Алисон - Вера над обидами

С книгами, рекламируемыми на сайте, можно лично ознакомиться, вступив в клуб Эсхатос, или оформив заявку по целевой программе.
Алисон - Вера над обидами
Оригинальный взгляд на христианскую веру одного из ярчайших и интереснейших богословов современности Джеймса Алисона.
 
«Как сделать так, чтобы мои братья смогли разделить со мной все это богатство? — должно быть, думал Иосиф, облачаясь в одежду египетского визиря. — Скорее всего, они считают, что я уже мертв, да и не этого ли они хотели? Они далеко, и даже если бы они чудом, какие обычно случаются в библейских притчах, направили свой тяжкий путь через пустыню из Ханаана в Египет, они, должно быть, все так же завистливы и преисполнены братоубийственной ненависти, как и прежде, и поэтому испугаются, увидев меня.
 
Братья решат, что я желаю отомстить им, и не смогут открыться мне, чтобы получить все то, что я хочу им дать. Сказать им, что мы были неправы, — значит отплатить им той же монетой. Не сказать ничего — значить счесть их безнадежными и лишить их настоящей радости, наполняющей сердце, которая поможет нам стать настоящими братьями. Что мне делать?».
 
Я не уверен, что какое-нибудь менее значительное начало было бы достойно работы, посвященной проблеме геев, которые только начинают обретать способность осуществлять дар веры. Положение официально мертвого человека, который, лишившись всего и пройдя через тяжкое обучение и тюрьму в неведомом ему государстве, без чьей-либо помощи получил столь почетную должность и богатство, что теперь должен придумать, как поделиться им с другими.
 
Именно это я имел в виду, когда назвал книгу «Вера над обидами и возмущением». Иосиф пользовался щедростью фараона, как будто не было преград на его пути к этому посту. Он был настолько свободен от любых обид, что смог придумать великодушный и надежный план для примирения со своими братьями и осуществить его так, чтобы они наконец все поняли, преодолели проблему, связанную с братоубийством, и помирились.
 

Алисон Джеймс - Вера над обидами и возмущением - фрагменты о христианстве и гомосексуализме

Пер. с англ. — М.: Издательство ББИ, 2013. - ху1 + 205 с.
ISBN 978-5-89647-303-9

Алисон Джеймс - Вера над обидами и возмущением - фрагменты о христианстве и гомосексуализме - Содержание

Часть первая  ВЧИТЫВАЯСЬ В ТЕКСТ
  • 1    Слепой от рождения и переосмысление понятия греха
  • 2    Богословие среди камней и праха 
  • 3    Иисус ставит Бога на уровень братства
  • 4    С брызгами по берегу к Ниневии
  • 5    Продолжая путь: превращение гнева изгнанника в любовь
  • 6    Одет и в здравом уме
Часть вторая  В ПОИСКАХ ГОЛОСА
  • 7    Назвать Иисуса Господом: исповедь ученика Жирара
  • 8    Чтобы не соблазниться
  • 9    В поисках сюжета
  • 10    Никодим и юноши на площади

Алисон Джеймс - Вера над обидами и возмущением - фрагменты о христианстве и гомосексуализме - Введение

 
«Как сделать так, чтобы мои братья смогли разделить со мной все это богатство? — должно быть, думал Иосиф, облачаясь в одежду египетского визиря. — Скорее всего, они считают, что я уже мертв, да и не этого ли они хотели? Они далеко, и даже если бы они чудом, какие обычно случаются в библейских притчах, направили свой тяжкий путь через пустыню из Ханаана в Египет, они, должно быть, все так же завистливы и преисполнены братоубийственной ненависти, как и прежде, и поэтому испугаются, увидев меня.
 
Братья решат, что я желаю отомстить им, и не смогут открыться мне, чтобы получить все то, что я хочу им дать. Сказать им, что мы были неправы, — значит отплатить им той же монетой. Не сказать ничего — значить счесть их безнадежными и лишить их настоящей радости, наполняющей сердце, которая поможет нам стать настоящими братьями. Что мне делать?».
 
