Хиллман - Нерешенные вопросы архетипической психологии

Джеймс Хиллман - Нерешенные вопросы архетипической психологии
С моей точки зрения глубинного психолога, те, кто имеет связь с историями, находятся в лучшей форме и прогноз их состояния лучше, чем у тех, кому только предстоит познакомиться с историей. Это серьёзное заявление, и я хотел бы разобрать его по частям. Но я не хочу умалять это аподиктическое утверждение: «осознание истории» само по себе психологически терапевтично. Оно позитивно влияет на душу.
 
Знакомство с какой-либо историей в детстве — и здесь я имею в виду устную историю, рассказанную или прочитанную (ибо чтение имеет устный аспект, даже если вы читаете про себя) вместо того, чтобы смотреть историю на экране — даёт человеку в базовое понимание и знакомство с разумной реальностью истории как таковой. Это приходит в простом проживании, путём речи и общения, а не в чем-то более позднем, таком, как обучение и литература. Появляясь в ранние периоды жизни, это уже даёт перспективу для жизни дальнейшей. Человек интегрирует истории в жизнь, потому что они обитают в глубине ума (бессознательного) как контейнеры для организации событий в значимые переживания. Истории — это средство рассказать себе о событиях, которые в противном случае вообще не имели бы психологического смысла. (Экономические, научные и исторические объяснения — это разновидности «историй», которые часто не дают душе образного смысла, который она ищет для понимания своей психологической жизни.)
 
Когда история закладывается в детстве, человек обычно находится в лучшем отношении с патологичным содержанием непристойных, гротескных или жестоких образов, которые спонтанно появляются во сне и фантазии. Те, кто придерживается рационалистической теории разума, кто ставит разум против и выше воображения, утверждают, что, если бы мы не были помещены в такие мрачные истории в ранние впечатлительные годы, то в последующем у нас было бы меньше патологий и больше рациональности. Моя практика скорее показывает, что, чем более выстроена и опытна образная сторона личности, тем меньшую угрозу представляет иррациональное, тем меньше необходимости в вытеснении и, следовательно, тем меньше действительная патология проявляется в буквальных, повседневных событиях. Другими словами, через историю символическое качество патологических образов и тем обретает свое место, так, что эти образы и темы с меньшей вероятностью будут рассматриваться натуралистически, с клиническим буквализмом, как признаки болезни. Эти образы находят место в разумной истории. Они принадлежат мифам, легендам и сказкам, где, как и во сне, появляются всевозможные странные фигуры и извращенные формы поведения. В конце концов, «величайшая история, когда-либо рассказанная», как некоторые любят называть Пасху, изобилует ужасными образами с большим количеством патологических деталей.
 

Джеймс Хиллман - Нерешенные вопросы архетипической психологии

М. : «Касталия», 2021. — 274 с.
ISBN 978-5-521-15863-8
 

Джеймс Хиллман - Нерешенные вопросы архетипической психологии - Содержание

I. Заметка об истории
II. Покинутость ребенка
III. Потос: ностальгия вечного юноши
IV. Предательство
V. Раскол c разных точек зрения
VII. Три вида неудачи с точки зрения анализа
VII. Архетипическая модель торможения мастурбации
VIII. О психологии и парапсихологии
IX. Почему «архетипическая» психология?
X. Плотин, Фичино и Вико как предшественники архетипической психологии
XI. Архетипическая теория: К. Г. Юнг
XII. Методологические вопросы в исследовании сновидений
 

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 8.8 (6 votes)
Аватар пользователя Blazen