Афанасьев - UNA SANCTA

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Протопресвитер Николай Афанасьев - UNA SANCTA - Православная община
В настоящее время мы наблюдаем некоторую тенденцию к возобновлению общения, несмотря на догматические разногласия. Католическая церковь не считает обязательной для «присоединения» к ней формулу «Filioque», считая ее абсолютной истиной. Не только католическая, но и православная церковь готова возобновить общения с монофизитскими и несторианскими церквами, считая, что догматическое разногласие с ними вербального характера. В действительности, по крайней мере, по отношению к монофизитским церквам, догматическое различие между православной церковью и церквами, не принявшими Халкидонского догмата, гораздо больше, чем между нею и католической церковью.
 
Конечно, между православной и католической церковью имеется не только вербальное разногласие, а подлинное догматическое разногласие. Требовать, чтобы одна или другая церковь приняла бы, как условие восстановления их объединения, учения другой или отказа от своего учения, означает забывать, что нельзя принудительно заставить принять истину. Догматическое согласие возможно достигнуть только через восстановление братского объединения церквей, а не в порядке обсуждения догматических разногласий на соборах или в конференциях
 

Протопресвитер Николай Афанасьев - UNA SANCTA - Православная община

На память Иоанну XXIII, Папе Любви
[М.; Рига], [2000]. 48 с.
 

Николай Афанасьев - UNA SANCTA - Православная община

 
Решение папы Иоанна XXIII о созыве нового Ватиканского собора сразу пробудило давние надежды [на воссоединение христианского мира, и сейчас, по окончании первой сессии собора, надежды зти пребывают нерушимыми]
 
1). После Ватиканского собора 1870 года в православном мире проблема соединения церквей была как будто окончательно устранена. Формулирование догмата о примате Римского первосвященника и провозглашение догмата о непогрешимости порвало всякие нити, [которые до того времени связывали католическую церковь с остальным христианским миром].
 
2). Сейчас зта проблема вновь поставлена, хотя, строго говоря, никаких конкретных оснований к этому не имеется. Что может сделать новый Ватиканский собор для того, чтобы действительно способствовать воссоединению церквей? Собор этот - не что иное, как собор католической церкви, не более. Католическая церковь вправе многого ожидать от него для себя. Но насколько решения собора, относящиеся к внутренней ее жизни, могут повлиять на жизнь других церквей? Заявления ответственных представителей католической церкви не дают надежды на то, что в области догматики будут какие-либо изменения. Подобные признания нельзя не учитывать. Тем не менее, в них имеется что-то новое, если не в содержании, то по крайней мере в тоне, нечто такое, чего не было раньше.
 
Все это настолько мало, что не может объяснить, почему вдруг возникли надежды  на будущее объединение церквей, если только мы не примем во внимание того экуменического напряжения, в котором пребывает в настоящее время христианский мир. Если 30 или 40 лет тому назад христианское сознание, за редкими исключениями, было равнодушно к экуменической проблеме, то сейчас она стоит в центре его. Много уже сделано для этого, но мы напряженно ждем окончательного решения экуменической проблемы [того решения, которое затронуло бы и католический мир]. Только этим напряжением можно объяснить, почему новый Ватиканский собор пробудил давно угасшие надежды.
 

Николай Афанасьев - UNA SANCTA - Предисловие - Православная община

 
Протопресвитер Николай Николаевич Афанасьев (1893-1966) - один из наиболее интересных русских богословов нашего столетия, известный прежде всего благодаря своей концепции «евхаристической экклезиологии», которую он развивал, опираясь на исследования раннего христианства, богословие апостола Павла и первых церковных писателей. Его работы, до недавнего времени, по понятным причинам, мало известные в России, представляют значительный вклад в православную экклезиологию. Они оказали заметное влияние на церковное сознание, вызывая противоречивые отклики и споры, подвергаясь критике, часто справедливой, но всегда способствуя плодотворному богословскому поиску. Чрезвычайно характерно, что один из позднейших авторов, выдающийся современный богослов митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас), исходя из тех же предпосылок, независимо пришел ко многим богословским выводам, которые мы находим у о. Николая Афанасьева (а впоследствии критически развил его концепцию).
 
Николай Афанасьев разделил судьбу многих русских изгнанников. В юности - студент Медицинского, затем математического факультетов, в годы первой мировой и гражданской войн - офицер-артиллерист. Затем эмиграция и обретение призвания - в пастырском и богословском служении Церкви. Окончив богословский факультет в Белграде (1925), он некоторое время законоучительствовал в гимназии в Скопле, а с 1930 года до своей кончины (с некоторыми перерывами) преподавал в Париже на Сергиевском подворье, как называют «русские парижане» Богословский Институт, основанный в 1924 году митрополитом Евлогием. В 30-е годы Н. Афанасьев читал лекции по каноническому праву и греческому языку, одновременно работая, под руководством проф. А. П. Добросклонского, над церковно-историческими темами (соборы, право в Церкви, отношения между Церковью и государством) и являясь сотрудником Религиозно-педагогического кабинета, основанного В. В. Зеньковским. В 1940-м, когда началась война, он принял священный сан и вскоре оказался в эвакуации на юге Франции, а затем в течение нескольких лет (1941 -1947) по поручению митрополита Владимира окормлял русские приходы в Тунисе.
 
Именно в эти трудные военные и послевоенные годы погруженный в пастырскую приходскую работу о. Николай продумывал экклезиологическую тему, обращаясь прежде всего к Новому Завету и к писаниям ранних отцов: Игнатия Антиохийского, Ипполита Римского, Киприана Карфагенского. Вернувшись на профессорскую кафедру, о. Николай продолжил исследования, результатом которых стала докторская диссертация, которую он защитил в Сергиевском Институте в 1950 году, на тему «Церковь Духа Святого» (переработанный вариант издан в 1971 году под тем же заглавием). В последующие годы он опубликовал несколько принципиально важных работ на русском и иностранных языках, в которых нашла развернутое изложение его экклезиологическая концепция.
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 10 (3 votes)
Аватар пользователя Андрон