Зубов - История России - 20 век

коллектив авторов - под ред. А.Б. Зубова - История России - XX век
Первое издание этой книги вышло семь лет назад. Оно выдержало много переизданий, на него была обращена серьезная критика и немало слов одобрения и поддержки. Мы, авторы книги, постоянно исправляли замеченные читателями неточности и ошибки, вставляли дополнительные факты и свидетельства. Это новое издание действительно, как пишут книготорговцы, «исправленное и дополненное», причем — существенно.
Новое издание выходит в очень изменившейся России и в очень изменившемся мире. Тогда, когда мы работали над текстом книги, в 2007 году, многим из нас казалось, что, пусть не без трудностей, но Россия успешно движется к изживанию своего коммунистического прошлого, к восстановлению органического единства с той страной, какой была Россия до ее порабощения большевиками. Увы, последнее десятилетие наглядно показало, что путь от тоталитарного прошлого к достойной свободной жизни далеко не так прям и короток, как нам бы хотелось.
 
Являясь ответственным редактором книги, я принял решение не пытаться угнаться за современностью, не превращаться в летописца, продлевающего своё «сказание» год за годом. Помню, что тогда, в 2008 г. я принял решение прервать повествование на 2007 г. и не рассказывать о новых, тогда поразивших меня тенденциях русской политики — откровенной фальсификации избирательного процесса на думских выборах декабря 2007 г. и президентских — 2008 г., выдвижении преемника, сговоре внутри элит. Я вдруг увидел тогда, что начался стремительный отход правившей в стране власти от принципов политической свободы, от самого духа демократии. Теперь я решил просить авторов дописать тот избирательный цикл и остановиться на инаугурации г-на Медведева в мае 2008 г. Дальнейшее осталось за пределами книги — и массовые протесты против фальсификаций новых выборов в 2011-2012 гг., и авантюры в области внешней политики — аннексия Крыма, войны в Грузии, в Украине, в Сирии. Об этом пусть пишут другие историки. История России XX века закончилась в мае 2008 г. Тогда же началась история России в ныне продолжающемся столетии. Это история возвращающегося авторитаризма и, соответственно, вновь история борьбы граждан за достоинство и свободу. В годы Перестройки, в годы президентства Б.Н. Ельцина и, даже, в первые два президентства В.В. Путина (2000-2008) имело место редкое в России сотрудничество власти и общества в великом деле восстановления страны. Да, это сотрудничество было далеким от гармонии, не охватывало всего общества, но оно было. Теперь место сотрудничества заняло манипулирование сознанием граждан — постыдное и, в конечном счете, всегда провальное дело. Историк XXI века опишет, как шел этот процесс, но совершенно естественно, что этим историком не смогу быть я.
 
Новое издание — возвращение к замыслу трехтомника. Именно такую структуру книги я видел первоначально. Но страх кризиса, боязнь, что громоздкий трехтомник не будет пользоваться спросом у обедневшего читателя, заставил издательство «АСТ-Астрель» издать книгу в двух очень объемных томах, неудобных для чтения. Надеюсь, что нынешнее издание будет более удобным.
 
Я рад, что удалось и на этот раз воспроизвести главную идею оформления книги — простые, мало кому, кроме их близких, известные люди на ее обложке. Это книга об обычных людях России и для обычных людей России, пусть же их глаза смотрят на нас, их улыбки согревают наши сердца, а их скорбные, порой измученные лица напоминают нам, что ужасы XX века не должны повториться в России, что человек, как высшая ценность, должен наконец восторжествовать в нашем миросозерцании и подчинить себе и идол государственной власти, и идол экономического могущества и идол социального или этнического превозношения.
 
Во внутренней структуре книги я решил разбить огромную главу о послеста-линской эпохе коммунистической диктатуры на две — эпоха Хрущева (1953-1964) и эпоха от Брежнева до начала правления Горбачева (1964-1985). Несмотря на то, что ряд тем общи для обоих периодов, это всё-таки очень разные эпохи. Подобно совсем недавнему времени, первая из них, при всех ужасах Новочеркасской бойни и Кубинского кризиса может быть названа эпохой надежды, а вторая, несмотря на сравнительно сытую и мирную жизнь, сама себя назвала временем «застоя», а застоявшаяся вода, как известно, гниёт и становится ни к чему не годной. Так и вышло с коммунистическим режимом в 1980-е годы.
 
