Жичинский - Бог и творение

Бог и творение - Юзеф Жичинский
Книга известного современного польского богослова и священника  адресована  тем, кто стремится  соединить  истину веры  с  выводами  естественных  наук.
 

Жичинский  Юзеф. Бог и творение. Очерк теории  эволюции

Пер.  с  польск.  (Серия  «Богословие  и  наука»).  —  М.: Издательство  ББИ,  2014.  —  xii  +  120  с.
ISBN  978-5-89647-313-8
 

Бог и творение - Томаш Трафпы
 

У широкого круга читателей появилась уникальная возможность проникнуть вместе с автором в интересные, иногда провокационные, но всегда будоражащие темы. Одна из наиболее ценных особенностей данной книги в том, что для ее понимания не требуется специальной подготовки. Как объясняет в самом ее начале автор, он писал книгу с мыслью о тех, кто призван заниматься образованием молодежи. И действительно, главное его стремление — представить в наиболее доступной форме важный вопрос о связи Бога и эволюции, который многие люди считают спорным.
 
В нескольких главах читатель может углубиться в основные темы современной дискуссии о Боге, религии, человеке и теории эволюции, начиная с общих принципов междисциплинарного исследования, включая и упомянутую выше концепцию диалога как необходимого элемента любого серьезного изыскания. Автор предостерегает читателя от соблазнительных интерпретаций и наивных попыток объединить религию и науку, которые искажают истинный образ Бога как Творца. Жичинский раскрывает опасности экстремальных позиций, когда недостаток сбалансированности ведет, с одной стороны, радикальных креационистов к отрицанию любой возможности эволюционного пути, который они считают «слепым», а с другой стороны, радикальных атеистов — к признанию «слепыми» даже математических алгоритмов.
 
Автор демонстрирует исключительное умение вести читателя через лабиринты различных теорий, предлагая ему сбалансированный взгляд на многие, обсуждаемые сегодня пограничные вопросы {frontier issues). Он не предлагает тривиальных и стереотипных ответов, а оставляет место для плюрализма мысли там, где это возможно. Но вместе с тем он подчеркивает необходимость учитывать сложность реальности и эпистемологические особенности различных дисциплин, подходящих к исследованию одного и того же объекта с разных точек зрения.
 
Одно из важнейших открытий, на которое наталкивает эта книга, можно резюмировать следующим образом: распространение знания и расширение горизонта потенциальных областей исследования, ставящих перед нами множество новых вопросов, изменили парадигмы прошлого и установили новые. Поэтому христиане не могут игнорировать этот горизонт. Наука, будучи сама по себе весьма рискованным делом {great adventure), бросает вызов тем, кто серьезно относится к религии. Психологическая потребность в безопасности не может служить оправданием или достаточным основанием для принятия теорий сомнительной доказательной силы. Мы не должны бояться открытия новых горизонтов знания и вопросов, которые они за собой влекут. С другой стороны, нам следует опасаться невежества, низводящего религию в область смешного, тривиального и инфантильного.
 
Вряд ли в своих поисках мы когда-нибудь получим удовлетворяющие всех ответы или выработаем единый, универсальный язык. Тем не менее, мы можем воспитывать в себе большую отзывчивость к тому, что говорят другие, приближаясь к идеалу, который Пирс называл «сближением в истине» {convergence to the truth) посредством длительного и обстоятельного междисциплинарного исследования. Если это произойдет, замысел автора можно будет считать осуществленным.
 
Книга Жичинского — хороший пример научной компетентности, философской точности и богословской открытости к искреннему диалогу с наукой. Она побуждает к серьезным личным размышлениям о науке и религии, а кроме того показывает, что даже сложные проблемы могут быть изложены понятным языком. Вот почему данная книга может рассматриваться как приглашение к поискам гармоничного сосуществования мира науки и веры. Как пишет сам автор, его намерением было «выйти навстречу тем, кто ищет такой гармонии». Каждый, кто ищет правды, найдет в таком намерении помочь понять религию, не осуждая науку, вдохновение и стимул.
 
Томаш Трафпы, глава отдела пауки и веры Папского совета по культуре
 

Бог и творение - Юзеф Жичинский - Введение

 
Можно ли согласовать библейское описание божественного творения с научной теорией эволюции, которую в наши дни стремятся развить и усовершенствовать авторы, опирающиеся на работу Чарльза Дарвина «О происхождении видов», опубликованную в 1859 году? Пока дискуссии проходят на поле естественных наук, конфликтамежду наукой и верой не будет, поскольку физика и биология никоим образом не дают ответа — ни положительного, ни отрицательного — на вопрос о существовании Бога. Но когда в разговорах о биологических проблемах эволюции появляются вопросы из области философии или религиозной веры, звучат крайне противоположные ответы. Кое-кто думает, что оказывает услугу церкви, если набрасывается на теорию Дарвина.
 
Это столь же безосновательно, как утверждение, что мы защищаем позицию церкви, если критикуем теорию Коперника и заявляем, что Земля является неподвижной и плоской. Примитивность таких радикальных тезисов провоцирует обвинение христианского сообщества в антиинтеллектуализме.
 
В кругах, на которые оказали интеллектуальное влияние книги Ричарда Докинза, часто звучит противоположное мнение: как Бог-Творец, так и свободная воля человека — всего лишь мифы. Тогда возникает острый конфликт, в котором последователи Докинза критикуют всех верующих, называя их креационистами и сторонниками «разумного проекта». Христиане с умеренными взглядами отвергают подобную радикальную критику и считают ее проявлением ультрадарвинизма[1]. Это противопоставление отсутствует в публикациях «одного из виднейших эволюционистов нашего времени»[2], каким считают Франсиско Хосе
 
Айалу. С его позиции, где достижения биологии сочетаются с выводами христианского богословия, Чарльз Дарвин предстает как «желательный союзник» богословия, который дает возможность полнее осознать сложность мира, сотворенного Богом[3].
 
Признание вклада Айалы, в котором взаимно дополняют друг друга мир знания и мир веры, нашло выражение также и в том, что «Нью-Йорк Тайме» назвала его «человеком Ренессанса в эволюционной биологии», а Варшавский университет в 2оо8 году удостоил его титула почетного доктора. Калифорнийский биолог в своих трудах часто цитирует слова из известной речи Иоанна Павла II, произнесенной в 1996 году на тему теории эволюции, в которой, в частности, развивал тезис о том, что «теория эволюции — это дар не только науке, но и религии»[4]. Эту мысль я и постараюсь развить в данной книге.
 

!Ср. С. Cunningham, Darwin's Pious Idea. Eerdmans: Cambridge, 2010.
[2] Эту характеристику дал Майкл Руз, агностик, в данный момент работающий над исследованием эволюционной теории
духовности человека. Он ценит Айалу как за компетентность в области молекулярной биологии, так и за открытость к философским проблемам теории эволюции. Проявлением признания научным сообществом вклада Айалы стало, среди прочего, присуждение ему в 2010 году Темплтоновской премии, которая в области диалога между наукой и верой имеет вес, аналогичный Нобелевской премии.
[3]Оба высказывания были размещены на форзаце польского издания книги: F. Ayala, Dar Karola Darwina dla nauki ireligii. Thim. P. Dawidowicz. Wydawnictwo Uniwersytetu Warszawskiego: Warszawa, 2009. [См. также: Ayala, F.J. Darwin's Gift to Science and Religion. Joseph Henry Press: Washington, DC, 2007. — Прим. ред.]
[4] F. J. Ayala, Dar Karola Darwina dla nauki i religii, XI.

 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (7 votes)
Аватар пользователя Tov