Визуальная теология - 2019 - № 1

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомитьсявступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Визуальная теология - 2019 - № 1
Журнал «Визуальная теология» основан как научное периодическое издание, предназначенное для обсуждения теоретических проблем, связанных с визуальными аспектами репрезентации и трансляции теологического знания и с визуально-семиотическими параметрами религиозных практик – как в прошлом, так и в настоящем.
 
Визуальная фиксация и трансляция теологических утверждений и норм входит в число неотъемлемых признаков религиозной культуры. Физически явленные или подразумеваемые визуальные формы выражения богословского знания или морально-теологического предписания составляют огромную и разнообразную область религиозной теории и практики. Визуальное, наряду с вербальным, несёт значительную смысловую нагрузку как в области систематизации доктрины, так и в сферах богослужебных действий, организации сакрального топоса и повседневного обитаемого пространства, демонстрации иерархического статуса и конфессиональной идентичности. Указанное тематическое поле имеет особую значимость для исследования христианства: различные формы визуализации веры неотделимы от сложного комплекса христианской сакральной практики, а история христианского богословия содержит богатый опыт теоретического осмысления этих форм. В эпоху «визуального поворота» христианские практики закрепления и передачи религиозного опыта привлекают особое внимание и требуют специального изучения. Наконец, полнота теологического знания недостижима без научного осмысления его «зрительных» предпосылок и его «оптической» презентации.
 

Визуальная теология - 2019 - № 1

Научный журнал
ISSN 2713-1610
 

Визуальная теология - 2019 - № 1 - Содержание

Предисловие редактора
СТАТЬИ
  • С. С. Аванесов. О визуальной теологии
  • Р. В. Светлов. Криптоэпифания у Платона
  • Н. И. Сазонова. Христианский храм в городском пространстве и коллизия двух концепций города
  • K. S. Sharov. L’université hiérotopique comme une part de l’architecture sacrée dans l’historiographie d’Isaac Newton
  • R. Schmitt, A. А. Petrova. Implikationen der kirchenräumlichen Interaktionsarchitektur: Das Beispiel Alpha-Gottesdienst
  • Л. В. Никифорова. Голландская жанровая живопись XVII века как визуальная проповедь
АРХИВ
  • А. И. Комеч Взгляды христианства II–IV столетий на эстетическую выразительность архитектурной формы. Символика архитектурных форм в раннем христианстве Подг. к печати: С. С. Аванесов, Е. И. Спешилова
Авторы
 

Визуальная теология - 2019 - № 1 - С. С. Аванесов. О визуальной теологии

Иди и смотри
Откр 6:1
И сойдёшь с ума от того,
что будут видеть глаза твои
Втор 28:34
 
Религиозное знание и религиозный опыт выражают себя двумя способами – вербальным и невербальным; к ним можно свести всё многообразие религиозных высказываний. Богословская «словесность» реализуется в многочисленных жанрах и речевых дискурсах: исповеди, трактате, апологии, диатрибе, проповеди, письме, диалоге, житии, поэме, гимне. То же самое богословское содержание облекается в «бессловесные», но оттого не менее выразительные, формы: икону, архитектуру, иеротопическую композицию, колорит, жест, литургическое действие. В основании этих двух способов выражения лежат две фундаментальные предпосылки – авторитет Священной Книги (Слова) как вербального текста, восходящего к Божественной инспирации, и восприятие Вселенной как невербального текста – «Книги природы», написанной Творцом и адресованной человеку. На сочетании двух названных «языков» – вербального и невербального – строится религиозная практика – как коллективная, так и индивидуальная. И в повседневности религиозного человека реализуется та же семиотическая интенция: любое слово и всякое действие (включая телесное движение и внешний вид) представляет собой вербальное или невербальное сообщение, предназначенное Богу и воспринимаемое Им. Следовательно, наряду с вербальной теологией, опирающейся на речь и мысль (внутреннюю речь), должна существовать и действительно существует невербальная теология, использующая в качестве средства выражения различные оптические средства, – визуальная теология. Краткое введение в названную «отрасль» теологии представлено ниже.
 
Теология в самом общем смысле есть систематическая рефлексия над содержанием религиозной веры. В религиозной традиции это содержание веры характеризуется как знание, имеющее трансцендентный источник и, соответственно, экстремальную экзистенциальную ценность, что, однако, не отменяет способности рефлексивного отношения к этому знанию. Поскольку такая рефлексия осуществляется с позиции той же самой веры и в горизонте традиции, которая фундирована этой верой, постольку она сама (то есть теологическая рефлексия) также оказывается предметом теологии; иначе говоря, теология оказывается рефлексией, обращённой и на саму себя – настолько, насколько теология входит в содержание религиозного опыта. Наконец, поскольку религиозная вера не ограничивается сферами знания и знания о знании, но реализуется в различных практиках, постольку и эти практики репрезентации веры также оказываются предметом теологической рефлексии. Итак, теология есть системно организованная разумная деятельность, предметом которой является (α) содержание религиозной веры, (β) формы репрезентации этого содержания в религиозных практиках, а также (γ) сама теология как рациональный «сегмент» религиозного опыта, как «учение о Боге, построенное в логических формах идеалистической спекуляции» [Аверинцев 2006, 434] (от латинского слова speculatio, имеющего подчёркнутый визуально-теоретический смысл – «умозрение», «созерцание», «обзор»).
 
Рациональная рефлексия над содержанием религиозного опыта имеет смысл и ценность лишь при том условии, что Источник религиозного знания, являясь трансцендентным, в то же время полагается и постигается как разумное начало бытия. Только в таком случае рациональное усилие теолога имеет рациональное же оправдание, а значит, и теология в указанном выше смысле возможна как таковая. В противном случае разумная деятельность, направленная на содержание веры, с необходимостью должна восприниматься как бесплодная попытка применить рациональную способность к принципиально иррациональному предмету, как бесполезная «игра ума», как заблуждение и помеха на пути приближения к вне-разумному Абсолюту. Иначе говоря, теология как рациональная рефлексия оправдана лишь в горизонте веры, полагающей в начале бытия мира бытие личного разумного Бога, то есть в горизонте, условно говоря, «теистических» религий. К последним мы можем отнести христианство (собственно теистическую религию в точном смысле этого термина), а также иудаизм и ислам (монотеистические религии) [см.: Аванесов 2012, 180–184].
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (2 votes)
Аватар пользователя brat Warden