Историк, если он настоящий историк, не может быть просто бесстрастным ученым. Он всегда — гражданин. Как ученый он должен не искажать факты, не скрывать происходившее, но интерпретации фактов и явлений, оценки и суждения — дело его гражданской совести. Карамзин здесь отличается от Ключевского, Платонов — от Георгия Вернадского. Эту книгу писал очень большой авторский коллектив, и далеко не все факты, приведенные в ней, были мне известны заранее. Тут я доверял авторам и отвечаю за каждое слово опосредованно, потому что сам собирал авторский коллектив. Но оценки и суждения — все непосредственно на моей совести. Я и только я, будучи ответственным редактором, несу за них, по определению, полную ответственность.
Дорогой читатель, не познав прошлое, нельзя надежно и уверенно строить будущее. Мы, авторы «Истории России. XX век» сделали, что могли, чтобы Ваш путь в будущее был сознательным и серьезным, ответственным и разумно осторожным. Читая эту книгу, Вы возвращаете себе Россию, а, возвращая отечество, — обретаете будущее.
Андрей Зубов Москва. Июль 2016 г.
 

коллектив авторов - под ред. А.Б. Зубова - История России - XX век - Как Россия шла к ХХ веку - От начала царствования Николая II до конца Гражданской войны (1894–1922) - Том I

Москва, Эксмо, 2016 г
976 стр.
ISBN 978-5-699-89930-2
 

коллектив авторов - под ред. А.Б. Зубова - История России - XX век -  Том 1 - Как Россия шла к ХХ веку - От начала царствования Николая II до конца Гражданской войны (1894–1922) - Содержание

  • Вводная глава. Как Россия шла к ХХ веку
    • От складывания восточнославянской общности до начала царствования Николая II
    • 1. Начало Русской земли
    • 2. Крещение Руси. Сложение русского народа
    • 3. Татарское иго и его преодоление
    • 4. Русское общество в XV–XVI веках
    • 5. Сползание в смуту. 1564—1612
    • 6. Возрождение России. От Царства к Империи. 1613–1894 гг.
  • Часть первая. Последнее царствование
    • Глава 1. Начало царствования Императора Николая II (1894–1904)
    • Глава 2. Первая русская революция (1905–1906)
    • Глава 3. Думская монархия (1907–1914)
    • Глава 4. Мировая война 1914–1918 гг. и Вторая революция в России
  • Часть вторая. Россия в революции 1917–1922 годов
    • Глава 1. Временное правительство (март – октябрь 1917 г.)
    • Глава 2. Война за Россию (октябрь 1917 – октябрь 1922)

коллектив авторов - под ред. А.Б. Зубова - История России - XX век -  Том 1 - Как Россия шла к ХХ веку - От начала царствования Николая II до конца Гражданской войны (1894–1922) - 1.3.17 Духовно-религиозное состояние общества

 

В ХХ веке в нашей стране произошла катастрофа. В 1917–1954 гг. самими русскими людьми были убиты десятки миллионов лучших граждан России, изгнаны из страны миллионы других. Невыносимые условия жизни, голод, нищета и репрессии привели к тому, что многие люди предпочитали не создавать семьи, не рожать детей. В 1939 г. народ России оказался втянутым в страшную мировую войну, стоившую нам новые десятки миллионов жизней. В ХХ веке страна потеряла, по нашим оценкам, 95 процентов своих культурных сокровищ, множество природных богатств и, наконец, в 1991 г. распалась на части. Нынешняя Российская Федерация и по населению, и по обжитой территории составляет немногим более половины той России, которая была в начале ХХ века. ХХ век – трагичнейшее для России столетие.

Последствия ХХ века далеко еще не преодолены нами. С огромным трудом поднимается ныне русское общество после тех тяжких ударов, которые испытало оно в прошлом столетии. Но почему такие беды обрушились на нашу родину?

Катастрофа ХХ века произошла не случайно и не вдруг: события такого масштаба не могли не подготавливаться десятилетиями. И действительно, многие проницательные русские люди, начиная с Радищева, Пушкина, Лермонтова, Хомякова, а позднее – Достоевский, Владимир Соловьев, авторы сборника «Вехи» (1909 г.) и некоторые умные иностранцы предсказывали страшный русский бунт, «бессмысленный и беспощадный», который может погубить нашу страну. Предсказания этих мыслителей были не голословны. Они хорошо знали русскую историю, современную им Россию и процессы, протекавшие в других странах мира. Они видели много неправды в русской жизни. В чём же источник неправды?

