Жижек - Щекотливый субъект

Славой Жижек - Щекотливый субъект

В настоящей книге, являющейся одной из ключевых работ известного словенского философа и социального теоретика Славоя Жижека, предлагается систематическое изложение лакановской теории политической субъективности.  

Представлена критика ключевых подходов к субъективности: субъекта немецкой классической философии, политического субъекта французской постальтюссерианской политической философии и деконструктивистского субъекта.
 
Прилагая лакановское понятие субъекта к сфере политики, Жижек утверждает, что, поскольку любая символическая структура, включая идеологию, отмечена конститутивной «нехваткой», субъект пытается либо 
«заполнить», либо скрыть ее в надежде придать социальной жизни прочные основания. Однако такие попытки неизбежно оказываются тщетными, поскольку сам субъект никогда не  бывает полностью конституирован. 
 
 

Славой Жижек - Щекотливый субъект - отсутствующий центр политической онтологии

 
Славой Жижек; пер. с англ. С. Щукиной
М.:  Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2014.— 528 с. 
ISBN 978-5-7749-0823-3 
 

Славой Жижек - Щекотливый субъект - отсутствующий центр политической онтологии - Содержание

 
Предисловие к новому изданию
Почему Лакан не хайдеггерианец?
Введение. Призрак бродит по западной Академии

ЧАСТЬ I. «МИРОВАЯ НОЧЬ»

Глава 1. Тупик трансцендентального воображения, или Мартин Хайдеггер как читатель Канта
  • Политическое (не)участие Хайдеггера
  • Почему «Бытие и время» осталось незавершенным?
  • Неприятности с трансцендентальным воображением
  • Переход через безумие
  • Насилие воображения
  • Необычайное / Чудовищное
  • Кант с Дэвидом Линчем
  • Акосмизм Канта
Глава 2. Гегельянский щекотливый субъект
  • Что такое «Отрицание отрицания»?
  • Диалектический анаморфоз
  • 3, 4, 5
  • Спекулятивное тождество субстанции и субъекта
  • Гегельянский принудительный выбор
  • «Конкретная всеобщность»
  • «Чем ничего не хотеть...»
  • «Включите меня отсюда!»
  • К материалистической теории благодати

ЧАСТЬ II. РАСКОЛОТАЯ ВСЕОБЩНОСТЬ

Глава 3. Политика истины, или Ален Бадью как читатель святого Павла
  • Событие-Истина
  • ...и его неразрешимость
  • Истина и идеология
  • Святой Павел с Бадью
  • Между двумя смертями
  • Лакановский субъект
  • Господин или аналитик?
Глава 4. Превратности политической субъективации
  • Бадью, Балибар, Рансьер
  • Гегемония и ее симптомы
  • Вхождение субъекта
  • Почему правящие идеи — это не идеи тех, кто правит?
  • Политическое и его отрицания
  • (Зло)употребления явления/видимости
  • Постполитика
  • Прогрессивный европоцентизм?
  • Три всеобщности
  • Мультикультурализм 
  • За левую приостановку Закона
  • Двусмысленность экскрементальной идентификации
  • Принятие действия

ЧАСТЬ III. ОТ ПОДЧИНЕНИЯ К СУБЪЕКТИВНОМУ ОПУСТОШЕНИЮ

Глава 5. Страстные (не)привязанности, или Джудит Батлер как читатель Фрейда
  • Почему извращение — это не ниспровержение 
  • Идеологическая интерпелляция
  • От сопротивления к действию
  • «Преодоление фантазии»
  • Меланхолическое двойное послание
  • Реальное полового различия
  • Мазохистский обман
  • От желания к влечению... и обратно
Глава 6. А что с Эдипом?
  • Три отца
  • Упадок символической действенности
  • Общество риска и его враги
  • Недовольство обществом риска
  • Глупыш, это же политическая экономия!
  • Возвращения в Реальное 
  • Пустой Закон
  • От фаллоса к действию
  • По ту сторону добра 
 

Славой Жижек - Щекотливый субъект - отсутствующий центр политической онтологии - По ту сторону добра 

 
Это означает, что в каждом подлинном действии содержится нечто по своей сути «террористическое», в его жесте полного переопределения «правил игры», включая саму исходную самоидетничность того, кто его совершает, — политическое действие в собственном смысле слова высвобождает силу негативности, которая разрушает саму основу нашего бытия.
 
Поэтому, когда левых обвиняют в том, что своими искренними и благими  намерениями они закладывают основу для сталинистского или  маоистского террора, нужно научиться избегать либеральной ловушки принятия этого обвинения за чистую монету и  последующих попыток защититься, не признавая себя виновным («Наш социализм будет демократичным, уважающим права человека, достоинство и счастье; никакой общеобязательной партийной линии не будет...»): нет, либеральная демократия — не наш  основной горизонт; как бы это ни резало слух, но ужасный опыт сталинистского политического террора не должен привести к отказу от самого принципа террора — необходимо найти путь к более «правильному террору».
 
Разве структура подлинного  политического действия не обладает по определению структурой принудительного выбора и потому является  «террористической»? Когда в 1940 году французское Сопротивление обращалось к людям с призывом войти в его ряды и активно выступить против немецкой оккупации Франции, неявной структурой его призыва было не: «Вы вольны выбирать между нами и  немцами», а «Вы должны выбрать нас! Выбирая коллаборационизм, вы отказываетесь от самой своей свободы!» В подлинном выборе свободы я выбираю то, что, как мне известно, я должен сделать. 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 9 (4 votes)
Аватар пользователя esxatos