Йейтс - Розенкрейцерское Просвещение

Фрэнсис Йейтс - Розенкрейцерское Просвещение
Название этой книги может показаться читателю  странным. Прилагательное «розенкрейцерское»  позволяет думать, что речь пойдет о каких-нибудь современных оккультных группах. Наоборот, существительное «Просвещение» будто бы отсылает к другой, вполне определенной, исторической эпохе, именуемой у немцев Aufklärung, — ко времени, когда Вольтер, Дидро, а с ними и все общество XVIII века, осуществили прорыв «от мрака суеверий к свету разума». Сочетание слов, вынесенных в заглавие книги, кажется нелепым еще и потому, что они, согласно расхожему мнению, выражают прямо противоположные понятия: одно — склонность к диковинным суевериям, второе — критичное и рациональное неприятие таковых. Дело, однако, в том, что я употребляю термин «розенкрейцерский» в строго историческом, т. е. ограниченном определенными временными рамками, значении, а вот термин «Просвещение» у меня лишен общепринятой исторической привязки.
 

Фрэнсис Йейтс - Розенкрейцерское Просвещение

Издательство Алетейа, Энигма. — 1999. — 496 с
ISBN 5-89321-037-9 («Алетейа»)
ISBN 5-7808-0020-0 («Энигма»)
 

Фрэнсис Йейтс - Розенкрейцерское Просвещение – Содержание

Предисловие            
  • I. Королевская свадьба: бракосочетание принцессы Елизаветы и курфюрста Пфальцского
  • II. Богемская трагедия        
  • III. Джон Ди и явление «христиана Розенкрейца»       
  • IV. Розенкрейцерские манифесты           
  • V. «Химическая свадьба христиана Розенкрейца»        
  • VI. Пфальцский издатель: Иоганн Теодор Де Бри и публикация произведений Роберта Фладда и Михаэля Майера          
  • VII. «РОЗЕНКРЕЙЦЕРСКИЙ ФУРОР» В ГЕРМАНИИ         
  • VIII. Розенкрейцерский переполох во Франции           
  • IX. Фрэнсис Бэкон «в тени крыл Иеговы»
  • X. Итальянские вольнодумцы и розенкрейцерские манифесты         
  • XI. Розенкрейцерское братство и христианские союзы           
  • XII. Коменский и восприятие розенкрейцерства в богемии   
  • XIII. От «незримой коллегии» к королевскому обществу       
  • XIV. Элайас Ашмол и традиция Ди: Исаак Ньютон и розенкрейцерская алхимия
  • XV. Розенкрейцерство и франкмасонство          
  • XVI. Розенкрейцерское просвещение     
Приложение
 

Фрэнсис Йейтс - Розенкрейцерское Просвещение – Введение

 
Период, о котором говорится в книге, приходится на начало XVII столетия, хотя мне и не удалось обойтись без экскурсов в более ранние и более поздние времена. Задача исследования — рассмотрение ряда документов, напечатанных в Германии в начале XVII века и известных как «розенкрейцерские манифесты», в их историческом контексте. Более поздние по времени течения, тоже называвшие себя «розенкрейцерскими» (часть из них существует и поныне), остались за рамками работы. Интересующие же меня манифесты призывали к прогрессу человеческого знания — и потому название, которое я дала этой книге, представляется правильным в приложении к рассматриваемой в ней  исторической ситуации. В начале XVII столетия действительно существовало движение, заслуживающее того, чтобы быть названным «Розенкрейцерское Просвещение», — ему и посвящена эта книга.
 
Итак, термин «розенкрейцерство» — в предложенном здесь узко-историческом понимании — обозначает  определенную фазу в истории европейской культуры,  пришедшуюся на промежуток времени между Ренессансом и так называемой «научной революцией» XVII века.  Характеризуется эта фаза прежде всего тем, что в  возрожденческую традицию герметизма и каббалы влилась еще одна герметическая традиция — алхимическая.  «Розенкрейцерские манифесты» как нельзя лучше выражают суть этого явления — соединив в себе «магию, каббалу и алхимию», они послужили импульсом и основой начавшегося в то время просветительского движения.
 
В своей книге «Джордано Бруно и герметическая  традиция» (1964) я попыталась проследить развитие ренессансной герметической традиции — со времени ее  зарождения в Италии, первых формулировок в трудах Марсилио Фичино и Пико делла Мирандолы, и далее, до конца эпохи Ренессанса. Однако к началу XVII века эта  традиция вовсе не утратила своего значения (как мне казалось, когда я работала над книгой) и не перестала влиять на все основные направления культурного развития.  Наоборот, герметическая традиция, как я теперь понимаю, в  начале XVII столетия переживала подлинный ренессанс,  проявляя себя в обновленных, свежих, не известных прежде  формах. Герметизм подвергся сильному влиянию со стороны алхимии, что было особенно важно, так как способствовало выработке нового, «математического» подхода к природе.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat Kliment