Любое общество в любую эпоху будет прочным и несокрушимым, если люди, его составляющее, помогают друг другу, заботятся друг о друге, уважают свободу друг друга и общий интерес ставят выше своего личного. Такие отношения называются солидарными. Там же, где люди свой интерес ставят на первое место и не заботятся о ближних, – там и семья, и государство разрушаются. В армии, состоящей из себялюбцев, кто пойдет умирать за отечество? Принцип солидарности всеобщ, но для христиан он – обязательный закон веры. Церковь, возглавляемая Иисусом Христом, строится на любви и жертве. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою», – учит Господь [Ин. 13,35]. Для общества, считающего себя христианским, солидарность совершенно обязательна. Она есть проекция Церкви в общественно-политические отношения. Было ли солидарным русское общество?

Эпоха рубежа XIX – начала XX столетия была тем временем, когда, по словам поэтессы Зинаиды Гиппиус, «что-то в России ломалось, что-то оставалось позади, что-то, народившись или воскреснув, стремилось вперед… Куда? Это никому не было известно, но уже тогда, на рубеже веков, в воздухе чувствовалась трагедия. О, не всеми. Но очень многими, в очень многих». В дальнейшем подобные настроения (и страхи) не только не утихли, но даже усилились (и не только в среде интеллигенции), став своего рода «психологической подготовкой» к надвигавшейся социальной катастрофе. Священник и профессор экономики Сергей Николаевич Булгаков сказал об этом последнем десятилетии старой жизни: «Россия экономически росла стихийно и стремительно, духовно разлагаясь».

Необыкновенно быстрое общественное, культурное и хозяйственное развитие России было вызовом не только традиционной политической системе, но и традиционным религиям. Освобождающееся от вековой спячки, разбуженное революционными потрясениями, овладевающее грамотой, начинающее открывать книги и газеты большинство русского простонародья стало задавать на новом, более глубоком уровне вопросы о смысле жизни, о сущности христианской веры, о своем месте в обществе. Тем более, что растущее благосостояние предлагало привыкшим жить в бедности людям и новые соблазны – жить для себя, пренебрегая нуждами неимущих (ведь и мне никто не помогал, когда я был беден), наслаждаться «яствами и питиями», которые раньше были совершенно недоступны, и всеми иными телесными удовольствиями, ни в чём не ставя себе преграды.
 
Как это всегда бывает в моменты слома традиционного уклада, многим казалось, что вместе со старой, тяжелой, полной нужды и лишений жизнью канули в прошлое и абсолютные нравственные принципы. И хотелось жить в свое удовольствие – так, как будто нет уже ни Царя, ни Бога, тем более что Царь на глазах поступался своей властью. Может быть, и Бог поступится? А, может быть, Его и вовсе нет, и священники убеждают мужиков бояться Бога, чтоб те чтили Царя… и только.
 
По словам современника, «общество не сосредотачивалось на мыслях о неустойчивости режима, не отдавало себе отчета в напряженности международного положения <…> – Общество напропалую веселилось, объедалось, опивалось. Дельцы, промышленники, коммерсанты делали большие дела, легко и быстро наживаясь. Вовсю работали банки. Деньги проживались. Зря сыпались. И от мало до велика, кому только было не лень… и у кого были хотя небольшие средства, все играли на бирже».
 
Романы и повести христиански зрячих писателей той поры – Ивана Шмелёва и Бориса Зайцева, посвященные жизни предреволюционной русской интеллигенции – «Няня из Москвы», «Голубая звезда», «Золотой узор», полны описаний прожигания жизни, скачек, картежной и бильярдной игры на громадные ставки, супружеской неверности, самого грязного, извращенного разврата даже лучшими, безусловно «положительными» героями и героинями. «Что же делать? Как существовать? Ангел, мне вся я не н’дравлюсь, с головы до пят, все мы развращенные, тяжелые, измученные…» – восклицает Анна Дмитриевна – миллионерша из повести Зайцева «Голубая звезда», написанной в 1918 г. От этой лжи и тлена герои Зайцева и Шмелёва освобождаются только среди страданий и ужасов революционных лет, да и то не все. «Хорошо жили мы в старой России, – вспоминал через четверть века после революции философ Федор Степун, – хорошо, но и грешно».
 
В этот сложнейший момент русской жизни нашлось очень много охотников повести за собой людей в направлении тех политических, а часто и просто личных корыстных целей, которые пленяли самих вождей и проповедников. Пользуясь законом о веротерпимости, на Руси распространяется масса всевозможных сект. В церковные круги проникают люди сомнительного морального уровня, авантюристы, лжепророки, а темные мистики приобретают широкую популярность, но тогда же начинается и подлинное религиозное возрождение внутри Церкви.
 

