Милбанк - Теология и социальная теория - по ту сторону секулярного разума

Джон Милбанк - Теология и социальная теория - по ту сторону секулярного разума
Эта книга ставит под вопрос то, что и как делалось на протяжении последних десятилетий в области христианской мысли на русском языке и само существование того языка, тех тем, которые стали за десятилетия привычными, но все еще требующими проверки на соответствие богословскому этосу. Равнодушие к актуальному, конструктивному, развивающемуся из перспективы первого лица богословию характеризует общую ситуацию постсоветской интеллектуальной культуры, которая находится в противоречии между старым и новым, между изобретением традиции и необходимым новаторством. Особенно это актуально для прояснения смысла и содержания понятия «теология», весьма неоднозначно трактуемого и почти утратившего какие-либо семантические рамки. 
 
Джон Милбанк — автор неординарный и нестандартный. Его неисчерпаемая энергия и оригинальная богословская позиция не только положили начало одному из самых заметных и интересных интеллектуальных движений последних десятилетий — «радикальной ортодоксии», — но и создали поле для постоянного диалога с самыми разными взглядами и мировоззрениями. 
 
***
Настоящий кризис, который переживает наша планета, все поставил под вопрос. То, что мы еще недавно воспринимали как неизбежный прогресс, теперь явно приводит к загрязнению природной среды и разрушению человеческой жизни, какой мы ее знаем. Поэтому некоторые задаются вопросом: может быть, что-то не так с самим человеческим существом? Или переход от охоты и собирательства к сельскому хозяйству был ошибкой, следствием которой стали господство, иерархия и война? Многие во всем винят европейское наследие с его сциентизмом, технологизмом, милитаризмом, капитализмом и стремлением к имперским завоеваниям. 
 
В этой книге мы солидаризируемся с теми, кто предлагает более умеренный взгляд, считая, что Запад совершил поворот в неверном направлении и что именно это сегодня ведет весь мир к катастрофе. 
 
Даже если политическому доминированию западноевропейских и атлантических наций сегодня брошен вызов со стороны Азии, все же культурное влияние Запада остается весьма значительным. Хотя призыв к демократии, может быть, и утрачивает привлекательность, но наследие технократизма, индивидуализма и капитализма вместе с упадком религии сохраняет свою силу, а порой и наращивает ее. На место идеи демократии приходят идеологии, также имеющие западное происхождение: национализм, коммунизм, авторитаризм и фашизм, — часто в новых, причудливых, гибридных сочетаниях. Религиозные традиции Азии обнаруживают тенденцию к поддержке этих идеологий; они инструментализиру- ются, чтобы служить национализму и вере в самопомощь и частное просветление. 
 
Поэтому мы пока остаемся в рамках западной траектории развития. И наиболее поразительно, что эта траектория привела к отказу от ее собственных ключевых метанарратива и метафизики, а именно от представления о том, что конечная реальность была сотворена личным Богом; что она онтологически искажена предпочтением, которое ангелы и люди отдали знанию, основанному на власти, вместо знания, основанного на любви; и что она была искуплена этим личным Богом, который восстановил примат любви, прожив человеческую жизнь в нашем историческом времени. Из этого нарратива и этой философии проистекает установка на то, что политические цели справедливости должны быть однозначно подчинены более широким социальным целям примирения и взаимного процветания людей, пребывающих в отношениях друг с другом. 
 
Каждая культура и цивилизация опирается на формирующие ее мифы и верования. Смысл любого человеческого языка требует доверия к главным трансцендентным означающим, которые не могут быть вполне обоснованы разумом. Соответственно, человек — это неисправимо религиозное живое существо. Поэтому, когда цивилизация отвергает свои наиболее важные нарративы и метафизические посылки, она необходимо приходит в упадок. Именно по этой причине, как предвидели некоторые пророки XX века, христианству сегодня бросает вызов ислам, который, как представляется, в большей степени сохранил свои базовые убеждения, а также более целостный и ритуализированный взгляд на человеческую жизнь. В то же время весьма сомнительно, что нынешний ислам свободен как от упадочных тенденций, так и от тенденции к секуляризации, которые являются следствием его встречи с Западом. Его более возвышенные и сложные философские традиции остаются в подвешенном состоянии, а его политизация (необязательно в форме терроризма) часто приводит к некоей смеси элементов секулярной идеологии и пуританского фундаментализма, который сам — слишком модерный по своему характеру. 
 
Поэтому вполне можно говорить о том, что весь мир в настоящее время просто деградирует — именно в силу доминирования в нем наследия западного модерна. Не возникло никакого серьезного альтернативного религиозно-культурного видения, которое могло бы приостановить и поставить под вопрос это доминирование. И потому есть основание говорить, что христианство, действительно, является окончательной религией (как это было для Гегеля): это религия, которая обобщает вечные и универсальные интуиции в представлении о единстве Бога и о Его единстве с миром через понимание того, что это единство является также субъективным, 
троичным и потому реляционным и что сама жизнь и триединство Лиц в бесконечном таинственно соединены с жизнью и многоли- костью конечного, хотя в то же время здесь сохраняется и различие. 
 