Я не уверен, что какое-нибудь менее значительное начало было бы достойно работы, посвященной проблеме геев, которые только начинают обретать способность осуществлять дар веры. Положение официально мертвого человека, который, лишившись всего и пройдя через тяжкое обучение и тюрьму в неведомом ему государстве, без чьей-либо помощи получил столь почетную должность и богатство, что теперь должен придумать, как поделиться им с другими. Именно это я имел в виду, когда назвал книгу «Вера над обидами и возмущением». Иосиф пользовался щедростью фараона, как будто не было преград на его пути к этому посту. Он был настолько свободен от любых обид, что смог придумать великодушный и надежный план для примирения со своими братьями и осуществить его так, чтобы они наконец все поняли, преодолели проблему, связанную с братоубийством, и помирились.
 
В своей книге я также пытаюсь поделиться богатством полного отсутствия чувства обиды, к которому я стремлюсь. И все же реальность не совсем соответствует нашим желаниям. Не думаю, что в душе Иосифа не было ни капли обиды, когда братья продали его в рабство. По дороге в Египет у него было время на раздумья, и все легко могло обернуться жестокостью, обидой и отчаяньем.
 
У него были причины ожесточиться и тогда, когда работа, которую он считал надежной, оказалась ловушкой, устроенной ему женой его хозяина Потифара. Терпению любого человека пришел бы конец за время долгого и незаслуженного тюремного заточения.
 
Тем не менее именно во время этих испытаний Иосиф осознал, насколько любим, и понял, что никто из тех людей, кого он имеет полное право ненавидеть, на самом деле не достоин столь сильного чувства. Он пошел еще дальше, достигнув такой свободы, что научился желать не мести, а постоянного прощения как дара делать человечными других.
 
Нет ничего прекрасного в том, чтобы принадлежать к кругу лиц, который с исторической, социальной и богословской точек зрения рассматривался, в лучшем случае, как достойный осмеяния, а в худшем — как порочный. Боюсь, что любое проявление изысканности на страницах этого произведения — признак неудавшейся попытки встать на место гомосексуалистов и говорить с их позиции, избавиться от остатков показного искаженного отрицания и позволить вместо этого появиться словам из непроизносимого, неприемлемого, омерзительного.
 
Говорить красивые речи, находясь в пространстве, оскверненном убийством, суицидом и ложью, — просто-напросто дерзость. Не говорить ничего вовсе, не попытаться отнестись с сочувствием к чужим утратам и боли, робко вымолвив слова прощения, которые люди, лишенные голоса, не могут произнести, — значит поддаться отчаянию. Это нужно делать, даже если мне снова и снова недостает нужной силы и глубины прощения.
 
Мой жизненный опыт до написания этой книги нельзя назвать историей непрекращающейся борьбы с деспотизмом католического учения. Я вырос в консервативной семье среднего класса, в английской протестантской среде. Дар католической веры, которую я принял в возрасте восемнадцати лет, не был стремлением к экзотике, богослужению или эстетизму. Он был и остается даром, позволяющим мне ошибаться, не беспокоясь из-за этого, ошибаться, чтобы быть любимым. Я не припомню, чтобы католичество само по себе порождало великое уничтожение жизни, которое сопровождало однополые связи в монотеистическом мире и за его пределами, как бы сильно католичество ни способствовало ему, и как бы сильно оно ни испытывало нехватку мужества, чтобы противостоять этому уничтожению там, где следовало бы.
 
До принятия католической веры я жил в этом уничтожении, безмолвно и униженно. Я воспринимал его как пустоту, созданную и поддерживаемую молчаливым согласием праведной ненависти. Потому что ненависть может породить лишь пустоту, и она не способна ошибаться. Моя же пустота была пустотой основательной английской респектабельной ненависти, которая казалась мне естественной в детстве, в 60 — 70-е годы, и именно она сформировала мою сущность, которую вера изменила навсегда. Ведь, несмотря на то что ненависть неисправимо праведна, даже у таких уверенных в своей правоте ненавистников, вроде меня, может быть сердце.
 
21/05/2013
 
 

Категории: 

Оцените - от 1 до 10: 

Ваша оценка: Нет Average: 7.7 (13 votes)
Аватар пользователя Tov