История России XX век  - Эпоха сталинизма - 1923-1953 - Том II

История России XX век  - Эпоха сталинизма - 1923-1953 - Том II

под ред. А.Б. Зубова. — Москва: Издательство «Э», 2016. — 752 с.
История России. XX век
ISBN 978-5-699-92087-7
 

История России XX век  - Эпоха сталинизма - 1923-1953 - Том II - Содержание

Авторский коллектив
Предисловие к новому изданию
Предисловие ответственного редактора
Часть третья. РОССИЯ В ГОДЫ СТАНОВЛЕНИЯ КОММУНИСТИЧЕСКОГО РЕЖИМА (1923-1939)
Глава 1. ПОИСКИ ПУТЕЙ И УТВЕРЖДЕНИЕ СТАЛИНИЗМА (1923-1928)
Click here to expand or collapse this section
3.1.1.    От военного коммунизма к НЭПу. Лжетермидор
3.1.2.    Построение коммунистического государства. Создание СССР
3.1.3.    Восстановление народного хозяйства
3.1.4.    Национальная политика большевиков
3.1.5.    Внешняя политика большевиков
3.1.6.    Крушение мировой революции
3.1.7.    Борьба за власть в коммунистической элите. Псевдоправые и псевдолевые
3.1.8.    Культура как пропаганда в СССР
3.1.9.    Борьба против религии. Обновленчество
3.1.10. Отношение болыпевицкой власти к национальным культурным ценностям России в годы НЭПа
3.1.11. Репрессивный аппарат ВЧК-ОПТУ. ТСорьмы и лагеря
3.1.12. Русское общество в 1923-1928 гг. в России
3.1.13. Сопротивление большевизму в годы НЭПа
3.1.14. Русское общество в 1923-1928 гг. в Зарубежье. Миссия русской эмиграции: изгнание и свидетельство
3.1.15.Русская Церковь заграницей
3.1.16.Общественно-политические движения Русского Зарубежья
3.1.17.Национально-государственная дискуссия в Русском зарубежье. Съезд 4-11 апреля 1926 г.
3.1.18.«Народный» строй в Монголии, Туве, Бухаре и Хиве
3.1.19.Некоммунистические «окраины» России — Польша, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва
3.1.20.Урок большевизма миру. Большевизм, фашизм и национал-социализм
Глава 2. РОССИЯ В ГОДЫ ТОТАЛИТАРНОГО СТАЛИНИЗМА (1928-1939)
3.2.1.Внутриболыпевицкая победа Сталина и курс на тоталитарную диктатуру
3.2.2.Иосиф Сталин
3.2.3.   Подготовка к разгрому крестьянства
3.2.4.   Борьба с Русским Зарубежьем. Террор ОПТУ
3.2.5.   Раскол Церкви и «сергианство». Усиление гонений на веру
3.2.6.   Уничтожение старой интеллигенции
3.2.7.   Коллективизация — Второе крепостное право (большевиков)
3.2.8.   «Вторая гражданская война» — антикоммунистическое сопротивление в русском обществе. Подготовка национального восстания в 1930 г.
3.2.9.   Второй голодомор 1932-1933 гг.
3.2.10.Репрессии середины 1930-х гг.
3.2.11.Индустриализация
3.2.12.Плановое народное хозяйство в России
3.2.13.Выдвиженцы, активисты и специалисты
3.2.14.«Ликвидированная» беспризорность
3.2.15.Природа России в преобразовательной деятельности большевиков
3.2.16.Культурная революция и всеобщее одичание. Борьба с исторической памятью и совестью. Судьба национальных культурных ценностей в СССР
3.2.17.Убийство Кирова и окончательное утверждение единоличной диктатур] Сталина
3.2.18.Смена политических целей с мировой революции на строительство коммунистической державы. Советский патриотизм
3.2.19.Попытка полного уничтожения «последнего врага» — веры и Церкви в СССР
3.2.20. Коминтерн и международная политика СССР в 1930-е гг.
3.2.21. Конституция 1936 г. и создание «единого социалистического общества в СССР»
3.2.22. Перепись января 1937 г. и курс ВКП(б) на массовость террора
3.2.23. Смена Сталиным коммунистической элиты в 1937-1938 гг.
3.2.24. Русское общество в СССР в 1930-е гг.
3.2.25. Буддисты в России при болыпевицком режиме
3.2.26. Мусульмане в СССР в 1930-е гг.
3.2.27. Части былой России, свободные от коммунизма в 1930-е гг.
3.2.28. Гражданская война в Испании и Россия
3.2.29. Русское общество на Дальнем Востоке и советско-японский конфликт
3.2.30. Подготовка к «последней войне». Гонка вооружений
3.2.31. Отношение мирового сообщества к сталинскому режиму.
3.2.32. Международная политика большевиков в конце 1930-х гг.
3.2.33. Сломленный, обеспамятованный и порабощенный в СССР народ России. Цена болыпевицкого эксперимента к 1939 г.
3.2.34. Русское общество вне СССР. Политические тенденции 1930-х гг. РОВС. Создание НТС-рс
3.2.35. Русская культура «в послании» миру
Часть четвертая. РОССИЯ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И ПОДГОТОВКИ К ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ (1939-1953)
Глава 1. ОТ СЕНТЯБРЯ 1939 К ИЮНЮ 1941 ГОДА
4.1.1.    Расстановка сил в мире к 1939 г. Агрессоры и их жертвы. С англо-французами или с нацистами? Пакт «Молотова — Риббентропа»
4.1.2.    Завоевание и раздел Польши. Катынь
4.1.3.    Захват Балтийских государств, Бессарабии и Северной Буковины
4.1.4.    «Зимняя война» 30 ноября 1939 г. — 13 марта 1940 г.
4.1.5.    Международная обстановка и подготовка СССР к войне с Германией, осень 1939 г. — лето 1940 г.
4.1.6.    Русское общество за пределами СССР и начало мировой войны
4.1.7.    Изменения в планах Сталина в связи с блицкригом Гитлера во Франции. Попытка Сталина переделить Балканы и Средний Восток