Таким образом, вполне можно предположить, что нынешний кризис Запада и западно-ориентированного мира связан с отказом от этой окончательной религии и ее откровения о Боге, как также и о человеке, как о событии любви, превышающей любой закон или набор ритуальных предписаний и запретов. И это также отказ от Церкви как окончательного сообщества, чей очищенный язык и ритуалы поддерживают и распространяют таинственный образ всеобъемлющей личности Богочеловека Христа. После этого отказа может прийти только нигилизм и пост-человек. Ибо ныне мы видим, что без представления о том, что люди созданы по образу Божию, чистый, благонамеренный гуманизм утрачивает какую-либо убедительность. 
 
Итак, хотя христианство было отвергнуто, остается верным, что именно христианское богословие может лучше всего диагностировать кризис нашего времени. После отвержения Бога любви мы неминуемо оказываемся в плену у бессмысленной машины, которая признаёт только власть, знание как власть — и лишь ради отправления этой власти. Предприятие, которое улавливает того, кто пытается контролировать происходящее посредством доступных ему устройств: такое самообольщение сегодня грозит стать определяющим для всей нашей повседневности. 
 

Джон Милбанк - Теология и социальная теория - по ту сторону секулярного разума

Пер. Кырлежева А. И., Узланера Д. А., под общ. редакцией А. И. Кырлежева.
М.: Теоэстетика, 2022. — 736 с. 
ISBN 978-5-6046384-4-6 
 

Джон Милбанк - Теология и социальная теория - по ту сторону секулярного разума - Содержание

  • О. Давыдов. Долгий путь шедевра
  • Благодарности
  • Предисловие автора к русскому изданию
  • Предисловие ко второму изданию Между либерализмом и позитивизмом
  • Введение
ЧАСТЬ I ТЕОЛОГИЯ И ЛИБЕРАЛИЗМ
1. Политическая теология и новая наука политики
  • Новый объект политической науки
  • Теологическое конструирование светской политики
  • Современная (modem) политика как библейская герменевтика
  • Циклы Полибия против церковного времени
2. Политическая экономия как теодицея и агонистика
  • Введение
  • Политическая экономия и моральная экономия
  • Макиавеллиевское измерение
  • Провидение и непреднамеренные последствия
  • Критика гетерогенеза
  • Теологическое мальтузианство
ЧАСТЬ II ТЕОЛОГИЯ И ПОЗИТИВИЗМ
3. Социология I: от Мальбранша к Дюркгейму
  • Введение
  • Социология после Просвещения
  • Социальные факты как истины откровения
  • Изменения в понимании fait sociale (1)
  • Изменения в понимании fait sociale (2)
  • Истолкования жертвоприношения
4. Социология II: от Канта к Веберу
  • Введение
  • Неокантианский метод у Риккерта и Зиммеля
  • Макс Вебер и неокантианский метод
  • Социология религии Вебера
  • Либеральный протестантский метанарратив
5. Надзор за возвышенным: критика социологии религии
  • Консенсус по поводу возвышенного
  • Парсонс и американское возвышенное
  • Религия и функциональность
  • Функции перехода
  • Религия и эволюция
  • Религия как идеология
ЧАСТЬ III ТЕОЛОГИЯ И ДИАЛЕКТИКА
6. За и против Гегеля
  • Введение
  • От метакритики к диалектике
  • Сфера безразличия
  • Истинная и фальшивая нравственность (Sittlichkeit)
7. За и против Маркса
  • Введение
  • Марксистская критика религии
  • Марксистская критика капитала
  • Марксизм, христианство и социализм
8. Обосновывая сверхъестественное: политическая теология и теология освобождения в контексте современной католической мысли
  • Введение
  • Интегралистская революция в современной католической мысли
  • Социальные импликации интегрализма
  • Спасение или освобождение
  • Нуждается ли теология в социальной науке?
  • От фаундационного праксиса к сверхъестественной прагматике
ЧАСТЬ IV ТЕОЛОГИЯ И РАЗЛИЧИЕ
9. Наука, власть и реальность
  • Введение
  • Объяснение, понимание и наррация
  • Наррация, наука и вненаучное
10. Онтологическое насилие, или Проблематика постмодерна
  • Введение
  • Генеалогия
  • Онтология
  • Этика
11. Различие добродетели, добродетель различия
  • Введение
  • Добродетель против различия
  • Различие против добродетели
12. Иной Град: теология как общественная наука
  • Введение
  • Контр-история
  • Контр-этика
  • Контр-онтология
  • Судьба контрцарства
Библиография
Именной указатель
 
 
2022-01-16

Категории: 

Благодарю сайт за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя esxatos