теплохладного «душевного» благочестия, не боится открыто вступить в борьбу за истину Христову против всех враждебных Христу сил.

 
И оно же, в отличие от протестантского сознания, видит потаенную глубину церковного культа, понимает его символику как отображение высшей духовной жизни. Его выразителями он считал великих христианских мистиков разных времен и народов, но не школьных богословов. Творческая личность призвана, возлюбив Бога всем сердцем, продолжить их борьбу за Бога и истину, за свободу и любовь, за высшее познание, чтобы творить новую жизнь среди косности и тоски мира сего. Она ищет и обретает благодать Св. Духа на высших подъемах своей духовной жизни и излучает ее вовне.

От этого, писал Николай Бердяев, зависит судьба христианства в мире: «Или будет новая эпоха в христианстве, будет христианское возрождение, или христианство обречено на смерть, чего допустить мы не можем ни на одно мгновение, ибо врата адовы не одолеют христианства. К тому состоянию, в котором христианство находилось до постигшей мир катастрофы, нет возврата. Образ человека пошатнулся в вихрях, закруживших мир. И человеку должно быть возвращено его достоинство» (7, с.47). Борьба за дело Божие на земле — это одновременно и борьба за человека, за его освобождение, за творческое становление его личности. «Я верю, — писал он, — в возможность изменения сознания» (11, с.179).

Приведем теперь его примечательные слова о Православии: «Православие и есть христианство, в котором наиболее раскрывается Дух Св. …Ожидание нового излияния Духа Св. в мире легче всего возникает на православной почве. Это замечательная особенность Православия: оно, с одной стороны, консервативно и традиционно более, чем Католичество и Протестантизм, но, с другой стороны, в глубине Православия есть всегда великое ожидание религиозной новизны в мире, излияния Духа Св., явление Нового Иерусалима.

 
Почти целое тысячелетие Православие не развивалось в истории; ему чужд был эволюционизм, но в нем таилась возможность религиозного творчества, которая как бы приберегалась для новой, еще не наступившей исторической эпохи. Это выявилось в русских религиозных течениях XIX и XX века» (23). Так писал он, имея в виду, что для него лично путь к вселенскому духовно живому христианству лежит через раскрытие лучшего, что есть в Православии как Церкви Предания, как Церкви, где есть подлинная свобода духа, корни которой — в древнем христианстве. Быть православным человеком поэтому, по его оценке, труднее, чем быть католиком или протестантом.

Все сказанное здесь вкратце выражает жизненное кредо Н.Б‑ва, его личный символ веры. Он сам по себе нефилософский, но он необходим для того, чтобы понять основные темы его философской работы, к которым мы далее и перейдем.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (4 votes)
Аватар пользователя Андрон