4.1.8.«Барбаросса» и планы Сталина, декабрь 1940 — июнь 1941 г.
Глава 2. Советско-нацистская война 1941-1945 гг. и Россия
4.2.1.    Нападение Германии на СССР. 22 июня 1941 г.
4.2.2.    Русское общество и советско-нацистская война в СССР. Отказ от эвакуации населения
4.2.3.    Советско-нацистская война и Зарубежье
4.2.4.    Военные действия в июне-ноябре 1941 г.
4.2.5.    Московская битва 1941-1942 гг.
4.2.6.    Трагедия Ленинграда, 1941-1942 гг.
4.2.7.    Эвакуация промышленности на Восток. Создание новой индустриальной базы на Востоке СССР.
4.2.8.    Новый внешнеполитический курс СССР. Присоединение к Атлантической хартии. Ситуация на фронтах Второй мировой войны к середине 1942 г. Проблема «второго фронта»
4.2.9.    Помощь и условия новых союзников. Ленд-лиз
4.2.10. Прибалтика в годы войны
4.2.11. Военные действия в 1942 г. Неудачи СССР.
4.2.12. Битва под Сталинградом 1942-1943 гг. и перелом в ходе войны. Военные действия в начале 1943 г.
4.2.13. Курская дуга 1943 г.
4.2.14. Русское общество и германская администрация на оккупированных территориях
4.2.15. К западу от линии фронта. Беженцы и остарбайтеры. Трагедия Холокоста
4.2.16. Трагедия плена. Сталин и конвенция о военнопленных
4.2.17. Русская Церковь и начало войны. Зарубежье, Внутренняя Россия. Псковская миссия
4.2.18. Германское антинацистское движение и русское общество
4.2.19. Попытки создания Русской освободительной армии (РОА)
4.2.20. Надежды в русском обществе в СССР на послевоенную свободную жизнь
4.2.21. Новые отношения болыпевицкой власти с Церковью
4.2.22. Новое изменение сталинской идеологии — курс на русский национализм
4.2.23. Карательная система коммунистического режима в годы войны. Репрессии против военного и мирного населения, штрафные батальоны и заградительные отряды. Обращение с военнопленными
4.2.24.Репрессии против народов России. Насильственные депортации и геноцид
4.2.25. Русское антинацистское сопротивление в Европе
4.2.26. Планы послевоенного урегулирования. Тегеранская встреча. Народы Восточной Европы и планы Союзников
4.2.27. Военные действия в 1944 г. Изгнание врага за пределы СССР
4.2.28. Варшавское восстание и занятие Польши. 1944-1945 гг.
4.2.29. Политика Сталина в отношении Восточной Европы. «Народная демократия»
4.2.30. Балканские страны в 1941-1945 гг. Красное и белое подполье
4.2.31. Ялтинская конференция
4.2.32. Создание русской армии на стороне Гитлера. Идеология РОА. РОА и Русское Зарубежье. Пражский манифест КОНР
4.2.33. Занятие Австрии и Германии
4.2.34. Советская армия в Восточной и Центральной Европе в 1945 г.
4.2.35. Занятие Чехословакии. Пражское восстание 1945 г. Конец власовской армии
4.2.36. Капитуляция Германии и Потсдамская конференция
4.2.37. Жертвы Ялты
4.2.38. Война с Японией. Сталин, Мао и судьба русской дальневосточной эмиграции
4.2.39. Итоги и цена Второй мировой войны для России и сталинского режима. Невосполнимые потери
Глава 3. Россия и подготовка Сталина к несостоявшейся Третьей мировой войне 1946-1953 гг.
4.3.1.    Несбывшиеся надежды на либерализацию болыпевицкого режима. Сталинская послевоенная идеология
4.3.2.    Внешняя политика СССР. Организация Объединенных Наций и всемирное признание сталинского режима. Углубление трений с западными союзниками. Дипломатия Сталина-Молотова
4.3.3.Советская реакция на атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Начало советского атомного проекта. Гонка вооружений
4.3.4.    Восстановление народного хозяйства после победы. Послевоенный голод
4.3.5.    От «подсоветского» к «советскому» обществу
4.3.6.    Попытки захватить Иранский Азербайджан, Западную Армению и Проливы. Фултонская речь Черчилля и реакция Сталина. Начало холодной войны
4.3.7.    Советизация Восточной и Центральной Европы. Репрессии и реформы
4.3.8.    Советская политика в Азии
4.3.9.    Борьба с титовской Югославией. Берлинский кризис
4.3.10. Отказ от Плана Маршалла. Окончательный раскол Европы. Поддержка коммунистического наступления в Греции и Италии
4.З.11. «Ждановщина»
4.3.12.Подготовка советского общества к новой войне. Мобилизационная экономика. СЭВ
4.3.13.Война в Корее
4.3.14 Закрепощённая Церковь в России. Львовский собор и запрещение унии
4.3.15. Планы Сталина по новой «чистке» коммунистического аппарата. Ленинградское дело. Был ли заговор Берии?
4.3.16. Национальная политика Сталина после 1945 г. Выселение «этнических меньшинств» из «прифронтовой полосы». Спецпоселенцы. Борьба с космополитизмом. Дело врачей
4.3.17 Наука и культура в СССР в 1945-1953 гг. Лысенко и «лысенковщина»
4.3.18.Первая и вторая эмиграция. Политика Сталина в отношении Русского Зарубежья. Раскол эмиграции и трагедия возвращенцев. Уход в обе Америки
4.3.19.Русская наука и культура в Зарубежье в 1945-1953 гг.
4.3.20.Русская Церковь за пределами коммунистического лагеря
4.3.21.Антикоммунистические движения в Зарубежной России
4.3.22.Антикоммунистические движения на территории СССР
4.3.23.Отношение общества к смерти Сталина. Март 1953 г.
 

