Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции
Академическая серия – «Культура славян и культура евреев: диалог, сходства, различия»

Сборник «Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции» включает материалы одноименной международной конференции, состоявшейся в Москве 6-8 декабря 2017 г., и является продолжением серии изданий материалов конференций, с 1995 г. ежегодно проводимых Центром славяно-иудаики Института славяноведения РАН и отражающих работу над фундаментальным проектом «Культура славян и культура евреев: диалог, сходства, различия».
 
Конференция «Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции» стала уже двадцатой первой в ряду регулярных встреч ученых, чьи научные интересы сосредоточены в области иудео-христианских культурных контактов, этноконфессионального диалога, а также взаимовлияния еврейской и славянских традиций. Соответственно сборник, подготовленный по материалам конференции, стал 20-м выпуском серии, уже получившей признание научной общественности в России и за рубежом и имеющей свою читательскую аудиторию.
 
С 1998 г. в этой серии вышло в свет уже 19 книг, посвященных анализу (историческому, философскому, лингвистическому, фольклорно-этнографическому, культурологическому) механизмов взаимодействия славянской и еврейской культурных традиций. С 2017 г. серия выходит на новый уровень, став рецензируемым продолжающимся изданием с перспективой вхождения не только в отечественные, но и в международные системы научного индексирования и цитирования.
 
В сборник «Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции» вошли 18 статей ученых из России и Латвии, посвятивших свои исследования анализу прескрипционных текстов книжной и устной традиций. Прескрипционные представления и тексты (запреты, предписания) составляют неотъемлемую часть традиционной культуры, коррелируют с системой ценностей этнических и конфессиональных традиций, формируют одну из важнейших аксиологических культурных категорий - норму.
 

Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции

Издательство –  «Сэфер» – 296 с.
Москва – 2018 г.
ISBN 978-5-7576-0423-7
 

Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции - Содержание

  • Предисловие
  • С.В. Бабкина. Законы храма и правильный сон в библейской и раввинистической традициях
  • Н.М. Киреева. «Треть всех ночей»: законы о ночном изучении священных текстов в Кумране
  • М.Н. Каранаев. Брачные запреты в династической политике Хасмонеев
  • А.А. Лунева. Молитва «Биркат ха-Миним» («Благословение еретиков») и запрет на участие в синагогальной службе
  • В.А. Дымшиц. Заповедь или добродетель? Концепция мицвы в традиционной культуре евреев Восточной Европы
  • В.В. Мочалова. Еврейское меньшинство в польском правовом поле
  • А.М. Шпирт. Жить и умирать в деревне. Запрещенное и дозволенное в отношениях между евреями и крестьянами в Речи Посполитой в XVII в
  • Т.И. Хижая. «Образам св. не поклоняться...»: восприятие библейского запрета в культуре русских субботников XVIII-XIX вв
  • А.Б. Островский. Представления о кровосмешении в русской крестьянской среде конца XIX в. (по материалам Фонда В.Н. Тенишева)
  • Н.С. Душакова. Бытовое взаимодействие старообрядцев с «иноверцами»: актуальные запреты и предписания в текстах и практиках
  • Д.С. Рыговский. «Чистое», «мирское» и «поганое»: старообрядческая концептуализация ритуальной чистоты
  • Г.С. Зеленина. Фартук, философия, фитнес: о женском образовании в хасидской общине
  • И.Г. Семенов. Горско-еврейские обряды «шенде», «офтум», «кекул» и связанные с ними предписания
  • А.А. Песецкая. «Все белое»: запреты в учении и практике марийской секты «Кугу Сорта»
  • С.И. Погодина. Современная денежная магия: запреты и предписания (на латвийском материале)
  • О.В. Белова. Этиология запретов и предписаний в зеркале народных легенд и поверий
  • В.В. Запорожец. Запреты и предписания в Пошехонье
  • Г.А. Элиасберг. Запреты и предписания, касающиеся семейной жизни, в творчестве толстовца И. Тенеромо

Запреты и предписания в славянской и еврейской культурной традиции - Фартук, философия, фитнес: о женском образовании в хасидской общине

 
Вдохновленный второй волной феминизма, женский поворот в иудаизме и - как следствие - в иудаике принес значительные результаты. Если наука продолжает успешно пересматривать отношение к женщине и роль женщин в иудаизме разных эпох, создавая тем самым «пригодное прошлое» для нынешнего религиозного еврейского феминизма, достижения в области религиозной практики, в первую очередь в США, таковы, что многие уже могут себе позволить машинально пользоваться этими инновациями: гендерно нейтральным языком литургии, альтернативными ритуалами, доступностью для женщин публичных синагогальных ролей, - даже не замечая их революционности и не ассоциируя себя с феминистским движением [Prell 2007, 1-3].
 
На этом триумфальном фоне еврейских феминисток не могла не удивлять, а то и фрустрировать женская тшува, описанная как заметное социальное явление 1970-х - 1990-х гг., но продолжающаяся и поныне. Современные молодые женщины с секулярным или либерально религиозным еврейским бэкграундом, «повидав жизнь» (отучившись в колледже, попробовав наркотики, йогу, вегетарианство, похипповав, поувлекавшись кришнаизмом и дзен-буддизмом, поборовшись за левые ценности, в том числе феминистские), неожиданно отказываются от своего образа жизни и приходят в ультраортодоксальные еврейские общины, вступают там в брак и превращаются как раз в таких женщин, с чьей маргинализацией, отчуждением, угнетением борется еврейский феминизм.
 
И сама эта тшува, и критическая реакция на нее становятся предметом научной [Benor 2012; Rubel 2010] и литературной рефлексии. В частности, в ряде еврейско-американских романов последних десятилетий отражен конфликт родителей и детей по поводу ухода последних в ультраортодоксию; например, мать, секулярная еврейка и феминистка второй волны, не может понять, почему же дочь отказывается от всего, в чем была воспитана, и добровольно переходит в мир, где поведение и вера диктуются мужчинами. Исследования, посвященные таким «вернувшимся» в ультраортодоксальный иудаизм женщинам - баалот-тшува, подчас несвободны от отголосков этого конфликта: по меньшей мере, между строк читается удивление, возможно, снисхождение к героиням и иногда обвинение в адрес ортодоксального мужского истеблишмента, манипулирующего женщинами.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Traffic12