Средневековая арабо-мусульманская философия - Том 2

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах Сагадеева - Том 2 ах Сагадеева - Том 2
Bibliotheca Islamica
О ведущем направлении философской мысли мусульманского Средневековья — восточном перипатетизме издавна утверждается, что нить его преемственного развития на Востоке оборвалась со смертью Абу 'Али Ибн Сины (Авиценны) в 1037 г. и что дальнейшей своей эволюцией оно было обязано деятельности арабских философов, живших в Испании и Магрибе. Это утверждение неверно: как самостоятельная философская школа перипатетизм не прекратил своего существования на Востоке мусульманского мира — здесь начался новый, послеавиценновский период его развития. И можно указать на конкретное историческое лицо, в чьем творчестве воплотилась эта «связь времен», — им был Абу-л-Хасан Бахманйар ибн ал-Марзбан ал-Азарбайджани.
 
Роль, которую выпало сыграть Бахманйару в сохранении традиций ал-Кинди, ал-Фараби и Ибн Сины, с достаточной четкостью проясняется при внимательном чтении биобиблиографического сочинения 'Али ибн Зайда ал-Байхаки (ум. в 1169/1170) «Татиммат сиван ал-хикма», где о самом философе приводятся следующие сведения: «Философ Бах-манйар Мудрец — ученик Абу 'Али [Ибн Сины], по вероисповеданию огнепоклонник, в совершенстве арабским языком не владел, родом из страны Азербайджан. “Предметы исследования” (“ал-Мабахис”) Абу 'Али в большей своей части касаются тем, [поднимавшихся] Бахманйа-ром в ходе рассмотрения им (совместно с Ибн Синой. — А. С.) наиболее запутанных вопросов. К числу созданных Бахманйаром сочинений относятся “Познание”, книга по логике “Украшение”, книга “Радость и счастье”, книга «О музыке” и множество трактатов»; «Умер Бахманйар в один из месяцев 458 (1065/1066. — А. С.) года, спустя 30 лет после кончины Абу 'Али» [АН Zaid al-Baihaki, 1935, р. 91-92].
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 2 

(Bibliotheca Islamica)
Сост. Н.С. Кирабаев 
М.: Издательский дом Марджани, 2010. — 528 с.
ISBN 978-5-903715-15-2 (т. 2)
ISBN 978-5-903715-08-4
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 2 - Содержание

Бахманйар ал-Азарбайджани и его энциклопедический труд «ат-Тахсил»
Ат-Тахсил
КНИГА ПЕРВАЯ «О логике»
  • Часть первая, состоящая из трех разделов
    • Раздел первый. Об [идеях] «Эйсагоге»
    • Раздел второй. «О категориях»
    • Раздел третий. «Об истолковании»
  • Часть вторая книги «О логике», посвященная объяснению силлогизма
  • Часть третья книги «О логике» «Об обучении доказательству», которая состоит из двух разделов
    • Раздел первый. «О доказательстве»
    • Раздел второй. «Об определении»
КНИГА ВТОРАЯ из тех трех книг, что содержатся в книге «Познание», о науке, именуемой «метафизикой», каковая включает в себя шесть частей
  • Часть первая. «О сущем»
  • Часть вторая. «Об остальных девяти категориях»
  • Часть третья. «О предшествовании и следовании, потенции и акте» 
  • Часть четвертая.
  • Часть пятая «О причине и причинно обусловленном»
  • Часть шестая
КНИГА ТРЕТЬЯ из тех трех книг, что содержатся в книге «Познание», «О конкретно существующих вещах», каковая включает в себя две части, четыре раздела и тридцать четыре главы
  • Часть первая. «О познании бытийно-необходимого самого по себе и перечне его атрибутов»
  • Часть вторая. «О причинно обусловленных вещах», каковая подразделяется на четыре раздела
    • Раздел первый. «О посылках, необходимых при [изучении] естественных вещей»
    • Раздел второй. «О небе и мире»
    • Раздел третий. «О простых телах, подверженных возникновению и уничтожению, и о подобных им сложных телах»
    • Раздел четвертый. «Учение о душе»
Комментарии 
Указатель имен
Указатель географических названий 
Указатель терминов и этнонимов 
Summary
 

Средневековая арабо-мусульманская философия в переводах А.В. Сагадеева: [собр. пер. в 3-х томах ] - Том 2 - Часть первая. «О сущем»

 
Как тебе уже известно, предметом метафизики является нечто общее для всех вещей, а именно сущее как таковое, т.е. бытие. Дело в том, что состояние тела как того, что движется или покоится, изучают в физике; состояния величины как таковой изучают в математике; способ же существования того и другого в этих науках не изучается. Способ существования тела, величины и всех подобных им вещей изучается только в метафизике, так что предметы остальных наук выступают как бы в качестве сущностных акциденций предмета данной науки.
Известно, что предмет науки устанавливается в началах каждой науки с помощью достоверного определения. Предмет же данной науки не поддается определению, так как по понятию он первичен. Ибо у него нет ни рода, ни различающего признака, ни вообще чего-то такого, что было бы известнее его и с помощью чего можно было бы дать ему характеристику, ни чего-то такого, что было бы общее его и что могло бы быть взято в его определении. Кто берется объяснять бытие, как если бы ему предстояло объяснить нечто неизвестное, тот ошибается. Ведь если бы кто-то сказал: «Реальная сущность бытия состоит в том, чтобы быть действующим или претерпевающим действие», — то он бы ошибся, поскольку то и другое суть части сущего, а сущее более известно, чем действующее и претерпевающее действие. Это все равно что сказать: «Вещь есть то, о чем допускается сделать высказывание», — ибо допустимость и высказывание нельзя определить, не используя при их объяснении [термина] «вещь» либо [терминов] «предмет», «нечто» или «то, что», каковые, как ты видишь, суть синонимы «вещи». Подобные объяснения, таким образом, представляют собой обозначения, полученные порочным путем.
 
Ведь познаем мы либо чувством, либо разумом. Разумом мы познаем либо с помощью определения, либо с помощью чего-то другого. Определение обязательно состоит из общих вещей, и точно так же обстоит дело с тем, что познается не с помощью определения, а посредством описания и тому подобного, — при обоих способах познания мы доходим до наиболее общего, т.е. до рода или до неотъемлемого признака, которое представимо само по себе, ибо в противном случае мы имели бы бесконечный регресс. А вещи, подчиняющиеся чему-то общему, различаются между собой либо различающим признаком, либо чем-то обретенным от рода, либо случайным признаком, либо собственным признаком.
 
Доказательство существования предмета данной науки, т.е. бытия, излишне. Ибо если мы скажем: «То-то — сущее», — то под этим будем подразумевать две вещи, из которых одна заключается в том, что оно обладает бытием, а это все равно что сказать: «Голова — нечто относящееся к тому, что обладает головой», — т.е. пользоваться метафорической речью. Сущее в действительности есть существование, а соотнесенное — отношение, ибо существование — это не то, благодаря чему нечто пребывает в конкретных вещах, а пребывание чего-то или становление чего-то в конкретных вещах. Если бы нечто пребывало в конкретных вещах благодаря пребыванию своему в конкретных вещах, то мы имели бы бесконечный регресс, и нечто не могло бы пребывать в конкретных вещах. Следовательно, существование, которое есть пребывание в конкретных вещах, — это свойство сущего, и бытие, необходимое само по себе, есть его бытийность.
 

Категории: 

Благодарность за публикацию: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (1 vote)
Аватар пользователя brat christifid