История России XX век  - Эпоха сталинизма - 1923-1953 - Том II - Предисловие ответственного редактора

 
Книга, которую Вы держите в руках, написана большим авторским коллективом, более чем сорока учеными, живущими в разных городах России и во многих странах мира. Все мы ставили перед собой совершенно определенную задачу — рассказать правду о жизни и путях народов России в XX веке. В 1927 г., во Франции наш знаменитый профессор-историк генерал Николай Головин спросил Великого князя Николая Николаевича: «А как писать о России?» Великий князь ответил: «Россия может освободиться только тогда, когда мы о ней будем говорить правду, одну лишь правду». Мы помнили и мудрый завет Владислава Ходасевича: «Истина не может быть низкой, потому что нет ничего выше истины. Пушкинскому "возвышающему обману" хочется противопоставить нас возвышающую правду». Этот принцип и лёг в основание нашей книги, хотя правда порой оказывалась горькой, ранящей душу.
 
Мы исходили из убеждения, что история, как и любое творение человека, требует не только фиксации фактов, но и их нравственного осмысления. Добро и зло не должны быть безоценочно перемешаны в историческом повествовании. Наше общее убеждение состоит также в том, что высшей ценностью является не земля, не государство, а человек, живая личность. Ради своего существования на земле человек возделывает эту землю, ради своего мира и благополучия создает государство, И там, где человек страдает, где ему плохо, где он не может достойно воспитать детей, научить их правде и добру, где лишается имущества, а то и самой жизни, там мы должны говорить об исторической неудаче, о провале жизни, о национальной трагедии. Но мы также убеждены, что историческая трагедия не происходит на пустом месте — сам человек своим выбором к добру или ко злу определяет своё будущее счастье или своё будущее горе. И народы неотличимы здесь от индивидуумов. Только выбор, совершаемый ими, — коллективен.
До предела трагичным был для народов России XX век. Β XX веке Россия раскололась, и осколки эти не соединены до сих пор. В Гражданской войне 1917-1922 гг. брат сражался с братом, а потом часть России, во многих отношениях лучшая, самая ответственная, культурная, думающая, ушла или была изгнана из пределов отечества.
 
И стали две России — Зарубежная и Внутренняя. Поэтому со времен Гражданской войны мы ведём повествование не об одной, но о двух Россиях — без жизни Русского Зарубежья русское общество уже неполно, уже ущербно. Одна Россия жила в «неслыханной свободе», но без земли, другая — на родной земле, но вовсе без свободы.
 
И здесь — второй раскол. Раскол на общество и власть. Далеко не все и на родине смирились с коммунистическим режимом, постепенно утвердившимся после октябрьского переворота на большей части исторической России. Многие, очень многие боролись с ним, кто с оружием в руках, кто словом, кто своей, несломленной совестью. Поскольку режим, лишивший людей России права на веру в Бога, права на жизнь и достоинство, есть безусловное зло, то борьба с ним, сопротивление ему заслуживают благодарной оценки и внимательного изучения. Вновь разделилась Россия — на тех, кто был с властью, с коммунистическим режимом, и тех, кто был против коммунистической власти, в сознательном или бессознательном сопротивлении ее воле. Поэтому истории общества, истории народа, его настроениям мы уделяем не меньшее внимание, чем истории власти и государства.
 
Мы говорим в книге — народ России, русский народ, как правило, имея в виду не этническую и культурную, но политическую принадлежность. Русский народ был многокультурным и разноязыким в начале XX века, таким осталась и большая часть его, оказавшаяся под большевиками, таким было и Русское Зарубежье, и те окраины исторической России, которые избежали на время или навсегда коммунистической деспотии. У одних любовь к своим корням — великорусским, татарским, еврейским, польским гармонично соединялась с ощущением русской политической общности, у других — вступала с ними в жесткий конфликт, взрывалась этническим национализмом. Но многие десятилетия и даже века совместной жизни в России наложили свой ясный отпечаток и на тех, кто принимал с готовностью русскую политическую общность, и на тех — кто отвергал её с горячностью и решительностью. И потому мы позволяем себе говорить о русском народе как о политическом явлении XX века, далеко выходящем по языку и, тем более, по крови, за пределы великорусской народности.
 
В истории нет жестких связей между численностью и влиянием. Иногда один человек может изменить судьбы миллионов, немногие — преобразить великое множество и к добру, и ко злу. Эмиграция была малочисленна в сравнении с народом Внутренней России, сознательную борьбу с режимом вели порой только сотни и, самое многое, тысячи людей, но к их делам и мыслям мы должны отнестись столь же внимательно, как и к действиям большинства народа. И потому в книге Вы найдете специальные разделы, посвященные борьбе людей России за свободу свою и своих соотечественников от деспотического и растлевающего совесть режима.
Наконец, нашу задачу мы видели в том, чтобы русской истории вернуть человека и исторический факт, из безличного описания «объективных процессов» и «движущих сил» вновь сделать историю личностной и фактичной. Поэтому воспоминания очевидцев, биографические справки, да и самые имена людей, а также фрагменты важных документов часто встречаются на страницах книги. Мы старались писать историю людей, а не историю процессов и сил.
Эта книга была написана за очень короткий период времени, и ее создать вовсе не было возможности, если бы не слаженный труд многих десятков авторов, часто живущих за тысячи километров друг от друга. В ней неизбежны погрешности и, скорее всего, есть даже ошибки, и за них я прошу простить нас. Они — невольны. Мы всеми силами старались их избежать.
 
2017-01-14

 
3-й том

История России ХХ век - Деградация тоталитарного государства и движение к новой России - 1953—2008 - Том III

под ред. А. Б. Зубова. — Москва : Эксмо, 2017. — 688 с. — (История России. ХХ век).
ISBN 978-5-699-93347-1
 

История России ХХ век - Деградация тоталитарного государства и движение к новой России - 1953—2008 - Том III - Содержание

Часть пятая Россия в период деградации коммунистического тоталитаризма (1953–1991)
Глава 1. «Оттепель» коммунистического режима 1953–1964 гг.
Глава 2. Россия в годы «мирного сосуществования» 1964–1985 гг.
Глава 3. Попытка перестройки коммунистического режима 1985–1991 гг.
Часть шестая На пути к восстановлению России (1991–2008)
Глава 1. Российская Федерация в годы президентства Бориса Ельцина и первого президентства Владимира Путина
Глава 2. Политические процессы на пространствах исторической России за пределами Российской Федерации
Воссоединение исторического пространства (Вместо заключения)
Иллюстрации
 

История России ХХ век - Деградация тоталитарного государства и движение к новой России - 1953—2008 - Том III - Борьба за сталинское наследство. Свержение Берии

 

Новое руководство СССР немедленно отказалось от сталинских планов подготовки к Третьей Мировой войне. Преемники Сталина, прежде всего Маленков, Берия и Молотов, отчетливо понимали гибельность такой войны для СССР. В ноябре 1952 г. США первыми испытали термоядерное устройство. Первое советское термоядерное устройство испытано было только через десять месяцев (см. 5.1.14), а к тому времени находилось еще в стадии разработки. Американская стратегическая авиация со своих баз могла достичь Москвы. СССР не имел аналогичных возможностей в отношении США. Все, что мог сделать Сталин и военные, – это построить дорогостоящую систему ПВО вокруг Москвы и готовиться к молниеносному захвату Западной Европы и Турции, чтобы лишить американцев их передовых плацдармов. Все это вряд ли предотвратило бы разгром СССР в случае войны.

Через десять дней после смерти Сталина, 16 марта 1953 г. Маленков публично заявил, что США и СССР могут договориться по любой международной проблеме. Крупнейшей из них была Корейская война. Во время похорон Сталина Молотов обменялся мнениями с приехавшим на похороны премьером Государственного совета КНР Чжоу Эньлаем о возможности положить конец войне в Корее.

19 марта были направлены официальные письма Мао Цзэдуну и Ким Ир Сену, в которых предлагались меры, чтобы «обеспечить выход Кореи и Китая из войны в соответствии с коренными интересами китайского и корейского народов». Мао и Ким, которые не ставили этого вопроса перед Сталиным из-за гордости или боязни показать «слабину», немедленно согласились. 27 июля 1953 г. на нейтральной полосе в Корее было подписано соглашение о перемирии. Война закончилась, но Корея осталась разделенной.

В СССР антиамериканская истерия и шпиономания начали спадать. Советские женщины – жены иностранных дипломатов, получили разрешение выехать из страны (до этого они жили на территории иностранных посольств, т.  к. по сталинскому закону 1947 г. брак с иностранцем означал немедленный арест). Была ослаблена цензура для иностранных журналистов (раньше за публикацию в своих газетах статей с критикой советского режима их тут же лишали аккредитации). Журналистов даже стали приглашать на приемы в Кремль.

В апреле-мае 1953 г. Президиум Совета Министров, во главе которого встал Маленков, был вынужден вплотную заняться кризисом сталинской политики в Восточной Германии. Военные приготовления и слухи вызвали массовое бегство немцев – молодежи и специалистов – в Западную Германию. На предприятиях и в сельской местности усиливалось недовольство непосильными темпами работ, снижением расценок и зарплат, «раскулачиванием» крестьян. Молотов и большинство членов Президиума решили отказаться от «ускоренного» темпа строительства «социализма» в Восточной Германии, но считали, что нужно сохранить ГДР – передовую базу советского присутствия в Центральной Европе.

В марте-июне 1953 г. Берия был самым активным членом нового руководства. Он стремился к верховной власти, но понимал, что после всех тех преступлений, которые он сотворил при Сталине, его шансы невелики – соратники его боятся, народ ненавидит, зарубежные политики смотрят как на кровавое чудовище. После смерти вождя крайним ответчиком за преступления сталинского режима становился он. Желая себя обелить и получить поддержку и в мировом общественном мнении, и среди руководства компартии, и в русском народе, Берия, будучи человеком вовсе неглупым, продумал целый ряд шагов. По некоторым серьезным свидетельствам, он советовал пойти на объединение Германии, – «пожертвовать» ГДР ради окончания холодной войны. Он же стремился как можно быстрее прекратить войну в Корее.

Внутри страны его самой заметной инициативой была реформа госбезопасности и прекращение «дела врачей». 16 марта Берия арестовал главного следователя по делу врачей Рюмина и освободил арестованных врачей. В записке Президиуму Берия, пользуясь тем, что с 1946 г. он формально не возглавлял МВД и МГБ, сообщал о невиновности врачей и о том, что убийство Михоэлса – дело рук органов безопасности. 3 апреля Президиум ЦК КПСС признал, что дело врачей сфабриковано, и возложил ответственность за это на бывшего министра МГБ С. Д. Игнатова. 4 апреля Берия подписал приказ по министерству, в котором осудил то, что сам и его предшественники применяли многие годы. Приказ запрещал «изуверские методы допроса – грубейшие извращения советских законов». Берия приказал уничтожить орудия пыток в тюрьмах МГБ. А еще за несколько месяцев до приказа он сам с удовольствием принимал участие в пытках заключенных, особенно женщин, в подмосковной тюрьме в Суханово, где у Лаврентия Павловича были специальные покои.

 
 
 

Категории: 

Ваша оценка: от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (15 votes)
Аватар пользователя Wizard